КАК ПЕ­РЕ­ВЕР­НУТЬ СТРА­НИ­ЦУ?

В чём уро­ки 1917 го­да

AiF Nizhny Novgorod - - ГОСТЬ НОМЕРА - Аль­би­на МА­КА­РО­ВА

СТО ЛЕТ НА­ЗАД НИЖЕГОРОДСКИЕ ГА­ЗЕ­ТЫ ПИ­СА­ЛИ О СМЕНЕ ВЛА­СТИ В СТРАНЕ. РЕВОЛЮЦИЯ 1917 ГО­ДА ИЗМЕНИЛА МИР.

Спу­стя сто­ле­тие мно­гие вновь го­во­рят, что нуж­ны кар­ди­наль­ные из­ме­не­ния… Мож­но ли ра­ди свет­ло­го бу­ду­ще­го ид­ти к це­ли жёст­ким и да­же же­сто­ким ре­во­лю­ци­он­ным пу­тём? На­до пом­нить об ок­тябрь­ском пе­ре­во­ро­те или пре­дать его за­бве­нию? Об этом и мно­гом дру­гом рас­суж­да­ет кли­рик при­хо­да хра­мов в честь Смо­лен­ской и Вла­ди­мир­ской икон Бо­жи­ей Ма­те­ри Ниж­не­го Нов­го­ро­да иерей Ан­дрей ЛОГИНОВ.

СО­БЫ­ТИЯ ЖИ­ВУТ В НАС

- Революция 1917 го­да - со­бы­тие, несо­мнен­но, страш­ное. Но кто-то, и не толь­ко лю­ди стар­ше­го по­ко­ле­ния, го­во­рят, что это был правильный путь. А мож­но ли, на ваш взгляд, оправ­дать столь­ко кро­ви и го­ря ра­ди до­сти­же­ния це­ли?

- К со­жа­ле­нию, мно­го лю­дей в наше вре­мя про­сто не зна­ют о страш­ных де­та­лях и мас­шта­бах по­сле­ре­во­лю­ци­он­но­го и осо­бен­но ста­лин­ско­го тер­ро­ра. За­б­ве­ние и да­же неже­ла­ние знать и по­ни­мать - рас­про­стра­нён­ное яв­ле­ние.

Ду­маю, во-пер­вых, не ума­ляя до­сти­же­ний, на­до от­ка­зать­ся от ло­ги­ки «за­то»: «Со­се­да уби­ли вме­сте с се­мьёй, за­то на ме­сте его до­ма по­стро­и­ли пре­крас­ное лет­нее ка­фе». Од­но во­все не оправ­ды­ва­ет дру­го­го!

Во-вто­рых, ре­аль­ность и ка­та­стро­фич­ность та­ких ве­щей че­ло­век на­чи­на­ет по­ни­мать, вдруг осо­зна­вая, что это ка­са­ет­ся его лич­но. На­при­мер, ока­зав­шись на по­ли­гоне с де­сят­ка­ми рвов, где за­хо­ро­не­ны ты­ся­чи ни в чём непо­вин­ных лю­дей, ты по­не­мно­гу из­бав­ля­ешь­ся от ис­то­ри­че­ских ил­лю­зий.

И тре­тье: те со­бы­тия до сих пор жи­вут в нас на­сто­я­щих.

- Как эти со­бы­тия от­ра­зи­лись на на­шем го­ро­де? Ис­то­ри­ки пи­шут, что Ниж­ний встре­тил ре­во­лю­цию 1917 го­да спо­кой­но. Но бы­ли и мас­со­вые рас­стре­лы на Мо­чаль­ном и Те­ля­чьем ост­ро­вах. Ли­ша­ли жиз­ни не толь­ко свя­щен­но­слу­жи­те­лей, но и учи­те­лей, вра­чей, жур­на­ли­стов...

- Как бы мы ни от­но­си­лись к со­ци­аль­ным иде­ям ре­во­лю­ции - иде­ям рав­но­пра­вия, за­бо­ты о низ­ших и бед­ных клас­сах об­ще­ства, со­ци­аль­ной справедливости, мы не долж­ны за­бы­вать, что раз­ви­вать и утвер­ждать эти идеи в об­ще­стве мож­но по-раз­но­му. Мы ни­ку­да не уй­дём от то­го, что в рус­ской ис­то­рии революция, осо­бен­но по­сле ок­тяб­ря 1917 г., бы­ла свя­за­на с раз­гу­лом на­си­лия, и иде­я­ми то­гда оправ­ды­ва­ли страш­ные ве­щи.

