В КА­БИ­НЕ­ТЕ ПОЛИКАРПОВА

9 июня ис­пол­ни­лось 125 лет со дня рож­де­ния на­ше­го зем­ля­ка Николая Поликарпова.

AiF Oryol - - ЛИЧНОСТЬ - Ген­на­дий РЫЖКИН

В 2001 ГО­ДУ В ГО­СТЯХ У ВНУКА АВИАКОНСТРУКТОРА ПО­БЫ­ВАЛ КРАЕВЕД ГЕН­НА­ДИЙ РЫЖКИН, КО­ТО­РО­МУ ПО­СЧАСТ­ЛИ­ВИ­ЛОСЬ ОКУ­НУТЬ­СЯ В АТ­МО­СФЕ­РУ ЖИЗ­НИ И РА­БО­ТЫ НИКОЛАЯ НИКОЛАЕВИЧА.

С ВИ­ЗИ­ТОМ ИЗ ЛИВЕН

- По лич­ным де­лам я по­ехал в Моск­ву и по­зво­нил ве­че­ром на квар­ти­ру Кор­шу­но­вых - По­ли­кар­по­вых. Труб­ку снял внук авиаконструктора Ан­дрей, ко­то­рый лю­без­но со­гла­сил­ся при­нять ме­ня. Я то­гда не знал, что он во­ен­ный ин­же­нер-обо­рон­щик, име­ет учё­ную сте­пень кан­ди­да­та на­ук. Он об этом скром­но умал­чи­вал. По­сле ужи­на Ан­дрей пред­ло­жил уеди­нить­ся и по­го­во­рить, как он ска­зал, «о де­де» - Ни­ко­лае Ни­ко­ла­е­ви­че По­ли­кар­по­ве. И мы по­шли по ко­ри­до­ру, уве­шан­но­му кар­ти­на­ми, вы­пол­нен­ны­ми мас­ля­ны­ми крас­ка­ми, в ста­рых ра­мах. Сю­же­ты на­по­ми­на­ли ра­бо­ты ма­сте­ров про­шлых ве­ков, в ос­нов­ном пей­за­жи. Но мои пред­по­ло­же­ния раз­ве­ял Ан­дрей:

- Нет, это все пи­сал дед, он лю­бил ри­со­вать, как рас­ска­зы­ва­ла ма­ма, про­во­дил за моль­бер­том мно­го сво­бод­но­го вре­ме­ни.

И вот мы ока­зы­ва­ем­ся в до­маш­нем ка­би­не­те Поликарпова. Боль­шой стол на­про­тив ок­на. Сле­ва так на­зы­ва­е­мое бю­ро - вы­со­кий сто­лик с на­клон­ной крыш­кой и с мно­же­ством вы­движ­ных ящич­ков. За та­ки­ми рань­ше чи­та­ли, а ча­ще пи­са­ли, но это мож­но бы­ло де­лать лишь стоя. По сте­нам ком­на­ты - книж­ные шка­фы с за­стек­лен­ны­ми двер­ка­ми и мно­же­ством книг. Вы­со­та - до по­тол­ка, а это, на­вер­ное, мет­ра че­ты­ре. Спра­ва на пол­ках раз­ные су­ве­ни­ры: модели са­мо­ле­тов Р-5, У-2, И-185, куб­ки, ва­зы, са­мо­лёт­ные ча­сы. В книж­ных шка­фах не толь­ко тех­ни­че­ская ли­те­ра­ту­ра, но и кни­ги по ар­хео­ло­гии, гео­гра­фии, фи­ло­со­фии, Со­чи­не­ния Фрей­да, Кла­у­зе­ви­ца, Ари­сто­те­ля. Ан­дрей при­но­сит аль­бо­мы с фо­то­гра­фи­я­ми: «Ма­ма неза­дол­го до смер­ти со­став­ля­ла их, де­ла­ла под­пи­си». И мы по­гру­жа­ем­ся в слож­ную, но ин­те­рес­ную жизнь авиаконструктора Николая Поликарпова.

