ГРАНЬ МЕЖ­ДУ ПРАВ­ДОЙ И БО­ЛЬЮ

Ка­рен Шахназаров ­ о том, что мож­но най­ти в на­шей ис­то­рии

AiF Oryol - - КУЛЬТУРА -

ЧТО­БЫ ПЕ­РЕ­НЕ­СТИ ЭТУ ИС­ТО­РИЮ НА ЭКРАНЫ, ПРИ­ШЛОСЬ ЖДАТЬ БОЛЬ­ШЕ 10 ЛЕТ.

И вот в про­кат вы­хо­дит фильм Алек­сандра Ара­ви­на «Решение о лик­ви­да­ции», в ос­но­ву сю­же­та ко­то­ро­го лег­ла опе­ра­ция по лик­ви­да­ции од­но­го из са­мых кро­ва­вых бо­е­ви­ков че­чен­ских войн - Ша­ми­ля Ба­са­е­ва. Про­дю­се­ром кар­ти­ны вы­сту­пил ре­жис­сёр Ка­рен ШАХНАЗАРОВ.

«РА­НЫ ЕЩЁ НЕ ЗАЖИЛИ»

- Ка­рен Геор­ги­е­вич, я бы­ла очень удив­ле­на, ко­гда уви­де­ла ва­шу фа­ми­лию сре­ди со­зда­те­лей филь­ма про че­чен­скую вой­ну. Ни­как ре­жис­сёр филь­мов «Мы из джа­за», «Курьер», «Ан­на Ка­ре­ни­на. Ис­то­рия Врон­ско­го» не ас­со­ци­и­ру­ет­ся с че­чен­ски­ми бо­е­ви­ка­ми.

- А че­го здесь уди­ви­тель­но­го? Мне сце­на­рий по­нра­вил­ся. Ис­то­рия лик­ви­да­ции Ша­ми­ля Ба­са­е­ва - хо­тя у нас в филь­ме он Баз­га­ев - неве­ро­ят­но ин­те­рес­ная. Так что это не гос­за­каз, де­нег на фильм нам ни­кто не да­вал.

- Вы ска­за­ли, что из­ме­ни­ли фа­ми­лию од­но­го из глав­ных пер­со­на­жей. А в са­мой ис­то­рии мно­го поменяли по срав­не­нию с тем, как всё бы­ло в ре­аль­но­сти?

- Нет, в жиз­ни всё про­ис­хо­ди­ло так, как в ки­но по­ка­за­но. Лю­ди, ко­то­рые участ­во­ва­ли в той опе­ра­ции, жи­вы, они нас кон­суль­ти­ро­ва­ли. Мо­жет, ко­неч­но, что-то и недо­го­ва­ри­ва­ли (сме­ёт­ся), ведь име­на неко­то­рых офи­це­ров до сих пор нель­зя раз­гла­шать.

- По­ка над филь­мом ра­бо­та­ли и с кон­суль­тан­та­ми об­ща­лись, что-то но­вое для се­бя от­кры­ли?

- Но­вое для се­бя? От­крыл! Се­ве­ро­кав­каз­ских ак­тё­ров. Бы­ло ис­ку­ше­ние пой­ти по тра­ди­ци­он­но­му пу­ти и на ро­ли че­чен­цев, ин­гу­шей, осе­тин при­гла­сить гру­зин или ар­мян. Но я пред­ло­жил всё-та­ки по­смот­реть мест­ных. И вы­яс­ни­лось, что ак­тё­ры они от­лич­ные - очень ор­га­нич­ные, с ха­риз­мой.

