ШАГ ВПЕ­РЁД, ДВА НА­ЗАД

Сред­ства на до­ступ­ную сре­ду идут нема­лые, но всё де­ла­ет­ся ши­во­рот-на­вы­во­рот

AiF Nizhnee Povolzhye (Volgograd) - - ГОСТЬ НОМЕРА -

с ад­ре­са­ми, а они бу­дут по квартирам раз­во­зить им про­дук­цию ком­би­на­та. Идея, мо­жет, и непло­хая, но мы меч­та­ем о создании сре­ды, ко­гда че­ло­век с огра­ни­чен­ны­ми фи­зи­че­ски­ми воз­мож­но­стя­ми смо­жет са­мо­сто­я­тель­но вы­брать­ся из квар­ти­ры на ули­цу, до­брать­ся на об­ще­ствен­ном транс­пор­те ту­да, ку­да ему нуж­но, в ма­га­зине сде­лать по­куп­ки. «Колбаса на дом» этих про­блем не ре­ша­ет. Сей­час оста­ёт­ся только на­де­ять­ся на то, что вла­дель­цы ки­ос­ков сде­ла­ют свои объ­ек­ты тор­гов­ли удоб­ны­ми для ин­ва­ли­дов. Хо­тя, как по­ка­зы­ва­ет прак­ти­ка, только по­сле жа­лоб в про­ку­ра­ту­ру что-то на­чи­на­ет ме­нять­ся.

НАБАТ ВМЕ­СТО ПТИЧЬИХ

ТРЕЛЕЙ

- А в об­ла­сти как ре­ша­ют­ся во­про­сы с до­ступ­ной сре­дой?

- Быст­рее, чем в Вол­го­гра­де. Ес­ли к нам об­ра­ща­ют­ся с жа­ло­бой ин­ва­ли­ды, мы на­прав­ля­ем об­ра­ще­ние в ад­ми­ни­стра­цию рай­о­на, и прак­ти­че­ски все­гда недо­стат­ки быст­ро устра­ня­ют­ся. По­яв­ля­ют­ся пе­ше­ход­ные до­рож­ки с оформ­лен­ны­ми удоб­ны­ми съез­да­ми, све­то­фо­ры со зву­ко­вы­ми сиг­на­ла­ми. Так бы­ло в Урю­пин­ске, Ни­ко­ла­ев­ске, Су­ро­ви­ки­но и др.

- В про­шлом го­ду ва­ша ор­га­ни­за­ция вы­ска­зы­ва­ла пре­тен­зии по по­во­ду зву­ко­вых све­то­фо­ров в Вол­го­гра­де. Про­бле­ма сей­час ре­ше­на?

- Как сказать. В чем суть про­бле­мы? С 2000 го­да в Вол­го­гра­де уста­нав­ли­ва­лись све­то­фо­ры со зву­ко­вы­ми сиг­на­ла­ми, по­хо­жи­ми на пти­чьи тре­ли. В 2017 го­ду но­вые све­то­фо­ры из­да­ва­ли про­тяж­ное «пи-и-и», ко­то­рое незря­чий че­ло­век в гу­ле про­ез­жа­ю­ще­го транс­пор­та мо­жет не услы­шать. Я, на­при­мер, это­го сиг­на­ла не слы­шу. Би­лись, чтоб вер­ну­ли нам три­о­ли с птич­ка­ми. Говорят - нель­зя. На­шли ком­про­мисс па­лоч­ки, но се­год­ня раз­да­ёт­ся ба­ра­бан­ная дробь та­кой си­лы, что нач­нёт­ся лето - и жи­те­ли со­сед­них до­мов нач­нут пи­сать жа­ло­бы. Нуж­но от­ре­гу­ли­ро­вать си­лу зву­ка. Это воз­мож­но, но по­ка ни­кто не де­ла­ет, на­вер­ное, ждут пер­вых жа­лоб от жиль­цов.

