«РИСУЮ, КАК ХУДОЖНИК»

Хи­рург ­ о том, как в Си­би­ри по­сле травм по ку­соч­кам со­би­ра­ют ли­ца лю­дей

AiF na Yenisee (Krasnoyarsk) - - ГОСТЬ РЕДАКЦИИ -

на бла­го ин­сти­ту­та. Мне до­ве­лось мыть туа­ле­ты, крыль­цо под­ме­тать… Хо­тя я по­сту­па­ла с крас­ным ди­пло­мом ме­ди­цин­ско­го учи­ли­ща.

Сей­час же на сто­ма­то­ло­гов учат­ся в ос­нов­ном обес­пе­чен­ные лю­ди. Я ви­жу, ка­кие кру­тые ма­ши­ны подъ­ез­жа­ют к зда­нию ву­за. У мно­гих сту­ден­тов уже есть част­ные кли­ни­ки, им нуж­но про­сто по­лу­чить сер­ти­фи­кат. Учить­ся им не­ин­те­рес­но. Мо­ло­дёжь в ос­нов­ном меч­та­ет о ка­рье­ре пла­сти­че­ско­го хи­рур­га. Хо­тят ра­бо­тать в чи­сто­те, эс­те­ти­ке, вкру­чи­вать зуб­ные им­план­ты. В на­шу «грязь» ма­ло кто идёт. В от­де­ле­нии кра­е­вой боль­ни­цы неча­сто де­ла­ют пла­сти­че­ские опе­ра­ции «для кра­со­ты». Да и кон­тин­гент не все­гда по­па­да­ет­ся «бла­го­по­луч­ный». При­во­зят с раз­би­ты­ми ли­ца­ми по­сле пья­нок, драк. Ко­гда ку­ла­ка­ми ме­ря­ют­ся, ведь все­гда по ли­цу бьют. А пе­ре­лом че­лю­сти - это к нам.

Так­же на­ши ча­стые го­сти нар­ко­ма­ны, не­ред­ко боль­ные СПИДом, быв­шие зе­ки, бом­жи с ге­па­ти­том или си­фи­ли­сом. В лю­бой мо­мент мо­жешь по­ре­зать­ся и за­ра­зить­ся. Бы­ва­ет, по­стра­дав­ших до­став­ля­ют са­на­виа­ци­ей. Там, ес­ли чест­но, не до то­го, что­бы вы­яс­нять, что из се­бя пред­став­ля­ет че­ло­век. Лишь бы жи­вым остал­ся.

Мно­гие, ви­дя это, ухо­дят в част­ные кли­ни­ки, где всё от­но­си­тель­но спо­кой­но. Мы с за­ве­ду­ю­щим от­де­ле­ния един­ствен­ные, кто не ра­бо­та­ет в част­ной боль­ни­це. А ку­да я пой­ду ещё ра­бо­тать по­сле 1,5 су­ток сме­ны, с дро­жа­щи­ми ру­ка­ми? Со­глас­на, что ра­бо­та нежен­ская. В семь утра ты уже на смене. Де­ла­ешь пе­ре­вяз­ки боль­ным. В де­вять за­хо­дишь в опе­ра­ци­он­ную и уже не зна­ешь, ко­гда от­ту­да вый­дешь... А бы­ва­ет, не успе­ла до­мой зай­ти, как на­зад вы­зы­ва­ют. Год на­зад от­ме­ча­ла юби­лей, толь­ко се­ла за стол - зво­нят из боль­ни­цы: «Ог­не­стрель­ное ра­не­ние. Со­би­рай­тесь. За ва­ми от­пра­ви­ли ма­ши­ну».

ПОВЕЛИТЕЛЬНИЦА МЕД­ВЕ­ДЕЙ

- Ино­гда вра­чи нам ка­жут­ся очень ци­нич­ны­ми. И это, ско­рее все­го, знак боль­шо­го про­фес­си­о­на­лиз­ма. У вас огром­ная фи­зи­че­ская и пси­хо­ло­ги­че­ская на­груз­ка. Как справ­ля­е­тесь? И ка­кие сло­ва на­хо­ди­те, что­бы успо­ко­ить па­ци­ен­та, ко­то­рый смот­рит в зер­ка­ло и, ви­дя се­бя в от­ра­же­нии, не хо­чет жить?

