СУДЬ­БЫ ФРОНТОВЫЕ

Фрон­то­вик, по­пав­ший в спис­ки по­гиб­ших, до­жил до 103 лет

AiF na Yenisee (Krasnoyarsk) - - АКЦИЯ «АИФ» - Под­го­то­ви­ла Та­тья­на БАХТИГОЗИНА

ВЕ­СЁ­ЛЫЙ СОЛДАТ

Ин­ва­лид вой­ны Про­ко­пий Мих­не­вич по­сто­ян­но улы­ба­ет­ся, шу­тит, нет-нет, да и креп­кое словцо вста­вит. Вспо­ми­на­ет от­дель­ные эпи­зо­ды сво­ей во­ен­ной био­гра­фии. Го­во­рит, что три ра­за ви­дел мар­ша­ла Жукова.

Он един­ствен­ный участ­ник Ста­лин­град­ской бит­вы, ко­то­рый сей­час жи­вёт в Сосновоборске. При­чём то­гда мо­ло­до­му пу­ле­мёт­чи­ку при­шлось по­во­е­вать в са­мом го­ро­де. Пом­нит, как сда­вал­ся фельд­мар­шал Па­у­люс (тот са­мый немец­кий во­е­на­чаль­ник, ко­ман­до­вав­ший 6-й ар­мий, ко­то­рую Крас­ная ар­мия взя­ла в коль­цо под Ста­лин­гра­дом). «Ко­гда плен­ных нем­цев кон­во­и­ро­ва­ли, мы у на­ших охран­ни­ков спра­ши­ва­ем: «Ку­да их ве­дё­те?» А те нам: «В Вол­гу то­пить». Но мы, ко­неч­но, не по­ве­ри­ли, по­том нам ко­ман­дир рас­ска­зал, что на вос­ста­но­ви­тель­ные ра­бо­ты их на­пра­вят… Мно­гие то­гда, ви­дя их, ма­те­ри­лись,

ОГ­НЁМ ЗЕНИТКИ ПО ВРАГУ

Сер­гей Куз­не­цов нам от­крыл дверь сам. И сна­ча­ла мы по­ду­ма­ли, что это его сын или зять - так мо­ло­жа­во вы­гля­дит 93-лет­ний ве­те­ран. Он очень при­вет­лив, но о том, что бы­ло с ним во вре­мя вой­ны, рас­ска­зы­ва­ет ску­по, хо­тя и по­вто­ря­ет, что мно­гое по­ви­дал.

На фронт Сер­гея Ива­но­ви­ча за­бра­ли в 1943 го­ду. До это­го он успел по­тру­дить­ся в ты­лу, по­это­му счи­та­ет­ся ещё и тру­же­ни­ком ты­ла. От­пра­ви­ли его в Астра­хань в зе­нит­ный ди­ви­зи­он. Там они охра­ня­ли от фа­шист­ских са­мо­лё­тов тан­ке­ры с нефтью. «Под­би­ва­ли мы их ча­сто, но

На кар­те марш­ру­та ав­то­про­бе­га «По­здравь ве­те­ра­на с По­бе­дой! - 2018» Сос­но­во­борск не зна­чил­ся. Но ко­гда нам по­зво­ни­ла жи­тель­ни­ца го­ро­да и по­про­си­ла по­здра­вить её от­ца Ки­рил­ла Круг­ло­ва, ко­то­ро­му уже 103 го­да, мы сра­зу же от­пра­ви­лись в путь. И за­еха­ли по­здра­вить ещё двух участ­ни­ков вой­ны. хотели фри­цам по мор­де на­да­вать…»

