«БЕЗ ЛЮБ­ВИ В ТАЙ­ГУ НЕ ПРИ­ХО­ДЯТ»

Лес­ник ­ о слож­но­стях, от­вет­ствен­но­сти и ро­ман­ти­ке про­фес­сии

AiF na Yenisee (Krasnoyarsk) - - ПРИРОДА И МЫ - Ксе­ния ОРЛИК

КАЖ­ДО­МУ ИЗ НАС ДОВОДИЛОСЬ ГУ­ЛЯТЬ ПО ЛЕ­СУ. НЕ ПО ЧИСТОМУ УХОЖЕННОМУ ПАР­КУ, ЛЕСОПОЛОСЕ В СТЕПНОМ РАЙ­ОНЕ ИЛИ ДАЧНОМУ МАССИВУ, А ПО НА­ШЕЙ НЕОБЪЯТНОЙ СИ­БИР­СКОЙ ТАЙ­ГЕ. СО­ГЛА­СИ­ТЕСЬ, КО­ГДА ВХОДИШЬ В НЕЁ, КА­ЖЕТ­СЯ, ПОПАДАЕШЬ В СКАЗ­КУ. И ЧЕМ ДАЛЬ­ШЕ ТЫ НА­ХО­ДИШЬ­СЯ ОТ ЦИ­ВИ­ЛИ­ЗА­ЦИИ, ТЕМ БОЛЬ­ШЕ ПО­НИ­МА­ЕШЬ: ЕСТЬ ДРУ­ГОЙ МИР. ГДЕ СВОИ ПРА­ВИ­ЛА, ЗА­КО­НЫ. ЛЮ­ДЯМ ТАМ НЕ МЕ­СТО. ПРАВ­ДА, НЕ ВСЕМ...

По­мо­га­ет упо­ря­до­чить лес­ной ха­ос и за­щи­ща­ет жи­вот­ный мир хра­ни­тель ле­са. Он же лес­ник, он же егерь. Кор­ре­спон­дент «АиФ на Ени­сее» про­вёл один день с за­щит­ни­ком си­бир­ских ле­сов и узнал всю прав­ду об этой за­га­доч­ной про­фес­сии.

«ЛЕС - МОЙ ДОМ»

ЭКО­ЛО­ГИЯ ЖИЗ­НИ

Ко­го я ожи­да­ла встре­тить? Чест­но го­во­ря, ста­рич­ка-ле­со­вич­ка с длин­ной се­дой бо­ро­дой, де­ре­вян­ной пал­кой в ру­ках и меш­ком за спи­ной. Ока­за­лось, лес­ник 21-го ве­ка вы­гля­дит да­ле­ко не так. Я уви­де­ла мо­ло­до­го, вы­со­ко­го, се­рьёз­но­го и да­же немно­го су­ро­во­го муж­чи­ну. Но по гла­зам сра­зу ста­ло ясно - с доб­рым серд­цем.

«Сер­гей Му­ра­шов. Го­су­дар­ствен­ный ин­спек­тор в об­ла­сти охра­ны окру­жа­ю­щей сре­ды за­по­вед­ни­ка «Стол­бы», - пред­ста­вил­ся лес­ной за­щит­ник. И мы от­пра­ви­лись в путь.

Он на­чал­ся с ту­ри­сти­че­ской зо­ны за­по­вед­ни­ка. Но для «АиФ» Сер­гей сде­лал ис­клю­че­ние и про­вёл ме­ня по тер­ри­то­рии бу­фер­ной, ди­кой зо­ны, ку­да вход без спе­ци­аль­но­го про­пус­ка за­пре­щён. Встре­тишь там ско­рее мед­ве­дя, а не ту­ри­ста.

Кста­ти, ту­ри­сти­че­ская зо­на Стол­бов со­став­ля­ет 3%, бу­фер­ная - 7%, а 90% - пол­но­стью за­по­вед­ная зо­на.

«Сер­гей, раз­ве где-то учат лю­бить лес и за­бо­тить­ся о нём? Что вы окон­чи­ли, что­бы стать лес­ни­ком?» мой пер­вый во­прос.