- Это моя ра­бо­та, и я знаю, что кро­ме ме­ня её ни­кто не сде­ла­ет. Боль­шая от­вет­ствен­ность: при­хо­дит­ся пе­ре­сту­пать че­рез се­бя. А ко­гда па­ци­ен­ты не мо­гут взять се­бя в ру­ки, я с ни­ми не сю­сю­ка­юсь. Ес­ли жа­лу­ют­ся на боль, го­во­рю: «Раз те­бе боль­но, зна­чит, жи­вой! Ра­дуй­ся!» Не ожи­да­ют, на­вер­ное, что ма­лень­кая жен­щи­на мо­жет на них рявк­нуть (Сме­ёт­ся). За­то они у ме­ня быст­ро в се­бя при­хо­дят. А то ино­гда пла­кать на­чи­на­ют, се­бя жа­леть. Что по­де­лать, ес­ли уже трагедия слу­чи­лась? Бы­ва­ют и са­ми ви­но­ва­ты. К при­ме­ру, пар­ни 20-25 лет по пья­ни стре­ля­ют­ся. Хо­тят по­кон­чить с со­бой от несчаст­ной люб­ви. Как-то муж­чи­на из-за без­от­вет­но­го чув­ства хо­тел убить се­бя, но толь­ко по­ка­ле­чил­ся… В ито­ге его «хо­лод­ная» воз­люб­лен­ная и вы­ха­жи­ва­ла. Жа­ле­ла и да­же вско­ре по­лю­би­ла. Толь­ко те­перь кри­во­го и ко­со­го.

- За по­след­ние го­ды че­рез ва­ши ру­ки про­шло несколь­ко па­ци­ен­тов с неве­ро­ят­ны­ми трав­ма­ми, по­стра­дав­ших от лап мед­ве­дей. Каково воз­вра­щать к жиз­ни лю­дей по­сле встре­чи с ди­ким зве­рем?

- Впер­вые судь­ба све­ла ме­ня с че­ло­ве­ком, по­стра­дав­шим от мед­ве­дя, семь лет на­зад. По­жи­лой муж­чи­на из Би­рю­люс­ско­го рай­о­на охо­тил­ся в ле­су и встре­тил хищ­ни­ка. Он су­мел вы­рвать­ся из лап мед­ве­дя, вы­звал спасателей в тай­гу, на вер­то­лё­те его до­ста­ви­ли к нам - бук­валь­но со сне­сён­ным ли­цом, сло­ман­ным но­сом, вы­рван­ной ще­кой. Бы­ли вид­ны од­ни гла­за. Я ещё уди­ви­лась: чем он во­об­ще ды­шит? Несколь­ко опе­ра­ций ему де­ла­ли, не все тка­ни при­жи­ва­лись.

Всем из­вест­на ис­то­рия про Ма­ри­ну Фо­ки­ну, на ко­то­рую на­пал медведь в Ер­га­ках. Жен­щи­на ки­ну­лась на хищ­ни­ка са­ма, за­щи­щая де­тей. На ли­це Ма­ри­ны не бы­ло жи­во­го ме­ста. Не мог­ла ды­шать ни ртом, ни но­сом. Два го­да на­зад к нам по­сле встре­чи с мед­ве­дем по­па­ли сра­зу двое муж­чин. Од­но­го до­ста­ви­ли в от­де­ле­ние трав­ма­то­ло­гии, дру­го­го со­би­ра­ли мы. Во всех слу­ча­ях бы­ли сня­ты скаль­пы. Я уже знаю, что медведи при встре­че с людь­ми не бу­дут ку­сать, есть их. Они по­че­му-то хва­та­ют за го­ло­ву, сры­ва­ют ко­жу. Уже пять та­ких че­ло­век че­рез ме­ня про­шли. А недав­но у ме­ня был па­ци­ент, ко­то­ро­му в шею по­па­ла цепь от пи­лы. Ко­гда по­сле опе­ра­ции он при­шёл на пе­ре­вяз­ку, я уви­де­ла у него на спине та­ту­и­ров­ку с мед­ве­дем! По­ня­ла: это моя судь­ба.