В на­шем го­ро­де на тер­ри­то­рии Кре­сто­воз­дви­жен­ско­го мо­на­сты­ря на ны­неш­ней пло­ща­ди Ля­до­ва был концлагерь за­лож­ни­ков. Там со­дер­жа­ли «на­бран­ных» из раз­ных сло­ёв об­ще­ства го­ро­жан. Это де­ла­лось для за­пу­ги­ва­ния на­се­ле­ния. Ведь но­вая власть не чув­ство­ва­ла се­бя сво­ей для лю­дей. За­лож­ни­ков мас­со­во рас­стре­ли­ва­ли за «по­ку­ше­ния на власть боль­ше­ви­ков» в го­ро­де. По­сле неудач­но­го по­ку­ше­ния на Ле­ни­на всем мест­ным ЧК в рос­сий­ских го­ро­дах при­ка­за­ли рас­стре­лять всех за­лож­ни­ков из ме­сти и для уси­ле­ния стра­ха в об­ще­стве.

ПОКАЯТЬСЯ И ОЧИСТИТЬСЯ

- А ка­кие по­след­ствия мы ви­дим в се­бе на­сто­я­щих?

- Не мо­гу не про­ци­ти­ро­вать стро­ки известного дра­ма­тур­га Ев­ге­ния Швар­ца о 1937 го­де: «На­чи­ная с вес­ны раз­ра­зи­лась гро­за и по­шла всё кру­гом кру­шить, и невоз­мож­но бы­ло по­нять, ко­го убьёт сле­ду­ю­щий удар мол­нии. И ни­кто не убе­гал и не пря­тал­ся. Че­ло­век, зна­ю­щий за со­бой ви­ну, по­ни­ма­ет, как вести се­бя… А бу­ду­щие вра­ги на­ро­да, не дви­га­ясь, ждали уда­ра… пе­чать «враг на­ро­да» при­ши­ба­ет всех без от­бо­ра, лю­бо­го, - и сто­я­ли на ме­сте, по­кор­но, как бы­ки, под­став­ляя го­ло­ву. Как бе­жать, не зная за со­бой ви­ны? Как дер­жать­ся на до­про­сах? И лю­ди гиб­ли, как в бре­ду, при­зна­ва­ясь в неслы­хан­ных пре­ступ­ле­ни­ях: в шпи­о­на­же, в ди­вер­си­ях, в тер­ро­ре, во вре­ди­тель­стве. И ис­че­за­ли без сле­да, а за ни­ми вы­сы­ла­ли жён и детей, це­лые семьи».

Имен­но по­это­му «от­шиб­ло па­мять» у це­лых по­ко­ле­ний в на­шей стране. Лю­ди пред­по­чи­та­ли за­быть о са­мых близ­ких род­ствен­ни­ках, судь­бы ко­то­рых мы не зна­ем и не хо­тим знать до сих пор. Но это не мо­жет прой­ти бес­след­но. Лю­бовь, ко­то­рую пре­да­ли из-за стра­ха, не мо­жет пол­но­стью воз­ро­дить­ся, рас­пра­вить кры­лья.

Это от­ра­зи­лось и на цер­ков­ной сре­де. Лю­ди мог­ли хо­дить в уце­лев­шие хра­мы, но ста­ра­лись ни с кем не об­щать­ся. Всё это вы­ли­лось в се­рьёз­ное раз­об­ще­ние, к нему все при­вык­ли и счи­та­ют за норму.

Мы до сих пор жи­вём, не силь­но по­ни­мая, что та­кое сво­бод­ная твор­че­ская ини­ци­а­ти­ва, от­вет­ствен­ность за об­щее де­ло, за мир, в ко­то­ром ты жи­вёшь. Лю­ди сузи­ли со­зна­ние до ма­лень­ко­го част­но­го кру­га: се­мья, ра­бо­та, хоб­би.

И, ко­неч­но, со­весть на­ро­да не мог­ли не ис­ка­зить ты­ся­чи до­но­сов: лю­ди го­то­вы лже­сви­де­тель­ство­вать, а по­том убеж­дать и оправ­ды­вать се­бя… Это и тре­бу­ет от нас по­ка­я­ния, то есть из­гна­ния этой нечи­сти из на­ших сер­дец и на­шей жиз­ни. Ина­че мы эту стра­ни­цу ис­то­рии не пе­ре­вер­нём.