«Ес­ли го­во­рить офи­ци­аль­но, то моя долж­ность - го­су­дар­ствен­ный ин­спек­тор. Мож­но ска­зать, лес­ной по­ли­цей­ский, - на­чи­на­ет свой рас­сказ лес­ник. - А спе­ци­аль­но­сти та­кой нет. Ни фа­куль­те­тов, ни ка­фед­ры, где бы обу­ча­ли. То­му, кто за­хо­чет устро­ить­ся на та­кую ра­бо­ту, необ­хо­ди­мо юри­ди­че­ское или био­ло­ги­че­ское об­ра­зо­ва­ние. Пер­вое - что­бы ра­бо­тать с людь­ми, ко­то­рые на­ру­ша­ют лес­ной по­ря­док. По за­ко­ну, в ле­су нель­зя раз­жи­гать ко­ст­ры, гу­лять в непо­ло­жен­ном ме­сте, со­би­рать гри­бы, яго­ды и т. д. Лю­ди, к со­жа­ле­нию, по­тре­би­тель­ски от­но­сят­ся к при­ро­де».

Ко­гда в ле­су по­яв­ля­ют­ся ле­со­ру­бы, охот­ни­ки и про­чие же­ла­ю­щие по­лу­чить от ле­са нечто боль­шее, чем све­жий воз­дух, лес­ник про­ве­ря­ет их до­ку­мен­ты и да­же впра­ве за­дер­жать. В неко­то­рых слу­ча­ях при­хо­дит­ся при­ме­нять си­лу. По­это­му ин­спек­то­ры хо­дят по двое.

В рюк­за­ке у Сер­гея слу­жеб­ный фо­то­ап­па­рат (что­бы сни­мать на­ру­ши­те­лей или жи­вот­ных), нож, на­руч­ни­ки, gps-на­ви­га­тор, кар­ты, служебное ору­жие «Сай­га-20», ра­ция. Ин­спек­то­ры но­сят с со­бой да­же днев­ник. Ту­да за­пи­сы­ва­ют все на­блю­де­ния из лес­ной жиз­ни. Тут-то и необ­хо­ди­мы зна­ния био­ло­га.

«В обя­зан­но­сти ин­спек­то­ра вхо­дит сбор пер­вич­ных на­уч­ных дан­ных, на­блю­де­ние за фе­но­ло­ги­ей, жи­вот­ны­ми, пти­ца­ми, их учёт. У ме­ня об­ра­зо­ва­ние юри­ди­че­ское, а био­ло­гию по­стиг с го­да­ми, опыт боль­шой. С дет­ства на­блю­даю за при­ро­дой, жи­вот­ны­ми, чи­тал ли­те­ра­ту­ру, что-то узнал здесь, от учё­ных. Я ра­бо­таю лес­ни­ком на Стол­бах три го­да, рань­ше ра­бо­тал в охране. По­лу­чал при­лич­ные день­ги, но всё-та­ки судь­ба сло­жи­лась так, что ре­шил за­ни­мать­ся тем, что по-на­сто­я­ще­му люб­лю. По­верь­те, в эту про­фес­сию не при­хо­дят лю­ди, ко­то­рые не лю­бят лес. Боль­ших де­нег здесь не за­ра­бо­тать. Я по­лю­бил при­ро­ду в шесть лет. Отец - охот­ник - взял ме­ня с со­бой в тай­гу. С тех пор это мой дом».

КТО ВРЕ­ДИТ ТАЙ­ГЕ?

Сер­гей - че­ло­век-ска­нер. Сво­ей вни­ма­тель­но­стью он удив­ля­ет. По­ка мы шли и го­во­ри­ли о про­фес­сии лес­но­го ин­спек­то­ра, он за­ме­тил в несколь­ких мет­рах от нас ряб­чи­ка, за­мас­ки­ро­вав­ше­го­ся под осен­нюю лист­ву, и ещё не­ко­то­рое вре­мя на­блю­дал, ку­да он дер­жит путь. А ещё за­фик­си­ро­вал сле­ды со­бак на тро­пин­ке, узнав их по опре­де­лён­ной рас­ста­нов­ке паль­цев. И как лю­ди мо­гут ви­деть та­кие мел­кие де­та­ли?

«У нас есть свои ПУМы - по­сто­ян­ные учёт­ные марш­ру­ты, ко­то­рые мы уже вы­учи­ли. Учёт­ный - по­то­му что мы не про­сто пат­ру­ли­ру­ем лес, но и ве­дём учёт зве­рей. Счи­та­ем пе­ре­се­че­ние че­рез тро­пу су­точ­ных сле­дов. На ос­но­ве дан­ных со­став­ля­ет­ся ле­то­пись при­ро­ды за­по­вед­ни­ка. Зи­мой смот­рим, сколь­ко ма­ра­лов, ко­су­лей, ка­бар­ги, вес­ной и ле­том - мед­ве­дей».