На гла­зах ве­те­ра­на по­яв­ля­ют­ся слёзы, ко­гда он рас­ска­зы­ва­ет про своё ра­не­ние, по­лу­чен­ное воз­ле Харь­ко­ва. Пу­лей то­гда про­би­ло лёг­кое. В гос­пи­таль по­пал в жар­кую Сред­нюю Азию, где ко­рен­но­му си­би­ря­ку при­шлось то­же неслад­ко. Там провёл пол­го­да, по­сле ко­мис­сия при­зна­ла его год­ным к служ­бе. И он по­пал в ка­ва­ле­рию. До­шёл до Бер­ли­на, где и встре­тил По­бе­ду. «Пом­ню, как мы там са­мо­гон­ку на­шу с аме­ри­кан­ца­ми пи­ли… Ко­гда ста­ло из­вест­но о ка­пи­ту­ля­ции, ночь бы­ла, я де­жу­рил. Мне ска­за­ли бу­дить бой­цов, чтоб зна­мё­на го­то­ви­ли. А я над ни­ми по­шу­тить хо­тел, что по тре­во­ге под­ни­ма­ют… По­том сто­лы для офи­це­ров на­кры­ва­ли. Пом­ню, нас ещё мос­ков­ские кор­ре­спон­ден­ты то­гда фо­то­гра­фи­ро­ва­ли. Но кар­точ­ки так и не да­ли».

По­сле вой­ны Мих­не­вич при­е­хал в Ка­ра­туз­ский рай­он, окон­чил кур­сы фельд­ше­ра. По­зна­ко­мил­ся со сво­ей же­ной Ма­ри­ей. С ней они недав­но от­ме­ти­ли 70-летие сов­мест­ной жиз­ни.

«А у него ведь пять са­мых до­ро­гих наград укра­ли, сре­ди ко­то­рых две ме­да­ли «За от­ва­гу» (она сре­ди фрон­то­ви­ков счи­та­ет­ся од­ной из са­мых цен­ных, так как её да­ва­ли за лич­ные кон­крет­ные по­дви­ги. - Прим. ав­то­ра), се­ту­ет су­пру­га. - Мо­шен­ни­ка то­го на­шли, но он как-то смог от­ку­пить­ся. На­гра­ды ни­кто нам не вер­нул». на сна­ря­де ведь не на­пи­са­но, что его вы­пу­стил Куз­не­цов, так что сколь­ко на мо­ем сче­ту, не знаю». По­том зе­нит­чи­ка пе­ре­ве­ли в Бе­ло­рус­сию. Фронт сто­ял в 45 ки­ло­мет­рах. Гре­ме­ло днём и но­чью. «Про­жек­то­ров то­гда ма­ло бы­ло, по шу­му ори­ен­ти­ро­ва­лись. Бы­ва­ло, за ночь по два-три ящи­ка сна­ря­дов за­ря­жа­ли… Ка­кая жизнь у сол­да­та? Спа­ли в зем­лян­ках, хвой­ных ве­ток по­ло­жим, ши­нель ки­нем… Бы­ва­ло, утром встать не мог­ли бо­ка при­мер­за­ли». По­сле окон­ча­ния вой­ны Куз­не­цов за­дер­жал­ся в ар­мии ещё на пять лет: его от­пра­ви­ли слу­жить в Ба­ку.

И ДОЛЬ­ШЕ ВЕ­КА ДЛИТ­СЯ ДЕНЬ

В Ка­луж­ской об­ла­сти в посёлке Бет­ли­ца есть брат­ская мо­ги­ла. Сре­ди 2445 фа­ми­лий, вы­би­тых на таб­лич­ках, зна­чит­ся ря­до­вой Круг­лов К. И. Он же есть и в спис­ках без­воз­врат­ных по­терь 718-го стрел­ко­во­го пол­ка…

Но вот мы в Сосновоборске на встре­че с тем са­мым Круг­ло­вым Ки­рил­лом Ильи­чом, ко­то­ро­го офи­ци­аль­но по­хо­ро­ни­ли в 1943 го­ду. А он про­жил боль­ше ве­ка, вос­пи­тал де­тей, успел по­нян­чить­ся с вну­ка­ми, пра­вну­ка­ми и пра­пра­вну­ка­ми.

17 УЧАСТ­НИ­КОВ ВОЙ­НЫ СЕЙ­ЧАС ЖИ­ВЁТ В СОСНОВОБОРСКЕ.

