ИН­ТЕ­РЕС­НЫЙ ФАКТ

AiF Nizhny Novgorod - - ВОЛГАСБЕРЕЖЕНИЕ - ДАЛЬ.

РАЗБОЙНИЧЬЯ МО­ДА

Точ­но­го зна­че­ния раз­бой­ни­чье­го по­ве­ли­тель­но­го кли­ча не раз­га­дал да­же до­тош­ный со­би­ра­тель фольк­ло­ра Вла­ди­мир Ива­но­вич

И всё же он пред­по­ло­жил, что «са­рынь» ­ это на­род, ко­то­рый на­хо­дил­ся во вре­мя на­па­де­ния раз­бой­ни­ков на тор­го­вом судне, а «кич­ка» ­ нос суд­на. Так что раз­бой­нич­ки и все­го­то тре­бо­ва­ли уда­лить­ся всем в дик­ту­е­мое ими ме­сто и не ме­шать про­цес­су гра­бе­жа.

«Са­рынь» бу­ха­лась на па­лу­бу «кич­кой» ­ уже сво­им но­сом на нос суд­на ­ и ле­жа­ла, за­крыв глаза, что­бы не ви­деть лиц бес­чин­ству­ю­щих удаль­цов.

При­мет­ный об­раз волж­ско­го уш­куй­ни­ка со­хра­нил­ся в на­род­ной песне:

Не всё се­го­дня по­нят­но нам из ат­ри­бу­тов мо­ды то­го вре­ме­ни, но, вид­но по все­му, ку­ра­жи­лась волж­ская брат­ва, по­хва­ля­ясь сво­ей уда­лью и да­же не скры­ва­ла свою всем при­мет­ную «уни­фор­му». Но не пой­ман ­ не вор, да­же ес­ли и все зна­ют, что он ещё хле­ще ­ раз­бой­ник...

По­да­ва­е­мые ку­пе­че­ские жа­ло­бы о на­лё­тах уш­куй­ни­ков за­кан­чи­ва­лись стан­дарт­ны­ми фра­за­ми: «И су­да на них ни­где нет».

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.