- Не­дав­но вы про­ве­ли мо­ни­то­ринг объ­ек­тов ин­фра­струк­ту­ры Вол­го­гра­да, ко­то­рые бу­дут за­дей­ство­ва­ны в про­ве­де­нии чем­пи­о­на­та ми­ра по фут­бо­лу. Больше все­го до­ста­лось от ва­шей ор­га­ни­за­ции Ком­со­моль­ско­му пу­те­про­во­ду. Есть шанс, что всё бу­дет ис­прав­ле­но к на­ча­лу мат­чей?

- Мы на­де­ем­ся на это. А что ка­са­ет­ся Ком­со­моль­ско­го мо­ста, то наш вы­вод был од­но­зна­чен: незря­чим ин­ва­ли­дам, ин­ва­ли­дам-ко­ля­соч­ни­кам, ма­мам с ко­ляс­ка­ми поль­зо­вать­ся пан­ду­сом смер­тель­но опас­но. Ук­лон ме­тал­ли­че­ских швел­ле­ров око­ло 50% вме­сто по­ло­жен­ных 8%, так ещё и стан­дарт­ная ко­ляс­ка не вхо­дит в ко­леи. По та­ко­му пан­ду­су мож­но только меш­ки с тря­пьем спус­кать.

Я про­ра­ба спро­си­ла, ко­гда мы там про­вер­ку про­во­ди­ли: «Вам са­мо­му не стыд­но за то, что вы тут сде­ла­ли? Срежь­те швел­ле­ры, не по­зорь­тесь». На сле­ду­ю­щий день их уже де­мон­ти­ро­ва­ли. А что бу­дет даль­ше, мы не зна­ем. До чем­пи­о­на­та мало вре­ме­ни оста­ёт­ся, но, я ду­маю, в ав­раль­ном ре­жи­ме что-то сде­лать ещё успе­ют. Нас вол­ну­ет, смо­гут ли ин­ва­ли­ды-ко­ля­соч­ни­ки по­пасть на три­бу­ны ста­ди­о­на. Мы его не те­сти­ро­ва­ли. У ме­ня есть зна­ко­мые, ко­то­рые уже ку­пи­ли би­ле­ты на мат­чи. В край­нем слу­чае, на ру­ках вне­сут.

ДРУ­ГАЯ ЖИЗНЬ

- История ва­шей жиз­ни на­по­ми­на­ет сю­жет жиз­не­утвер­жда­ю­ще­го ро­ма­на. При про­бле­мах со зре­ни­ем вы по­лу­чи­ли выс­шее образование, 25 лет успеш­но ве­ли бизнес, ру­ко­во­ди­ли об­ще­ствен­ной ор­га­ни­за­ци­ей. Как вам это уда­лось?

- Мне вез­ло на встре­чи с за­ме­ча­тель­ны­ми людь­ми. У ме­ня в 14 лет рез­ко по­ме­ня­лось всё в жиз­ни. Я шла в шко­лу, по­скольз­ну­лась на льду, уда­ри­лась го­ло­вой, ге­ма­то­ма, атро­фия зри­тель­но­го нер­ва и в остат­ке 1% зре­ния. Ко­неч­но, у ме­ня бы­ла жут­кая депрессия. Моя жизнь за­кон­чи­лась. Че­рез два го­да я по­зна­ко­ми­лась с ин­ва­ли­дом по зре­нию, ко­то­ро­му бы­ло 30 лет. Он к то­му вре­ме­ни за­кон­чил му­зу­чи­ли­ще, ин­сти­тут. Он вну­шил мне, что сле­по­та не при­го­вор, а про­сто дру­гая жизнь. Я изу­чи­ла аз­бу­ку Брай­ля, ста­ла вы­пи­сы­вать кни­ги, на­вер­ста­ла всё, что за­пу­сти­ла по школьной про­грам­ме. За­кон­чи­ла му­зы­каль­ную шко­лу. Пы­та­лась по­сту­пить в му­зу­чи­ли­ще, но не про­шла по кон­кур­су. Быст­ро вы­шла за­муж. С му­жем по­еха­ли ра­бо­тать в Си­бирь. И там мне повезло, ме­ня при­ня­ли на зря­чий за­вод, где тру­ди­лось 8 ты­сяч че­ло­век. И бы­ла там бри­га­да ин­ва­ли­дов по зре­нию - мы на­кру­чи­ва­ли гай­ки на де­та­ли. Это здо­ро­во, ко­гда ты осо­зна­ёшь, что мо­жешь жить как все, тру­дить­ся на­равне со здо­ро­вы­ми кол­ле­га­ми. А по­том за­кон­чи­ла вуз и ре­а­ли­зо­ва­ла свою дет­скую меч­ту: я ста­ла ру­ко­во­ди­те­лем и ос­но­ва­ла свой бизнес. У ме­ня бы­ли марш­рут­ные так­си. Ста­ра­лась ве­сти де­ла только по-чест­но­му: пла­чу на­ло­ги и сплю спо­кой­но. На Ка­на­ры не хва­та­ло, но совесть бы­ла спо­кой­на. Ни­ко­му ни­ко­гда не пла­ти­ла мзду. В про­шлом го­ду ис­пол­ни­лось 25 лет мо­е­му биз­не­су. Мне вру­чи­ли по­чёт­ную гра­мо­ту и ку­бок как луч­ше­му пе­ре­воз­чи­ку и по­бе­ди­те­лю кон­кур­са «Ца­ри­цын­ский бизнес», при­чём «по­смерт­но».