Что же ка­са­ет­ся са­мой опе­ра­ции... Ба­са­ев то­гда дер­зей­шую ата­ку за­ду­мал - он ре­шил уни­что­жить са­мо­лёт с пре­зи­ден­том, ко­то­рый дол­жен был ле­теть на саммит в Санкт-Пе­тер­бург. Для это­го ему на­до бы­ло за­по­лу­чить ПЗРК (пе­ре­нос­ной зе­нит­ный ра­кет­ный ком­плекс. - Ред.). Но но­вые ПЗРК (и вот этой де­та­ли я не знал) за­ко­ди­ро­ва­ны на опо­зна­ва­ние «свой - чу­жой». Рос­сий­ский са­мо­лёт ими сбить нель­зя - ра­ке­ты в сто­ро­ну ухо­дят. Взло­мать эту про­грам­му очень труд­но. По­это­му Ба­са­ев на­чал разыс­ки­вать ста­рые со­вет­ские ПЗРК, у ко­то­рых та­кой ко­ди­ров­ки ещё не бы­ло. На­ши спе­цы, узнав, что он их ищет, раз­ра­бо­та­ли очень хит­рую и очень слож­ную ком­би­на­цию, ко­то­рая поз­во­ли­ла Ба­са­е­ва устра­нить.

- Вы сни­ма­ли в Осе­тии, Ин­гу­ше­тии. Там ра­ны, на­не­сён­ные че­чен­ски­ми вой­на­ми, за­тя­ну­лись?

- Там по-преж­не­му всё очень слож­но. Так что ра­ны всё ещё све­жие.

- За вре­мя и пер­вой, и вто­рой че­чен­ских кам­па­ний столь­ко тра­ге­дий разыг­ра­лось... Но пе­ре­не­сти это на экраны риск­ну­ли еди­ни­цы. Ба­ла­ба­нов снял «Вой­ну», Ро­гож­кин - «Блок­пост». По­че­му про Ве­ли­кую Оте­че­ствен­ную чуть ли не каж­дый вто­рой фильм сни­ма­ет­ся, а эти тро­гать бо­ят­ся?

- Те­ма Ве­ли­кой Оте­че­ствен­ной вос­тре­бо­ва­на - лю­ди лю­бят ки­но про ту вой­ну. Из мо­их кар­тин са­мая по­пу­ляр­ная - это «Бе­лый тигр». А в Чечне, по су­ти, шла граж­дан­ская вой­на. Это бы­ло очень тя­жё­лое событие в на­шей ис­то­рии. А про граж­дан­скую вой­ну рас­ска­зы­вать слож­но. Необ­хо­ди­мо най­ти ка­кую-то грань, что­бы и прав­ду по­ка­зать, и вред не на­не­сти.

ПРО­ВЕР­КА ВРЕ­МЕ­НЕМ

- В на­ча­ле го­да оте­че­ствен­ные кар­ти­ны би­ли ре­кор­ды, со­би­рая в про­ка­те мил­ли­ар­ды руб­лей. Но пре­мье­ры, вы­шед­шие в ап­ре­ле-мае, зри­те­ля не за­ин­те­ре­со­ва­ли. По­че­му дви­же­ние рос­сий­ско­го ки­но вверх за­кон­чи­лось так быст­ро?

- По­то­му что у нас очень ма­ло ки­но сни­ма­ет­ся. Ес­ли бы мы сни­ма­ли филь­мов 300 в год, как в со­вет­ское вре­мя, то и дви­же­ние вверх не оста­нав­ли­ва­лось бы.

Да и, чест­но го­во­ря, эта ариф­ме­ти­ка - кто сколь­ко мил­ли­о­нов со­брал - ме­ня на­чи­на­ет пу­гать. Кар­ти­ну - хо­ро­шая она или пло­хая - оце­ни­ва­ет толь­ко вре­мя. С точ­ки зре­ния кас­сы «Зер­ка­ло» Тар­ков­ско­го, про­ва­лив­ше­е­ся в про­ка­те, - пло­хая кар­ти­на. Но её по-преж­не­му смот­рят во всём ми­ре. А мас­су филь­мов, ко­то­рые вы­шли од­но­вре­мен­но с ней и со­бра­ли хо­ро­шую кас­су, те­перь да­же спе­ци­а­ли­сты не вспом­нят. По­это­му я, бу­дучи ры­ноч­ным че­ло­ве­ком, не хо­тел бы оце­ни­вать кар­ти­ны толь­ко по фи­нан­сам.

- Вы го­во­ри­те: на­до боль­ше филь­мов сни­мать. А у нас хва­тит лю­дей, ко­то­рые на­пи­шут та­кое ко­ли­че­ство ин­те­рес­ных ис­то­рий?