При­зна­юсь, я как неопыт­ный ту­рист дав­но бы за­блу­ди­лась. Ка­жет­ся, тро­пы вез­де оди­на­ко­вые и бес­ко­неч­ные. Во­круг ни од­но­го при­зна­ка, что где-то ря­дом ци­ви­ли­за­ция.

«Лю­бая тро­па все­гда вы­ве­дет ку­да-ни­будь, - успо­ка­и­ва­ет ме­ня Сер­гей. - Глав­ное, не оста­нав­ли­вать­ся. Са­мый страш­ный враг - па­ни­ка. Че­ло­век про­шёл ки­ло­метр, но в стрес­со­вой си­ту­а­ции ему ка­жет­ся, что он идёт как ми­ни­мум де­сять. Ду­ма­ет: на­до­е­ла мне эта тро­па, сре­жу-ка я! Сво­ра­чи­ва­ет, и его шан­сы вый­ти из ле­са жи­вым рез­ко умень­ша­ют­ся».

На за­по­вед­ник раз­ме­ром 47 тыс. га все­го 15 ин­спек­то­ров! Все муж­чи­ны. Жен­щи­ны то­же име­ет пра­во устро­ить­ся, но, как пра­ви­ло, их не бе­рут. Про­сто не жен­ская это про­фес­сия. Ино­гда в тай­ге при­хо­дит­ся жить по несколь­ко дней. С на­ру­ши­те­ля­ми ра­бо­тать, с ди­ки­ми зве­ря­ми встре­чать­ся.

Прой­дя несколь­ко ки­ло­мет­ров, мы под­ня­лись на Чет­вёр­тый столб, где рас­крыл­ся ши­кар­ный па­но­рам­ный вид на тай­гу. Лес­ник по-хо­зяй­ски осмот­рел владения.

«Ле­су вре­дит не толь­ко че­ло­век, - го­во­рит, по­ка­зы­вая на участ­ки по­стра­дав­ших пихт, Сер­гей. - Со­труд­ни­ки ле­са очень пе­ре­жи­ва­ют за хвою. Её съедает жук - ус­су­рий­ский по­ли­граф. Вредитель не вы­мерз этой зи­мой. Не бе­рут его ни якут­ские, ни си­бир­ские мо­ро­зы. Вы­жи­ва­ет. Кто-то из лес­ни­ков по­го­ва­ри­ва­ет, что это устой­чи­вый ги­брид. Бо­роть­ся с ним на тер­ри­то­рии за­по­вед­ни­ка невоз­мож­но - за­пре­ще­ны лю­бые хи­ми­че­ские сред­ства. Ко­гда Стол­бы ста­нут на­ци­о­наль­ным пар­ком, смо­жем за­ни­мать­ся са­ни­тар­ной вы­руб­кой, уда­ле­ни­ем по­гиб­ших де­ре­вьев. Мы не зна­ем, как по­ве­дёт се­бя на­се­ко­мое. Да­же ес­ли оно съест всю пих­ту, смо­ла на этом не за­кон­чит­ся. Ещё есть кедр, ель, сос­на. Пе­рей­дёт на них или про­сто ис­чез­нет - слож­но ска­зать. Нас­чёт рас­те­ний труд­нее ана­ли­зи­ро­вать. Един­ствен­ное, что мо­гу ска­зать, - ме­ня­ет­ся кли­мат.

ЧТО ДЕ­ЛАТЬ, ЕС­ЛИ ВСТРЕ­ТИЛ МЕД­ВЕ­ДЯ?

Лес­ник со ста­жем рас­ска­зал, как не бо­ять­ся са­мо­го гроз­но­го хищ­ни­ка. Сер­гей не раз встре­чал на сво­ём пу­ти ко­со­ла­пых. Ог­не­стрель­ное на по­ра­же­ние не при­хо­ди­лось при­ме­нять. Толь­ко от­пу­ги­вал. Медведь это жи­вот­ное, ко­то­рое на­па­дёт в по­след­нюю оче­редь. В при­ро­де у них су­ще­ству­ет три со­рев­но­ва­ния, два из ко­то­рых че­ло­век мо­жет вы­иг­рать: кто гром­че и кто вы­ше. Тре­тье - си­ла.

