КСТАТИ

AiF Nizhnee Povolzhye (Volgograd) - - СВОБОДНОЕ ВРЕМЯ - Са­ра­фан Те­ло­грея При­во­ло­ка Шушпан Лет­ник Ла­ри­са ШЕРЕМЕТ

ВОЛГОГРАДКА ЭЛИ­НА ГЛУШКОВА НЕ ТОЛЬ­КО ВОЗРОЖДАЕТ НА­РЯ­ДЫ МОДНИЦ ДРЕВ­НЕЙ РУСИ, НО И НО­СИТ ШУГАИ, КАФТАНЫ, ПОНЁВЫ И САРАФАНЫ В ПОВСЕДНЕВНОЙ ЖИЗ­НИ, ВЫЗЫВАЯ ЛЁГ­КИЙ ШОК У ОКРУ­ЖА­Ю­ЩИХ.

КАК АЛЁНУШКА

Лю­бовь и ин­те­рес к рус­ско­му ко­стю­му воз­ник­ли у неё не вдруг, а по­сте­пен­но. Ма­ма-ру­ко­дель­ни­ца ши­ла до­чур­ке одеж­ду по об­раз­цам из жур­на­лов мод. И при­ви­ла лю­бовь к ру­ко­де­лию, дав ей в три го­да игол­ку с нит­кой и по­ка­зав пер­вые стеж­ки.

«Все де­ти 60-х за­чи­ты­ва­лись рус­ски­ми сказ­ка­ми, смот­ре­ли их по те­ле­ви­зо­ру, в ки­но­те­ат­рах. И одеж­ды глав­ных ге­ро­ев ка­за­лись мне ска­зоч­но пре­крас­ны­ми, - го­во­рит Эли­на Глушкова. - В дет­са­ду любила по­вя­зы­вать пла­точ­ки, как Алёнушка, в школе но­си­ла юб­ки в пол, ста­ра­лась укра­сить свой на­ряд рус­ским ор­на­мен­том, что­бы быть яр­кой. По­на­ча­лу это бы­ла сти­ли­за­ция. Но за­хо­те­лось точ­но­го вос­про­из­ве­де­ния, ста­ла изу­чать тра­ди­ци­он­ный рус­ский ко­стюм, ко­то­рый на фоне ев­ро­пей­ской куль­ту­ры пред­став­лял со­бой са­мо­быт­ное яв­ле­ние. Это на­сто­я­щий кос­мос, огром­ный пласт на­шей куль­ту­ры. Жен­ская тра­ди­ци­он­ная одеж­да бы­ла чрез­вы­чай­но раз­но­об­раз­на, а каж­дая де­таль име­ла осо­бый смысл».

Так, по то­му, как по­вя­зан на та­лии ре­ме­шок, мож­но бы­ло мно­гое узнать о де­вуш­ке. Ес­ли кон­цы на од­ном уровне, то её серд­це за­ня­то. На раз­ном зна­чит, де­вуш­ка «не за­ня­та» и мож­но по­дой­ти по­зна­ко­мить­ся. У за­муж­них дам си­ние кон­цы ре­меш­ка говорили о том, что в се­мье рас­тут сы­но­вья, крас­ные - доч­ки. Прак­ти­че­ски в каж­дом на­се­лён­ном пунк­те, по­ми­мо ка­но­ни­че­ских, бы­ли и свои детали в одеж­де, обо­зна­ча­ю­щие статус, се­мей­ное по­ло­же­ние жен­щин.

«По про­фес­сии я - и порт­ной, и ар­хи­тек­тор. И этот син­тез поз­во­ля­ет со­зда­вать гар­мо­нич­ные

ЧТО НОСИЛИ НА РУСИ?

По­нё­ва - жен­ская шер­стя­ная юб­ка за­муж­них жен­щин из несколь­ких кус­ков тка­ни.

- на­род­ная рус­ская жен­ская одеж­да в ви­де пла­тья, ча­ще все­го без ру­ка­вов.

- одеж­да на ме­ху или под­клад­ке с длин­ны­ми сужи­ва­ю­щи­ми­ся ру­ка­ва­ми, за­стё­ги­ва­ю­ща­я­ся спе­ре­ди от вер­ха до по­до­ла. ком­по­зи­ции фор­мы, цве­та, сти­ля, фак­ту­ры, - при­зна­лась мо­де­льер. - При­смот­ри­тесь к рус­ско­му ко­стю­му. Как пра­ви­ло, крой про­стой, мо­ну­мен­таль­ный. Ко­стюм стро­ит­ся по та­ким же «зо­ло­тым» со­че­та­ни­ям, как и в ар­хи­тек­ту­ре. Его кра­со­та - в рит­ме че­ре­ду­ю­щих­ся по­ло­сок, узо­ров и про­пор­ций, в от­дел­ке, ма­стер­стве и вку­се ру­ко­дель­ни­цы. Рус­ские жен­щи­ны сме­ло экс­пе­ри­мен­ти­ро­ва­ли, со­че­тая в одеж­де зе­лё­ный цвет с оран­же­вым и ма­ли­но­вым. На­ши мод­ни­цы ска­за­ли бы, по­мор­щив но­си­ки: фи, это же так некра­си­во. Но посмот­ри­те на на­род­ные ко­стю­мы - да, это необыч­но, при этом яр­ко, соч­но, све­жо».