- Нет, не хва­тит, это вер­но. Се­го­дня и ин­сти­тут сце­на­ри­стов на­до воз­рож­дать, и ин­сти­тут ре­дак­то­ров, су­ще­ство­вав­ший в со­вет­ское вре­мя и очень жёст­ко ра­бо­тав­ший со сце­на­ри­я­ми. «Мы из джа­за» я за­пус­кал у Геор­гия Да­не­лии. Он за­ста­вил нас на­пи­сать три ва­ри­ан­та сце­на­рия, на об­суж­де­ни­ях раз­дол­бав нас страш­но. В ито­ге от пер­во­го ва­ри­ан­та оста­лась лишь сце­на с во­ра­ми, где во­ра в за­коне иг­рал Ев­ге­ний Ев­стиг­не­ев. И до сих пор я, вос­пи­тан­ный на той, со­вет­ской шко­ле, пер­вый ва­ри­ант сце­на­рия вы­бра­сы­ваю и пе­ре­пи­сы­ваю всё по несколь­ко раз.

- «Как в со­вет­ское вре­мя» эта фра­за зву­чит се­го­дня очень ча­сто. По­че­му в со­вет­ское вре­мя мы и в фут­бол хо­ро­шо иг­ра­ли, и филь­мы сни­мать уме­ли, и ра­ке­ты за­пус­ка­ли, ко­то­рые не па­да­ют? Сколь­ко вре­ме­ни долж­но прой­ти, что­бы мы сно­ва научились де­лать всё это хо­ро­шо?

- Я не смот­рю на си­ту­а­цию так тра­ги­че­ски. И, меж­ду про­чим, пре­крас­но пом­ню, как в 90-е гг., ко­гда я го­во­рил доб­рые сло­ва про со­вет­ское ки­но, ме­ня неко­то­рые про­си­ли: не на­до так уж вос­хва­лять на­сле­дие СССР. Так что я очень рад, что се­го­дня мы на­ча­ли в сво­ём про­шлом ви­деть не толь­ко нега­тив.

И де­лать хо­ро­шо мы мно­гое уме­ем. Мост вон по­стро­и­ли! Что ты улы­ба­ешь­ся? По­стро­и­ли? По­стро­и­ли! И ра­ке­ты ле­та­ют. Ну, ка­кие-то па­да­ют. Так они и в со­вет­ское вре­мя па­да­ли. И са­мо­лё­ты сно­ва у нас де­ла­ют.

И во­об­ще, как-то непра­виль­но мы ко все­му это­му от­но­сим­ся. Я со­вет­ский че­ло­век, при­дер­жи­ва­юсь опре­де­лён­ных взгля­дов. Но ко­гда смот­рю на ин­фра­струк­ту­ру, ко­то­рую за эти го­ды по­стро­и­ли... Ну не бы­ло это­го в СССР! Всех этих тор­го­вых цен­тров, раз­вя­зок, за­пра­вок. Ка­жет­ся, что здесь та­ко­го? Но ведь это всё нуж­но бы­ло про­счи­тать, меж­ду со­бой увя­зать. Это ло­ги­сти­ка, это ком­па­нии, это ра­бо­чие ме­ста.

Вы огля­ни­тесь во­круг - всё вре­мя что-то стро­ят! Москва ста­ла дей­стви­тель­но дру­гой. И дол­жен ска­зать, что она, по­жа­луй, луч­ше той Моск­вы, в ко­то­рой я вы­рос. Что, нет, что ли? Ко­неч­но, луч­ше! Москва в со­вет­ское вре­мя бы­ла го­ро­дом ми­лым, но до­ста­точ­но без­ли­ким. Ка­фе не бы­ло, ма­га­зи­нов не бы­ло. Всей этой жиз­ни, ко­то­рая де­ла­ет го­род го­ро­дом, не бы­ло. Ко­неч­но, но­сталь­ги­ро­вать хо­ро­шо, но до опре­де­лён­ных пре­де­лов. - А сей­час всё бур­лит? - Ну, в об­щем-то, бур­лит!

Ба­са­ев то­гда за­ду­мал дер­зей­шую ата­ку - он ре­шил уни­что­жить са­мо­лёт с пре­зи­ден­том. Для это­го ему на­до бы­ло за­по­лу­чить ПЗРК .

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.