ОН НАУЧИЛ ГИПС УЛЫБАТЬСЯ

Жи­тель Ли­вен Вя­че­слав Ага­фо­по­дов уже де­сять лет со­зда­ёт леп­ные ико­ны

AiF Oryol - - КУЛЬТУРА - Люд­ми­ла ПЕРЕЛЫГИНА

УЙДЯ С ВО­ЕН­НОЙ СЛУЖ­БЫ, ОН НИ­КО­ГДА НЕ ДУ­МАЛ, ЧТО СТА­НЕТ СКУЛЬПТОРОМ. НО СУДЬ­БА СА­МА ПРИ­ВЕ­ЛА ЕГО К ЭТО­МУ ЗАНЯТИЮ.

ИЗ АР­МИИ - В БИЗ­НЕС

В ма­стер­ской Вя­че­сла­ва Геор­ги­е­ви­ча тес­но, двум лю­дям не раз­вер­нуть­ся. Но необы­чай­но ин­те­рес­но. На сто­ле пе­ред низ­ким ок­ном - ли­той гип­со­вый рос­сий­ский герб, ря­дом узна­ва­е­мый скульп­тур­ный порт­рет - Лик Хри­ста!

- Это за­го­тов­ка для на­дврат­ной ико­ны, - объ­яс­ня­ет Вя­че­слав Георгиевич, бе­реж­но бе­ря в ру­ки от­лив­ку. - Ви­де­ли, что над две­ря­ми церк­вей по­ме­ща­ют ико­ны под стек­лом? Гля­нешь на ико­ну и сра­зу зна­ешь, во имя ка­ко­го свя­то­го по­стро­ен храм. Ико­ны эти на­зы­ва­ют­ся на­дврат­ные.

На­дврат­ные ико­ны бы­ва­ют пи­са­ные, а бы­ва­ют и вот та­кие - леп­ные, от­ли­тые из спе­ци­аль­но­го гип­са. По­след­ние поль­зу­ют­ся сей­час боль­шой по­пу­ляр­но­стью. И Ага­фо­по­дов из­го­то­вил уже боль­ше де­сят­ка та­ких икон. Они ви­сят, в ос­нов­ном, над две­ря­ми хра­мов од­но­го из Бол­хов­ских мо­на­сты­рей.

- Спас Не­ру­ко­твор­ный, Бо­го­ро­ди­ца Ка­зан­ская, Бо­го­ро­ди­ца Ивер­ская, ико­на Бо­го­ро­ди­цы «Уми­ле­ние», - пе­ре­чис­ля­ет Вя­че­слав Георгиевич свои ра­бо­ты и ма­шет ру­кой. - Да всех я и не пом­ню. Я ведь не толь­ко для церк­вей и мо­на­сты­рей ико­ны лью, но и для зна­ко­мых.

Ко­неч­но, стро­гий кри­тик-ис­кус­ство­вед мо­жет предъ­явить к ра­бо­там Вя­че­сла­ва Геор­ги­е­ви­ча ка­кие-ни­будь пре­тен­зии: ведь Ага­фо­по­дов не скуль­птор-про­фес­си­о­нал. Недо­ста­ток об­ра­зо­ва­ния он вос­пол­ня­ет при­род­ным та­лан­том, ста­ра­ни­ем и ве­рой.

А по про­фес­сии он офи­цер, трид­цать лет на­зад окон­чив­ший Сверд­лов­ское ко­манд­ное тан­ко­во-ар­тил­ле­рий­ское учи­ли­ще. Слу­жил по­том вез­де, ку­да Родина по­сы­ла­ла: на Даль­нем Во­сто­ке, в груп­пе со­вет­ских войск в Гер­ма­нии, под Ха­ба­ров­ском, в Та­джи­ки­стане, Ка­зах­стане. С на­ча­лом пе­ре­строй­ки он, да и мно­гие в ар­мии, пред­чув­ство­ва­ли, что вре­ме­на гря­дут труд­ные. Каж­дый по-сво­е­му на­хо­дил для се­бя вы­ход. Вя­че­слав Георгиевич ре­шил ис­кать помощи и за­щи­ты в хра­ме Бо­жи­ем.

- Кре­стил ме­ня на­сто­я­тель Сер­ги­ев­ско­го хра­ма отец Лео­нид Иль­ке­вич, - вспо­ми­на­ет Вя­че­слав Георгиевич. - Он еще спро­сил ме­ня то­гда: по­че­му? Не маль­чиш­ка уже, всю жизнь с пар­тий­ным би­ле­том про­хо­дил, про­во­дил в ар­мии ан­ти­ре­ли­ги­оз­ную про­па­ган­ду.

Он от­ве­тил то­гда коротко: ду­ша по­про­си­ла. Вспом­нил рас­ска­зы от­ца, быв­ше­го тан­ки­ста, за­кон­чив­ше­го вой­ну в Ев­ро­пе, о том, как в труд­ную ми­ну­ту, под об­стре­лом или пе­ред ата­кой, во­и­ны про­си­ли у Бо­га помощи. И ре­шил по­сту­пить так же, как по­сту­па­ли они. Во взба­ла­му­чен­ном идео­ло­ги­че­ском мо­ре вось­ми­де­ся­тых го­дов про­шло­го века толь­ко Хри­сто­во уче­ние ка­за­лось ему твер­ды­ней, на ко­то­рую мож­но опе­реть­ся.

