СО­ХРА­НИТЬ СУДЬ­БЫ ЛЮ­ДЕЙ

В крае бы­ло бо­лее мил­ли­о­на ре­прес­си­ро­ван­ных

AiF na Yenisee (Krasnoyarsk) - - ГОСТЬ РЕДАКЦИИ -

ре­прес­сий вы­де­ля­лось око­ло 700 тыс. руб­лей, из них 500 тыс. ухо­ди­ло на по­ли­гра­фию, а 200 тыс. - на под­го­тов­ку. Это рас­хо­ды на ко­ман­ди­ров­ки в рай­о­ны, го­но­ра­ры ав­то­рам ста­тей. По­след­ние лет пять во­об­ще все день­ги идут на хоз­рас­хо­ды. У нас ещё поч­то­вые рас­хо­ды боль­шие, по­то­му что мы Кни­ги па­мя­ти рас­сы­ла­ем род­ствен­ни­кам бес­плат­но. Но с про­шло­го го­да про­ект при­оста­нов­лен, де­нег по­ка нет. Да и мы уста­ли ра­бо­тать в та­ком жёст­ком ре­жи­ме. Кре­стьян­ские то­ма я де­лал в оди­ноч­ку по од­но­му в год. Те­перь про­дол­жаю, но уже без та­ко­го жут­ко­го на­пря­же­ния. До вы­хо­да на пен­сию за­ни­мал­ся ме­мо­ри­аль­ской ра­бо­той ве­че­ра­ми, в вы­ход­ные. Мно­гое для нас во­лон­тё­ры де­ла­ют бес­плат­но.

- Как то­гда меж­ду­на­род­ный «Ме­мо­ри­ал» стал ино­стран­ным аген­том?

- Это пря­мое на­ру­ше­ние за­ко­на, по­то­му что меж­ду­на­род­ная ор­га­ни­за­ция по за­ко­ну им не мо­жет быть. Боль­шой ор­га­ни­за­ции нуж­ны день­ги на по­ме­ще­ния, кон­фе­рен­ции, со­дер­жа­ние му­зеев, ар­хи­ва, ко­ман­ди­ров­ки, из­да­ние книг. Финансирование идёт из раз­ных ис­точ­ни­ков. Кста­ти, кон­курс «Че­ло­век ис­то­рии Рос­сии XX ве­ка» под­дер­жи­вал в том чис­ле и Фонд пре­зи­дент­ских гран­тов Рос­сий­ской Фе­де­ра­ции. Бы­ли и за­ру­беж­ные гу­ма­ни­тар­ные ор­га­ни­за­ции, ко­то­рые спон­си­ру­ют по­доб­ные куль­тур­ные про­ек­ты, - фонд Бел­ля, фонд Кер­бе­ра. Во­об­ще, про­ис­хо­дит мно­го уди­ви­тель­ных ве­щей. Ска­жем, пра­во­за­щит­ный центр «Ме­мо­ри­ал» при­зна­ли ино­стран­ным аген­том за пуб­ли­ка­цию, ав­то­ром ко­то­рой он не был.

РА­БО­ТЫ ЕЩЁ НА 150 ЛЕТ

- В об­щих чер­тах, что уда­лось сде­лать за 30 лет?