Ес­ли медведь про­явил к вам ин­те­рес, он, ско­рее все­го, отой­дёт и по­смот­рит, ку­да вы идё­те. По его сле­ду не на­до ид­ти, ему это не по­нра­вит­ся. Ка­кие-то ви­ды ис­че­за­ют, но по­яв­ля­ет­ся то, что рос­ло юж­нее. Кста­ти, у ме­ня на ПУМе об­на­ру­жи­ли ре­лик­то­вое расте­ние кру­ци­а­та Кры­ло­ва. Оно рос­ло ещё во вре­мя ди­но­зав­ров».

ИЗБУШКА НА ОПУШКЕ

Чем доль­ше на­хо­дишь­ся в ле­су, тем боль­ше по­ни­ма­ешь лес­ни­ков, по­че­му они го­род­ской жиз­ни пред­по­чли при­ро­ду. Си­бир­ская тай­га, пе­ние птиц, чи­стый воз­дух… Мыс­ли рас­кла­ды­ва­ют­ся по по­лоч­кам. При­выч­ные за­бо­ты ка­жут­ся ерун­дой. А ка­кая ро­ман­ти­ка в ле­су!

«Моё лю­би­мое ме­сто - кор­дон у Верх­не­го Слиз­не­во. Это за­пад­ная гра­ни­ца за­по­вед­ни­ка. Там сто­ит из­ба, в ко­то­рой я но­чую. Нет све­та, свя­зи, пол­ная изо­ля­ция. Со сто­ро­ны дей­стви­тель­но ка­жет­ся: от­дых, ро­ман­ти­ка… На са­мом же де­ле каж­дый шаг - это на­пря­же­ние. По­сто­ян­ное на­блю­де­ние. Пред­став­ля­е­те, неко­то­рые ду­ма­ют, что лес­ные ин­спек­то­ры - это ал­ко­го­ли­ки, ко­то­рые при­хо­дят на кор­дон и раз­вле­ка­ют­ся. А у нас там столь­ко дел! Дро­ва за­го­то­вить, су­хо­стой, по­вал… по­ка всё сде­ла­ешь - и пить уже не хо­чет­ся (Сме­ёт­ся.) Но то, что мы по-осо­бен­но­му лю­бим лес, - прав­да. Есть шут­ка: да­же пья­ный лес­ник ни­ко­гда не смо­жет упасть. По­че­му? По­то­му что он не па­да­ет, а об­ни­ма­ет зем­лю».

Кста­ти, Сер­гей и к оби­та­те­лям ле­са от­но­сит­ся по-осо­бен­но­му.

- На тер­ри­то­рии Верх­не­го Слиз­не­во жи­вёт рысь. Впер­вые встре­тил её, ко­гда по­шли с на­пар­ни­ком зи­мой топ­тать тро­пы. Ду­ма­ем, на­до на­звать как-то. Дол­го ис­ка­ли кра­си­вое имя. Сна­ча­ла при­ду­ма­ли Лан­це­лот, как ры­царь. По­том по­ка­за­лось, что слиш­ком па­фос­но. Ду­ма­ем, мо­жет про­сто Кот? Со­шлись на Лан­це­кот. Че­рез год, прав­да, вы­яс­ни­лось, что это сам­ка. Ещё у нас непо­да­лё­ку жи­вут мед­ве­ди­ца Маш­ка, миш­ка Жо­рик, со­боль Ке­ша. Так­же нель­зя пер­вым кри­чать на него. Толь­ко ес­ли медведь за­ре­вел, нуж­но во­пить на­мно­го гром­че. Де­вуш­кам в этом плане боль­ше ве­зёт. Вы­со­кий тон мед­ве­дям непри­я­тен. Но ес­ли хищ­ник не со­гла­сен, что ты гром­че, то вста­ёт на зад­ние ла­пы, ме­ря­ет­ся ро­стом. В этой си­ту­а­ции нуж­но встать на пе­нёк, рас­стег­нуть курт­ку, по­ста­вить рюк­зак на пле­чи, пред­при­нять те дей­ствия, в ко­то­рых ты ока­жешь­ся круп­нее. Ес­ли од­но из со­рев­но­ва­ний вы­иг­ра­но оста­не­тесь в жи­вых.

Сер­гей с ше­сти лет при­вык к жиз­ни в ле­су сре­ди ди­ких жи­вот­ных.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.