Исто­рия не ухо­дит - она жи­вёт в на­сто­я­щем. Она про­хо­дит толь­ко че­рез про­буж­де­ние и ис­прав­ле­ние по­след­ствий вся­кой неправ­ды, зла и гре­ха в на­шем об­ще­стве. Это и есть под­лин­ное по­ка­я­ние, ко­то­рое все­гда да­ёт на­деж­ду.

ПО­БЕ­ДИТЬ ЗЛО В СЕ­БЕ

- Про­рос­ла ли же­сто­кость сто­лет­ней дав­но­сти в на­ши дни?

- Же­сто­кость - важ­ное здесь сло­во. Мне по­счаст­ли­ви­лось недав­но быть на про­смот­ре и об­суж­де­нии филь­ма Да­рьи Вио­ли­ной «Доль­ше жиз­ни…» . Это лен­та о судь­бах кон­крет­ных лю­дей, про­шед­ших че­рез колесо ре­прес­сий, о де­тях ре­прес­си­ро­ван­ных. Он по­мо­га­ет уви­деть и же­сто­кость, и пу­ти её пре­одо­ле­ния. На­до по­смот­реть на се­бя че­рез приз­му ис­то­рии, по­ду­мать: «А как бы я по­сту­пил в той или иной си­ту­а­ции?» То­гда мы нач­нём по­но­во­му по­ни­мать се­бя са­мих и се­бя пе­ред Бо­гом.

- Мне ка­жет­ся, лю­дям важ­но слы­шать об этом, а ещё важ­нее ви­деть при­мер по­ка­я­ния и об­ра­ще­ния к па­мя­ти про­шло­го.

- Со­вер­шен­но вер­но. Не­слу­чай­но по ре­ше­нию пре­зи­ден­та 31 ок­тяб­ря от­крыт мо­ну­мент жерт­вам по­ли­ти­че­ских ре­прес­сий «Сте­на скор­би» в Москве.

Мне нра­вит­ся ини­ци­а­ти­ва Пре­об­ра­жен­ско­го брат­ства про­ве­сти в Москве и мно­гих дру­гих го­ро­дах Рос­сии мо­лит­вен­ное чте­ние имён в День па­мя­ти жертв по­ли­ти­че­ских ре­прес­сий 30 ок­тяб­ря. Та­кое чте­ние со­би­ра­ет ты­ся­чи нерав­но­душ­ных, по­мо­га­ет уви­деть род­ствен­ни­ков и пря­мых по­том­ков по­стра­дав­ших, в том чис­ле му­че­ни­ков и ис­по­вед­ни­ков ве­ры.

- В школь­ные, сту­ден­че­ские го­ды вас ин­те­ре­со­ва­ли вопросы, свя­зан­ные с ре­во­лю­ци­ей?

- Я ро­дил­ся в Горь­ком в простой со­вет­ской се­мье. Ро­ди­те­ли ра­бо­та­ли в стро­и­тель­но-мон­таж­ном управ­ле­нии, ве­ри­ли в идею... В 1990-е я с ин­те­ре­сом чи­тал га­зе­ты, смот­рел фильмы о страш­ной прав­де XX ве­ка. Это со­еди­ни­лось с по­ис­ком смыс­ла жиз­ни, при­ве­ло к об­ре­те­нию ве­ры и встре­че с Бо­гом. В сту­ден­че­ские го­ды я об­ра­щал­ся к рус­ской ре­ли­ги­оз­ной фи­ло­со­фии и на­сле­дию рус­ской эми­гра­ции. Я уви­дел, как лю­ди в из­гна­нии лю­би­ли да­лё­кую ро­ди­ну, за­ду­мы­ва­лись о пу­тях воз­рож­де­ния духа и смыс­ла на рус­ской зем­ле. То­гда же я от­крыл для се­бя мит­ро­по­ли­та Ан­то­ния Су­рож­ско­го, и это бы­ло вре­мя воз­вра­ще­ния в цер­ковь на но­вом, бо­лее осмыс­лен­ном уровне, с же­ла­ни­ем от­дать серд­це Бо­гу и слу­жить лю­дям.

Поз­же я узнал, что и в мо­ём ро­ду бы­ли ре­прес­си­ро­ван­ные (это Иван, брат пра­ба­буш­ки Ма­рии). Бы­ли и те, кто ис­по­ве­до­вал ве­ру, неся её че­рез непо­ни­ма­ние и на­смеш­ки (пра­ба­буш­ка Ксе­ния).

ПО­СЛЕ РЕ­ВО­ЛЮ­ЦИИ В НИЖ­НЕМ БЫЛ КОНЦЛАГЕРЬ.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.