В ар­мию Круг­ло­ва при­зва­ли в са­мом на­ча­ле вой­ны. Он сра­жал­ся за Моск­ву, по­сле его пе­ре­ве­ли на 2-й Бе­ло­рус­ский фронт. Под Смо­лен­ском был тя­же­ло ра­нен. Его по­счи­та­ли уби­тым, и в род­ной дом его жене Фене ушла по­хо­рон­ка. Но зем­ляк, ко­то­рый слу­жил вме­сте с ним, не по­ве­рил в смерть то­ва­ри­ща. Он его разыс­кал, убе­дил­ся, что тот жив, и по­мог от­пра­вить ра­не­но­го в гос­пи­таль…

Ки­рилл Круг­лов прошёл всю вой­ну, брал Кё­нигсберг и Бер­лин, в зва­нии стар­ши­ны ко­ман­до­вал взво­дом и ро­той, хо­дил в раз­вед­ку. Оста­вал­ся на сверх­сроч­ной служ­бе в Германии до 1946 го­да. Сре­ди его наград ме­да­ли «За от­ва­гу», «За бо­е­вые за­слу­ги», два ор­де­на Красной Звезды. По­сле де­мо­би­ли­за­ции вер­нул­ся к жене и де­тям, воз­глав­лял кол­хоз, под­ни­мал це­ли­ну.

Са­мо­му ветерану с на­ми об­щать­ся уже слож­но. Про от­ца рас­ска­зы­ва­ет его дочь Ма­рия. «Он ещё в про­шлом го­ду на ла­воч­ку во двор спус­кал­ся, кросс­вор­ды раз­га­ды­вал. Я же мед­сест­ра, поддерживаю, как мо­гу, что­бы толь­ко доль­ше с на­ми по­был».

Она слы­ша­ла от от­ца мно­го во­ен­ных ис­то­рий. Неко­то­рые эпи­зо­ды вре­за­лись в па­мять. «Од­на­ж­ды па­па на по­ле боя уви­дел ра­не­но­го. У него был вспо­рот жи­вот, и все внут­рен­но­сти вы­ва­ли­лись на­ру­жу. Отец ак­ку­рат­но их со­брал, при­крыл бой­ца и до­та­щил на ши­не­ли до сво­их. Че­ло­век остал­ся жив… Как-то в оче­ред­ной раз­вед­ке при­шлось ему со сво­и­ми то­ва­ри­ща­ми пе­ре­хо­дить бо­ло­то. По пла­ну они долж­ны бы­ли дой­ти до неболь­шо­го ост­ров­ка, от­дох­нуть, до­ждать­ся тем­но­ты и ид­ти даль­ше. Но, ко­гда к нему по­до­шли, ока­за­лось, что там нем­цы. И при­шлось си­деть по шею в во­де, а бы­ла уже позд­няя осень… Го­во­рит, вокруг нас ле­док за­мер­за­ет, а мы его по­ти­хонь­ку от­скре­ба­ем… Но за­да­ние вы­пол­ни­ли, и ни­кто из бой­цов да­же не про­сту­дил­ся…»

Ве­те­ран нас мно­го­крат­но бла­го­да­рил, ап­ло­ди­ро­вал Зи­ну­ру Ми­на­ли­е­ву, ко­то­рый спе­ци­аль­но для него ис­пол­нил пес­ню из филь­ма «Бе­ло­рус­ский вок­зал». Да ещё по­ин­те­ре­со­вал­ся у пол­ков­ни­ка Оле­га Ло­пат­ко, по­сто­ян­но­го участ­ни­ка ав­то­про­бе­га, за что ме­да­ли на его ки­те­ле. «Сей­час пол­ков­ни­кам хо­ро­шо, а вот то­гда, во вре­мя вой­ны, как им бы­ло кри­чать: «То­ва­ри­щи, впе­рёд!» - на смерть сво­их бой­цов по­сы­лать…» - горь­ко про­из­нёс он.

Ве­те­ран от­ме­тил сто три го­да.

Брат­ская мо­ги­ла в Ка­луж­ской об­ла­сти. Здесь до сих пор есть фа­ми­лия сол­да­та Ки­рил­ла Круг­ло­ва.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.