- На­ша ос­нов­ная за­да­ча - вос­ста­но­вить судь­бы лю­дей, кон­крет­но - тех, кто был свя­зан с Крас­но­яр­ским кра­ем, за­пи­сать всю ис­то­рию ре­прес­сий в ре­ги­оне. Предположительно, с кра­ем бы­ла свя­за­на судь­ба не ме­нее мил­ли­о­на ре­прес­си­ро­ван­ных лю­дей. Толь­ко спра­вок о ре­а­би­ли­та­ции за 20 лет наш ГУВД вы­дал по­чти 600 тыс. Это те, кто об­ра­тил­ся за ре­а­би­ли­та­ци­ей, их мож­но сме­ло умно­жать на два, плюс 50 тыс. аре­сто­ван­ных в Крас­но­яр­ском крае, Ха­ка­сии. Плюс рас­ку­ла­чен­ные, из них ещё 9/10 не ре­а­би­ли­ти­ро­ва­ны - неко­му об­ра­щать­ся. Все­го до по­лу­то­ра мил­ли­о­на че­ло­век. Сей­час в на­шей ба­зе дан­ных 180 тыс. По­лу­ча­ет­ся, нам на­до ещё 120-150 лет, что­бы за­кон­чить ра­бо­ту. Вто­рое - из­да­ние Кни­ги па­мя­ти, уже есть 14 то­мов, 10 из них по­свя­ще­ны тем, кто был арестован в крае по 58-й ста­тье. На­чи­ная с 11-го - рас­ку­ла­чен­ные. Здесь ещё ра­бо­ты лет на пять, по­лу­чит­ся от 3 до 5 то­мов. Мы очень хо­ро­шо поработали с ар­хи­ва­ми, ко­то­рые по­шли нам на­встре­чу. Это архивы УФСБ и ГУВД, ар­хив­ное агент­ство Крас­но­яр­ско­го края.

Мы про­ве­ли ряд экс­пе­ди­ций. Рань­ше об­сле­до­ва­ли остат­ки ла­ге­рей, жи­ли в па­лат­ке, на­хо­ди­ли ар­те­фак­ты, за­ме­ря­ли ба­ра­ки и так да­лее. Есть ещё экс­пе­ди­ции дру­го­го пла­на, ко­гда мы вы­ез­жа­ем в сё­ла Крас­но­яр­ско­го края и опра­ши­ва­ем остав­ших­ся ре­прес­си­ро­ван­ных, то есть со­став­ля­ем ба­зу вос­по­ми­на­ний, опро­сов, фо­то­гра­фий. Они про­во­ди­лись с са­мо­го на­ча­ла и про­дол­жа­ют­ся до сих пор.

Да­лее, у нас хо­ро­шее со­дру­же­ство с Му­зей­ным цен­тром «Пло­щадь Ми­ра». Сов­мест­но каж­дый год к 30 ок­тяб­ря мы про­во­дим вы­став­ки, ме­ро­при­я­тия. Ещё один важ­ный про­ект - кон­курс «Че­ло­век в ис­то­рии Рос­сии XX ве­ка». Его ве­дёт Меж­ду­на­род­ное об­ще­ство «Ме­мо­ри­ал», а мы ко­ор­ди­ни­ру­ем по Крас­но­яр­ско­му краю и Ха­ка­сии. Он не о ре­прес­си­ях, хо­тя эта те­ма там то­же есть, - об ис­то­ри­че­ской па­мя­ти в це­лом. Там и вой­на, и быт, и се­мей­ные ис­то­рии, и от­но­ше­ния че­ло­ве­ка и го­су­дар­ства, вплоть до чи­сто­го кра­е­ве­де­ния. Нам ин­те­ре­сен этот про­ект тем, что школь­ни­ки при­смат­ри­ва­ют­ся к судь­бе про­сто­го че­ло­ве­ка - со­се­да, род­ствен­ни­ка. Там та­кие по­во­ро­ты бы­ва­ют, что Дю­ма не со­чи­нит. Кон­курс про­хо­дит уже в 19-й раз. Крас­но­ярск вы­гля­дит очень да­же непло­хо, мы сда­ём боль­ше всех ра­бот, в этом го­ду бы­ло 3 по­бе­ди­те­ля из 40.

Хо­те­лось бы ещё упо­мя­нуть наш сайт. Ему 20 лет, и ди­зайн не ме­нял­ся с тех пор. Мы да­же взя­ли в 1998 го­ду пер­вое ме­сто на Всероссийском кон­кур­се «Ин­тер­нить», а в жю­ри бы­ли из­вест­ные лю­ди - Тё­ма Ле­бе­дев, Ан­тон Но­сик. Сайт - это от­лич­ный ин­стру­мент для ра­бо­ты, ко­то­рый поз­во­ля­ет быст­ро на­хо­дить и си­сте­ма­ти­зи­ро­вать ин­фор­ма­цию. Кро­ме то­го, наш ар­хив сей­час в зна­чи­тель­ной сте­пе­ни оциф­ро­ван. В этом смыс­ле мы один из са­мых ком­пью­те­ри­зи­ро­ван­ных «Ме­мо­ри­а­лов». Ин­фор­ма­ци­он­ные тех­но­ло­гии поз­во­ля­ют ма­лы­ми си­ла­ми де­лать боль­шую ра­бо­ту.