ТЯ­ЖЕ­ЛО В УЧЕНИИ

А вско­ре от­став­ка по­до­спе­ла и ли­хие де­вя­но­стые с их ко­опе­ра­ти­ва­ми. Друг Ага­фо­по­до­ва ос­но­вал стро­и­тель­ный ко­опе­ра­тив, в ко­то­ром Вя­че­слав Георгиевич стал ис­пол­ни­тель­ным ди­рек­то­ром. И ра­бо­тал в нём один за­ме­ча­тель­ный ма­стер - спе­ци­а­лист по вы­пол­не­нию гип­со­вой леп­ни­ны. Тру­дил­ся ар­ти­стич­но, та­кие ве­щи де­лал, что не лю­бо­вать­ся бы­ло нель­зя. Гля­дя на них, Вя­че­слав Георгиевич по­до­шёл к ма­сте­ру: на­учи. Ну кто же от­ка­жет ру­ко­во­ди­те­лю. Спе­ци­а­лист по­ка­зал, как делать чер­но­вую фор­му из пла­сти­ли­на, как раз­ме­ши­вать гипс, как от­ли­вать. Нарисовал цве­то­чек, вот, мол, от­лей для на­ча­ла. Он про­во­зил­ся це­лую ночь, днём-то неко­гда бы­ло. На­ут­ро ма­стер по­смот­рел на ре­зуль­тат тру­дов и с раз­ма­ху бро­сил от­лив­ку на пол: пло­хая ра­бо­та!

- Ес­ли бы вы зна­ли, как мне то­гда ста­ло обид­но, - вспо­ми­на­ет сей­час Вя­че­слав Георгиевич. - Я директор, а он про­стой ра­бо­тя­га, я ему зар­пла­ту на­чис­ляю, а он со мной так! Но, сце­пив зу­бы, стал учить­ся даль­ше. На свое увле­че­ние гип­со­вы­ми по­дел­ка­ми он то­гда смот­рел, как на обыч­ное хоб­би.

Поз­же рэ­ке­ти­ры от­ня­ли биз­нес, мест­ные «доб­ро­же­ла­те­ли» по­со­ве­то­ва­ли по­ско­рее про­дать квар­ти­ру, ина­че сго­рит, не дай Бог. К сча­стью, остат­ков бы­ло­го бла­го­по­лу­чия хва­ти­ло, чтобы ку­пить жи­льё в Лив­нах. На ро­дине Ага­фо­по­дов стал пре­по­да­вать ОБЖ в школе и меж­ду де­лом ре­мон­ти­ро­вать леп­ные укра­ше­ния в до­мах сво­их со­се­дей и зна­ко­мых. Не за день­ги, для ду­ши, чтобы не за­быть толь­ко осво­ен­ное ма­стер­ство. Ну и для се­бя кое-что де­лал. А лет де­сять на­зад ему по­зво­ни­ли.

- Ма­рие-Маг­да­лин­ский мо­на­стырь в Дол­жан­ском рай­оне очень ост­ро нуж­да­ет­ся в спе­ци­а­ли­сте. Им нуж­но вос­ста­но­вить леп­ные укра­ше­ния ко­лонн верх­не­го хра­ма и леп­ни­ну по пе­ри­мет­ру. Но мо­на­стырь очень бе­ден, и за­пла­тить пол­ную сто­и­мость за ра­бо­ту не мо­жет. Не по­про­бу­е­те им по­мочь?

Это бы­ла пер­вая ра­бо­та для хра­ма, ко­то­рую бес­плат­но сде­лал Вя­че­слав Георгиевич. Она очень по­нра­ви­лась на­сто­я­тель­ни­це и при­хо­жа­нам. И ма­туш­ка Мар­фа по­ре­ко­мен­до­ва­ла его дру­гой ма­туш­ке, на­сто­я­тель­ни­це бол­хов­ско­го мо­на­сты­ря.

- Сна­ча­ла у нас де­ло на лад не пошло, - вспо­ми­на­ет Вя­че­слав Георгиевич. - От­лил я ей две ико­ны, рас­пи­сал их и при­вёз в Бол­хов. Она гля­ну­ла и ах­ну­ла! Го­во­рит: «Что же ты сде­лал! Скульп­тур­ные ико­ны долж­ны быть бе­лые».

Вот уж не бы­ло пе­ча­ли! Несколь­ко ме­ся­цев тру­да ушли впу­стую. Ико­ны Вя­че­слав Георгиевич от­дал мо­на­сты­рю в по­да­рок и уехал в Лив­ны. Он по­ни­мал, что стро­гая бе­лиз­на гип­са тре­бу­ет от ма­сте­ра осо­бой вы­ра­зи­тель­но­сти. Несколь­ко пер­вых по­пы­ток разо­ча­ро­ва­ли его са­мо­го. Труд­нее все­го ему да­ва­лось вы­ра­же­ние ли­ков. У икон Бо­го­ма­те­ри, ко­то­рые в ос­нов­ном отливает Ага­фо­по­дов, ли­цо од­но и то же, а вы­ра­же­ние раз­ное. Боль­ше все­го Вя­че­слав Георгиевич лю­бит ико­ну Бо­го­ро­ди­цы Тих­вин­ской.

- Она вы­шла из-под мо­их рук с улыб­кой, - го­во­рит он. - И улы­ба­ет­ся так свет­ло, так ра­дост­но. Точ­но ра­ду­ет­ся, что от­ли­та, что при­шла в мир.

10 ЛЕТ ВЯ­ЧЕ­СЛАВ ГЕОРГИЕВИЧ ОТЛИВАЕТ ОБРАЗЫ.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.