- По­че­му «по­смерт­но»?

- По­то­му что 15 мая мои марш­ру­ты 10 и 10А по ре­ше­нию чи­нов­ни­ков вдруг ста­ли не нуж­ны го­ро­ду, а 26 мая мне вру­чи­ли на­гра­ды. Я по­ка не знаю, бу­ду ли я даль­ше за­ни­мать­ся ка­ким­ни­будь биз­не­сом. Это горь­кий и жёст­кий хлеб. Нет же­ла­ния и сил лбом про­би­вать сте­ну. Только вро­де всё ста­биль­но, а те­бя, об­раз­но го­во­ря, судьба ли­чи­ком об ас­фальт. Не всем уда­ва­лось спра­вить­ся с ис­пы­та­ни­я­ми. Я вста­ва­ла, и не раз. Не­сча­стье ме­ня в тем­но­ту толк­ну­ло, но я по­ня­ла, что на­до жить, на­до бо­роть­ся, пре­одо­ле­вать труд­но­сти шаг за ша­гом. Сре­ди ин­ва­ли­дов есть ны­ти­ки, ко­то­рые про­кли­на­ют судьбу за то, что так неспра­вед­ли­во с ни­ми обо­шлась. Они в оби­де на всех, жа­лу­ют­ся, что им все что­то долж­ны. Да ни­кто ни­че­го не дол­жен. Я с та­ки­ми жёст­ко раз­го­ва­ри­ваю, сло­вес­ная опле­уха по­мо­га­ет встрях­нуть­ся, ото­рвать­ся от ма­ми­ной опе­ки, на­чать жить как пол­но­цен­ный член об­ще­ства: «Да, Татьяна Ни­ко­ла­ев­на, вам хо­ро­шо - у вас всё есть, да­же бизнес свой». Да, он у ме­ня и был, по­то­му что я эту жизнь про­полз­ла, не бо­ясь рас­ши­бить лоб. Глав­ное - при всех непри­ят­но­стях и пре­врат­но­стях судь­бы не те­рять ве­ру в се­бя, лю­бить жизнь та­кой, ка­кая она есть, и на­де­ять­ся на лучшее.

КОЛБАСА НА ДОМ НЕ СПАСЕТ ИНВАЛИДА.

Ла­ри­са ШЕРЕМЕТ

Фо­то Оле­си ХОДУНОВОЙ и из лич­но­го ар­хи­ва Татьяна МИХАЙЛЕНКО

По­чув­ствуй­те раз­ни­цу: сле­ва элек­трон­ный подъ­ем­ни­ки в Сочи, где все де­ла­ет ма­ши­на, и спра­ва Ком­со­моль­ский пу­те­про­вод с та­ким на­кло­ном, что только меш­ки с кар­тош­кой по нему спус­кать, а не лю­дей в ко­ляс­ках.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.