ПУ­ТЕ­ШЕ­СТВИЕ ПО ФОТОАЛЬБОМУ

Се­мья По­ли­кар­по­вых жи­ла в скром­ном до­ме на краю се­ла Геор­ги­ев­ское, ныне Ка­ли­ни­но Ли­вен­ско­го уез­да, у церк­ви Геор­гия По­бе­до­нос­ца. Её гла­ва Ни­ко­лай Пет­ро­вич слу­жил в этой церк­ви, и ко­гда сы­ну Ко­ле ис­пол­ни­лось 9 лет, он по­вёз его в Лив­ны, где устро­ил в ду­хов­ное учи­ли­ще. Жи­льё маль­чи­ку на­шли на ули­це Куз­нец­кой в до­ме небо­га­то­го куп­ца Ко­ло­мы­це­ва.

Го­род­ские от­но­си­лись к при­ез­жим из де­ре­вень свы­со­ка, но вско­ре Ко­ля по­ка­зал, что он ни­чуть не усту­па­ет по раз­ви­тию и да­же пре­вос­хо­дит мно­гих. По­мощ­ник смот­ри­те­ля учи­ли­ща Бо­г­да­нов на­пи­сал в Ко­ли­ном днев­ни­ке: «… В знак рас­по­ло­же­ния, обу­слов­лен­но­го хо­ро­шим по­ве­де­ни­ем и успе­ха­ми мо­е­го пи­том­ца, по­же­лаю пре­успе­вать в на­у­ках…» Эта за­пись мно­го зна­чи­ла. В 1907 го­ду Ни­ко­лай с от­ли­чи­ем за­кон­чил учи­ли­ще. В вы­бо­ре даль­ней­ше­го пу­ти во­про­сов не воз­ни­ка­ло: сын свя­щен­ни­ка то­же дол­жен быть свя­щен­ни­ком, и вот - Ор­лов­ская ду­хов­ная се­ми­на­рия. Здесь пре­по­да­ва­ли не толь­ко цер­ков­ные на­у­ки, но и ли­те­ра­ту­ру, ис­то­рию, ма­те­ма­ти­ку и фи­зи­ку. Усво­ил все пред­ме­ты он успеш­но, и, ка­за­лось, от­сю­да - прямая до­ро­га в свя­щен­но­слу­жи­те­ли. Но он ре­ша­ет свя­зать свою судь­бу с тех­ни­кой и по­сту­пить в по­ли­тех­ни­че­ский ин­сти­тут. Се­ми­нар­ско­го об­ра­зо­ва­ния для это­го ока­за­лось недо­ста­точ­но, нуж­но бы­ло пред­ста­вить ат­те­стат зре­ло­сти из гим­на­зии да ещё за­пла­тить 210 руб­лей в се­ми­на­рию, ес­ли так мож­но ска­зать, «за из­ме­ну» ду­хов­но­му ве­дом­ству. На­ко­нец, все пре­гра­ды и со­мне­ния пре­одо­ле­ны: он сда­ёт экс­тер­ном эк­за­ме­ны в 1-й муж­ской гим­на­зии и вновь успеш­но. В Пе­тер­бур­ге в По­ли­тех­ни­че­ском ин­сти­ту­те име­ни Пет­ра Ве­ли­ко­го учил­ся Ни­ко­лай хо­ро­шо, да ещё хо­дил на кур­сы авиа­ции и воз­ду­хо­пла­ва­ния. Так что и те­ма для ди­плом­но­го про­ек­та бы­ла вы­бра­на по авиа­ци­он­ной те­ма­ти­ке - про­ект аэро­пла­на. По­сле окон­ча­ния ин­сти­ту­та Ни­ко­лай По­ли­кар­пов свя­зал свою судь­бу с авиа­ци­ей, и как ока­за­лось, на­все­гда.