Кста­ти, кро­ме мед­ве­дей лю­дей ча­сто ку­са­ют со­ба­ки. Че­ло­век, ко­гда вы­пьет, ле­зет об­ни­мать­ся, це­ло­вать пи­том­цев. А они в от­вет хва­та­ют за нос, гу­бы. Ока­зы­ва­ет­ся, са­мые агрес­сив­ные жи­вот­ные - так­сы.

ЧЕ­ЛЮСТЬ НА 3D-ПРИНТЕРЕ

- Кра­е­вую боль­ни­цу ча­сто ста­вят в при­мер дру­гим. Но по­че­му, что­бы по­пасть к вам, лю­дям при­хо­дит­ся ждать сво­ей оче­ре­ди ме­ся­ца­ми? А ле­че­ние в обыч­ных по­ли­кли­ни­ках со­про­вож­да­ет­ся гру­бо­стью пер­со­на­ла, а ино­гда и про­сто бы­ва­ет опас­ным...

- Мне всё-та­ки ка­жет­ся, что ев­ро­пей­ские стан­дар­ты по­сте­пен­но при­хо­дят и в рос­сий­ские боль­ни­цы. Про­сто всё про­ис­хо­дит с за­поз­да­ни­ем. На­вер­ное, си­сте­ма здра­во­охра­не­ния стра­ны бы­ла ве­ка­ми со­зда­на, по­это­му сей­час по­ме­нять её очень слож­но. В це­лом не счи­таю, что медицина сто­ит на ме­сте. Ме­ди­кам, в том чис­ле те­ра­пев­там, под­ня­ли зар­пла­ту. Хо­тя, ес­ли чест­но, вра­чи, как и все, жи­вут в ипо­те­ках, кре­ди­тах.

На ра­бо­те мы прак­ти­че­ски всё де­ла­ем ру­ка­ми. В кра­е­вой боль­ни­це нет тех­но­ло­гий, ко­то­рые поз­во­ля­ли бы, как в ки­но, взять и по­ме­нять в один мо­мент по­ло­ви­ну ли­ца. Нуж­но иметь да­же некую фан­та­зию и ху­до­же­ствен­ное мыш­ле­ние, что­бы со­брать ли­цо, ко­то­ро­го про­сто нет. Мы ведь не ви­дим до опе­ра­ции фо­то­гра­фии че­ло­ве­ка, его пас­порт. Са­ми пред­став­ля­ем его и, как ху­дож­ни­ки, ри­су­ем за­но­во из то­го, что есть.

Но тех­но­ло­гии до­хо­дят и до нас. Недав­но па­ци­ен­ту уста­но­ви­ли ти­та­но­вую ниж­нюю че­люсть, рас­пе­ча­тан­ную в Москве на 3D-принтере. По­сту­пил с об­шир­ной опу­хо­лью че­лю­сти по ле­вой сто­роне. Рос­ло доб­ро­ка­че­ствен­ное об­ра­зо­ва­ние у муж­чи­ны бо­лее 10 лет. Един­ствен­ное ле­че­ние - уда­ле­ние ча­сти ниж­ней че­лю­сти. Её убра­ли вме­сте с опу­хо­лью. И встал во­прос, чем этот от­сут­ству­ю­щий уча­сток за­ме­стить. Кол­ле­ги при­ня­ли ре­ше­ние, что ну­жен про­тез, ин­ди­ви­ду­аль­но из­го­тов­лен­ный из ти­та­на ме­то­дом 3D-пе­ча­ти.

1 БО­ЛЕЕ ТЫС. ОПЕ­РА­ЦИЙ НА СЧЕ­ТУ ВРА­ЧА.

По­рой вра­чи тво­рят чу­де­са, воз­вра­щая к жиз­ни па­ци­ен­тов.

Фо­то из ар­хи­ва О. Боб­ко­вой

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.