За­по­на - де­ви­чья хол­що­вая одеж­да из пря­мо­уголь­но­го от­ре­за тка­ни, сло­жен­но­го по­по­лам и имев­ше­го от­вер­стие для го­ло­вы.

- без­ру­кав­ная на­кид­ка.

- каф­тан с крас­ною ото­роч­кой, об­шив­кою, ино­гда вы­ши­тый га­ру­сом.

- ста­рин­ная верх­няя жен­ская одеж­да.

Как рас­ска­за­ла Глушкова, за по­след­ние го­ды ин­те­рес к рус­ско­му на­род­но­му ко­стю­му зна­чи­тель­но вы­рос. Это чув­ству­ет­ся и по ко­ли­че­ству по­се­ти­те­лей её стра­нич­ки в соц­се­тях. Она де­ла­ет учеб­ные фильмы по тра­ди­ци­он­но­му рус­ско­му ко­стю­му, где объ­яс­ня­ет, как со­зда­вать кра­со­ту сво­и­ми руками.

«Ме­ня ча­сто спра­ши­ва­ют: «А мож­но за­узить пыш­ную юб­ку или при­та­лить ру­ба­ху, а то ме­ня это пол­нит?». Да всё мож­но, толь­ко это бу­дет уже не по-рус­ски, - счи­та­ет Глушкова. - В ста­ри­ну жен­щи­ны гор­ди­лись до­род­но­стью и стес­ня­лись ху­до­бы. Стра­те­ги­че­ский жи­рок был сим­во­лом здо­ро­вья, до­стат­ка. Стат­ная де­вуш­ка в кра­си­вом пыш­ном на­ря­де - это и се­год­ня кра­си­во. Ев­ро­пей­ский сте­рео­тип мо­ды, ко­то­рый нам на­вя­за­ли, чужд на­шей при­ро­де. Жал­ко смот­реть на юных де­ву­шек с тор­ча­щи­ми из-под ко­рот­ких пу­хо­вич­ков по­лос­ка­ми си­нюш­ной от хо­ло­да ко­жи. В Ита­лии, где кли­мат по­мяг­че, это, мо­жет быть, и смот­рит­ся и стиль­но, и эро­тич­но, а у нас с та­кой мо­дой га­ран­ти­ро­ва­ны про­бле­мы со здо­ро­вьем. И, кро­ме то­го, на Руси жен­щи­ны ста­ра­лись оде­вать­ся це­ло­муд­рен­но, у нас сей­час ого­ля­ют­ся так, что, ка­жет­ся, нет ме­ста для за­га­доч­но­сти, всё слов­но вы­став­ле­но на про­да­жу».

ПРАЗД­НИК ДУ­ШИ

Мо­де­льер не скры­ва­ет, что по­яв­ле­ние её на ули­цах го­ро­да в на­род­ном ко­стю­ме вы­зы­ва­ет куль­тур­ный шок. Жен­щи­ны шеи сво­ра­чи­ва­ют, что­бы раз­гля­деть на­ряд, муж­чи­ны, вый­дя из лёг­ко­го оце­пе­не­ния, неред­ко ода­ри­ва­ют ком­пли­мен­та­ми: «Обал­деть, как кра­си­во».

«Мо­ло­дёжь, слу­ча­ет­ся, и под­хи­хи­ки­ва­ет. Но я не об­ра­щаю на это вни­ма­ние. Глав­ное, что мне тра­ди­ци­он­ный рус­ский ко­стюм нра­вит­ся до му­ра­шек по ко­же. Он род­ной, он на­сто­я­щий. Несмот­ря на про­ле­тев­шие сто­ле­тия, он ор­га­ни­чен на ули­цах го­ро­дов. Рус­ский ко­стюм для ме­ня - это празд­ник ду­ши. Его я на­де­ваю, что на­зы­ва­ет­ся, на вы­ход. Но и джин­сы у ме­ня есть, в них я ез­жу в бас­сейн, на да­чу. Рус­ские кра­са­ви­цы то­же не в ко­кош­ни­ках в сви­нар­ни­ках уби­ра­лись.

Про­сто я так жи­ву. И хо­чу по­мочь дру­гим от­крыть кра­со­ту рус­ско­го на­род­но­го ко­стю­ма. Ча­сто при­хо­дит­ся слы­шать, что мы «обя­за­ны» что-то хра­нить. Но это долж­но быть ис­крен­ним же­ла­ни­ем. Тра­ди­ци­он­ный рус­ский ко­стюм - это глу­би­на и кра­со­та. Лю­бовь к нему долж­на ид­ти от ду­ши. Я не знаю, как ско­ро это бу­дет но­сить­ся, но я убеж­де­на, что это сле­ду­ет шить».

КОКОШНИК  ТОЛЬ­КО НА ПРАЗД­НИК.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.