ИС­ТРЕ­БИ­ТЕЛЬ СО­ЗДА­ВАЛ­СЯ В ТЮРЬ­МЕ

В 1928 го­ду Ни­ко­лай Ни­ко­ла­е­вич ра­бо­тал тех­ни­че­ским ди­рек­то­ром и глав­ным кон­струк­то­ром опыт­но­го авиа­за­во­да. То­гда он по­лу­чил за­да­ние на со­зда­ние ис­тре­би­те­ля до июля 1930 го­да. Он тру­дил­ся са­мо­заб­вен­но, ка­за­лось, что успех близ­ко и стра­на обя­за­тель­но по­лу­чит но­вый са­мо­лет. Но но­чью при­е­ха­ли лю­ди из ОГПУ, сде­ла­ли обыск и увез­ли Поликарпова. Он об­ви­нял­ся во вре­ди­тель­стве. Сна­ча­ла усло­вия бы­ли ужас­ные. Де­ни­сов, си­дев­ший с По­ли­кар­по­вым, пи­сал: «…са­жа­ли на обыч­ное вед­ро на сквоз­ня­ке - си­ди, по­ка не ска­жешь, кто и где те­бя за­вер­бо­вал шпи­о­ном…»

Но ру­ко­во­ди­те­ли спо­хва­ти­лись, что аре­сто­ва­ли луч­ших спе­ци­а­ли­стов, и са­мо­лё­ты неко­му ста­ло кон­стру­и­ро­вать. Смерт­ный приговор По­ли­кар­по­ву сроч­но за­ме­ни­ли на де­сять лет тюрь­мы и при­вез­ли на за­вод име­ни Мен­жин­ско­го, где в од­ном из ан­га­ров устро­и­ли кон­струк­тор­ское бю­ро. Ря­ды куль­ма­нов и сто­лов, в дру­гом ан­га­ре - кой­ки. Это бы­ло - ЦКБ-39 ОГПУ, или, как его про­зва­ли кон­струк­то­ры, «Ша­ра­га». Что­бы мень­ше ду­ма­ли о еде, хо­ро­шо кор­ми­ли, ра­бо­тал так­же бу­фет, где про­да­ва­ли осет­ри­ну и апель­си­ны. Но кру­гом бы­ли охран­ни­ки. На­чаль­ни­ком кон­струк­тор­ской груп­пы был пред­ста­ви­тель ОГПУ. Все­го в 1930 го­ду ту­да по­ме­сти­ли 300 че­ло­век.

28 мар­та 1930 го­да был утвер­ждён ма­кет­ный об­ра­зец ис­тре­би­те­ля. На по­строй­ку са­мо­лё­та на­чаль­ство от­пу­сти­ло ме­сяц, 29 ап­ре­ля был вы­пол­нен ис­пы­та­тель­ный по­лёт. Двум са­мо­лё­там из этой се­рии при­сво­и­ли звуч­ные име­на: «Клим Во­ро­ши­лов» и «По­да­рок XVI съез­ду». На ки­ле на­ри­со­ва­ли пя­ти­ко­неч­ную звез­ду, в цен­тре ко­то­рой впи­са­ли буквы «ВТ», что озна­ча­ло «внут­рен­няя тюрь­ма». По­сле успеш­ных ис­пы­та­ний са­мо­лёт И-5 по­ка­за­ли са­мо­му Ста­ли­ну на Ходын­ском аэро­дро­ме. По во­ору­же­нию объ­яс­не­ния сде­лал На­даш­ке­вич, по са­мо­лё­ту - По­ли­кар­пов. Вождь вни­ма­тель­но вы­слу­шал до­кла­ды, а по­том спро­сил: «Вас здесь не угне­та­ют?»

К кон­цу 1932 го­да бы­ло на­ла­же­но се­рий­ное про­из­вод­ство ис­тре­би­те­ля, и он по­шёл в воз­душ­ный флот. А рань­ше, ле­том 1931 го­да, Ни­ко­лай Ни­ко­ла­е­вич по­зво­нил до­мой и ска­зал су­пру­ге:

- Шу­ра, я еду до­мой.

Впо­след­ствии под ру­ко­вод­ством на­ше­го зем­ля­ка со­зда­ют­ся ис­тре­би­те­ли И-15, И-153, И-16, И-17, И-180. По­след­ним пред­по­ла­га­лось осна­стить на­шу авиа­цию пе­ред во­ен­ной гро­зой, ко­то­рая неумо­ли­мо на­дви­га­лась.