ЧТО ЖЕ ОНИ ТВОРИЛИ…

- Вы ра­бо­та­е­те с тя­жё­лой те­мой. При­хо­дит­ся про­пус­кать че­рез се­бя мно­же­ство сло­ман­ных су­деб, люд­ско­го го­ря. Как хва­та­ет ду­шев­ных сил?

- Это за­ви­сит от чув­стви­тель­но­сти че­ло­ве­ка. На­при­мер, Си­ро­ти­нин очень впе­чат­ли­тель­ный. Он все 90-е ра­бо­тал с ар­хив­но-след­ствен­ны­ми де­ла­ми в ФСБ, как на ра­бо­ту ту­да хо­дил. Же­на его, Свет­ла­на Бо­ри­сов­на, рас­ска­зы­ва­ла, что он кри­чал во сне, но­чью вска­ки­вал, бе­гал по ком­на­те: «Да что ж они творили-то!» На него это боль­шое впе­чат­ле­ние про­из­во­ди­ло. Ме­ня на эмо­ции тя­же­ло про­ши­бить. Хо­тя один раз я за­пла­кал. Не ожи­дал от се­бя! Де­лал Кни­гу па­мя­ти о рас­ку­ла­чен­ных. То­гда бы­ло по­ста­нов­ле­ние, что мож­но млад­ших де­тей не брать с со­бой в ссыл­ку, оста­вить род­ствен­ни­кам. Ес­ли се­мья при­ни­ма­ла та­кое ре­ше­ние, со­став­лял­ся акт при­ё­ма­пе­ре­да­чи. Мать пи­са­ла: я пе­ре­даю сво­их де­тей, а тот: при­ни­маю, обя­зу­юсь обес­пе­чи­вать до со­вер­шен­но­ле­тия. В од­ном рай­он­ном ар­хи­ве со­бра­ли тол­стую пач­ку та­ких до­ку­мен­тов в од­ном ме­сте. И я вдруг пред­ста­вил се­бе эту кар­ти­ну, ко­гда в боль­шом се­ле от­би­ра­ют иму­ще­ство, ба­бы эти ре­вут, ки­да­ют­ся. И на­до в несколь­ко ми­нут при­нять ре­ше­ние: или его с со­бой возь­мёшь, и он там по­гиб­нет, или здесь от­дашь, и неиз­вест­но, что с ним бу­дет. Рёв, крик. Вдруг ви­жу, что у ме­ня на бу­ма­ги слё­зы ка­па­ют. От­кло­нил­ся, чтоб до­ку­мен­ты не пор­тить… Но в це­лом к это­му уже от­но­сишь­ся как к за­да­че: вы­та­щить, клас­си­фи­ци­ро­вать, со­хра­нить, за­пом­нить. Там мно­же­ство сю­же­тов ин­те­рес­ных. Ко­гда я за­кон­чу ра­бо­тать в ар­хи­вах, на­пи­шу кни­гу.

О ре­прес­си­ро­ван­ных, про­шед­ших че­рез Крас­но­яр­ские ла­ге­ря, чи­тай­те на с. 33

14 ТО­МОВ «КНИ­ГИ ПА­МЯ­ТИ» УЖЕ ИЗДАЛИ АК­ТИ­ВИ­СТЫ.

Ра­бо­та на­чи­на­лась со сбо­ра под­пи­сей.

Глав­ное - не по­те­рять ис­то­ри­че­скую память.

Фо­то Алек­сандра ПАНИОТОВА, из ар­хи­ва «Ме­мо­ри­а­ла», ав­то­ра

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.