ТРА­ГЕ­ДИЯ

В ка­би­не­те у Николая Николаевича ви­сел порт­рет Чка­ло­ва в рам­ке. На ме­ня смот­ре­ло му­же­ствен­ное ли­цо с мор­щи­ной меж­ду бро­вей и стро­гим взгля­дом. Он ра­бо­тал в кон­струк­тор­ском бю­ро Поликарпова лёт­чи­ком-ис­пы­та­те­лем, дал пу­тёв­ку в жизнь мно­гим ис­тре­би­те­лям, ко­то­рые в на­ча­ле трид­ца­тых го­дов счи­та­лись луч­ши­ми в ми­ре. Но бо­е­вая про­вер­ка ма­шин в небе Ис­па­нии, на озе­ре Ха­сан по­ка­за­ла, что они от­ста­ли от жиз­ни - тер­пе­ли по­ра­же­ния в небе.

В бю­ро Поликарпова дни и но­чи ра­бо­та­ют над но­вым ис­тре­би­те­лем. Труд­но­стей пре­одо­ле­ли мно­го: то мо­то­ра не бы­ло, то на за­во­де не мог­ли освоить но­вые тех­но­ло­гии. Но всё-та­ки в де­каб­ре 1938 го­да са­мо­лёт был до­став­лен на аэро­дром.

Чка­ло­ва то­гда ча­сто от­зы­ва­ли из от­пус­ка, 3 де­каб­ря он при­был на ис­пы­та­ния. С са­мо­лё­том не ла­ди­лось, ко­мис­сия об­на­ру­жи­ва­ла де­сят­ки де­фек­тов. Чка­лов нерв­ни­чал, воз­ме­щал зло на глав­ном кон­струк­то­ре, од­на­ко вы­лет со­сто­ял­ся, но всё за­кон­чи­лось тра­ги­че­ски. Мо­тор за­глох, при сни­же­нии ма­ши­на за­де­ла стел­ла­жи с ме­тал­лом и раз­би­лась. Чка­лов по­гиб. Пра­ви­тель­ствен­ная ко­мис­сия ви­нов­ни­ка­ми по­счи­та­ла Поликарпова, ди­рек­то­ра за­во­да и на­чаль­ни­ка ис­пы­та­тель­ной стан­ции. На сле­ду­ю­щий день Ста­лин по­зво­нил Ни­ко­лаю Ни­ко­ла­е­ви­чу и ска­зал, что он не ви­но­вен, пусть про­дол­жа­ет ра­бо­тать.

Но про­фес­си­о­наль­ная судь­ба Поликарпова по­сле ги­бе­ли Чка­ло­ва ока­за­лась неудач­ной. Ни один из его са­мо­лё­тов не был взят на во­ору­же­ние, хо­тя сле­ду­ю­щий ис­тре­би­тель И-185 имел луч­шие ха­рак­те­ри­сти­ки в ми­ре. Но про­бив­ной си­лы у Николая Николаевича уже не бы­ло. Его са­мо­лё­ты И-15, И-16 участ­во­ва­ли в на­чаль­ный пе­ри­од вой­ны, зна­ме­ни­тая «швей­ная ма­шин­ка» У-2 при­ме­ня­лась в ка­че­стве раз­вед­чи­ка, са­ни­тар­но­го са­мо­ле­та и да­же бом­бар­ди­ров­щи­ка.

Он два­жды удо­ста­и­вал­ся зва­ния ла­у­ре­а­та Ста­лин­ской пре­мии, из­би­рал­ся де­пу­та­том Вер­хов­но­го Со­ве­та СССР, в 1940 го­ду стал Ге­ро­ем со­ци­а­ли­сти­че­ско­го тру­да. В по­след­ние го­ды сво­ей жиз­ни был за­ве­ду­ю­щим ка­фед­рой в Мос­ков­ском авиа­ци­он­ном ин­сти­ту­те. 30 июля 1944 го­да он скон­чал­ся и был по­хо­ро­нен на Но­во­де­ви­чьем клад­би­ще.

Ко­ля По­ли­кар­пов во вре­мя уче­бы в ду­хов­ном учи­ли­ще. Ни­ко­лай По­ли­кар­пов.

В.П. Чка­лов с же­ной и Н.Н. По­ли­кар­пов.

Н.Н.По­ли­кар­пов да­ет по­яс­не­ния по ис­тре­би­те­лю И-5 И.В. Ста­ли­ну, С. Ор­джо­ни­кид­зе, В.М. Мо­ло­то­ву.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.