ПО СЛЕ­ДАМ ПРЕД­КОВ

AiF Penza - - ТРАДИЦИИ -

В ПЕН­ЗЕ ПО­ЯВИ­ЛАСЬ НО­ВАЯ ЗА­БА­ВА. РУ­КО­ВО­ДИ­ТЕ­ЛИ НЕКО­ТО­РЫХ КОМ­ПА­НИЙ ОР­ГА­НИ­ЗУ­ЮТ ДЛЯ СВО­ИХ СО­ТРУД­НИ­КОВ МА­СТЕР-КЛАС­СЫ ПО ЛЕП­КЕ АБАШЕВСКОЙ ИГ­РУШ­КИ.

Для это­го при­гла­ша­ют про­фес­си­о­на­лов сво­е­го де­ла, и тут на­чи­на­ет­ся сказ­ка: с по­мо­щью не все­гда по­слуш­ной гли­ны рож­да­ют­ся не­обыч­ные оле­ни, ко­то­рые, ка­жет­ся, при­ле­те­ли с дру­гой пла­не­ты, со­ба­ки, иг­ра­ю­щие с щен­ка­ми, гор­дые ба­ра­ны.

А в это вре­мя в неболь­шом ста­рин­ном се­ле Аба­ше­во Спас­ско­го рай­о­на вол­шеб­ство гла­вен­ству­ет уже на про­тя­же­нии не од­но­го ве­ка. Прак­ти­че­ски в каж­дом до­ме здесь про­дол­жа­ют ста­рую тра­ди­цию — ле­пят аба­шев­ские иг­руш­ки. Спе­ци­аль­но для это­го в до­мах или да­же на ули­це вы­кла­ды­ва­ют пе­чи, а ма­те­ри­а­ла на сель­ском гли­ни­ще хва­та­ет и для тех, кто учил­ся сво­е­му ма­стер­ству у де­дов, и для новичков.

ТРА­ДИ­ЦИИ ПО­ВСЮ­ДУ

Ни­кто не пом­нит о вре­ме­ни воз­ник­но­ве­ния про­мыс­ла. Еще на за­ре XX ве­ка ста­ри­ки го­во­ри­ли, что рань­ше прак­ти­че­ски в каж­дом дво­ре кру­ти­лись гон­чар­ные кру­ги, ча­ди­ли пе­чи для об­жи­га из­де­лий — гор­ны, слы­ша­лась трель го­то­вых сви­сту­лек. Имен­но то­гда окон­ча­тель­но сфор­ми­ро­вал­ся об­лик зна­ме­ни­той абашевской иг­руш­ки: жи­вот­ные с длин­ны­ми мас­сив­ны­ми ше­я­ми, неболь­шой го­ло­вой, глу­бо­ко про­ца­ра­пан­ны­ми глаз­ка­ми. А вот в ко­ро­тень­ких нож­ках ска­зоч­ных су­ществ про­явил­ся не толь­ко сим­во­лизм ма­сте­ров (ко­ро­тень­кое — зна­чит ос­но­ва­тель­ное, креп­ко сто­я­щее на зем­ле), но и прак­тич­ность. Иг­руш­ки на ба­зар но­си­ли в ко­том­ках, и, ко­неч­но, строй­ные длин­ные но­ги в та­ких узел­ках ло­ма­лись.

«Игру­шеч­ное» де­ло бы­ло по­став­ле­но на по­ток. Ку­ста­ри со­би­ра­лись в ар­те­ли. Од­ни до­бы­ва­ли гли­ну, дру­гие за­ни­ма­лись леп­кой, тре­тьи — гла­зи­ров­кой, а кто-то с обо­зом во­зил по­су­ду, ор­лов на печ­ные тру­бы, ко­пил­ки и иг­руш­ки по до­лам и ве­сям на про­да­жу. Сфор­ми­ро­ва­лись ди­на­стии гон­ча­ров: Зот­ки­ны, Мат­ве­е­вы, Ма­лы­ше­вы, Бли­но- вы, Есь­ки­ны.

Ка­жет­ся, что аба­шев­ские иг­руш­ки здесь по­всю­ду. На под­окон­ни­ке од­но­го из до­мов сто­ит олень с зо­ло­ты­ми ро­га­ми. На­встре­чу мне идет школь­ни­ца с боль­шим рюк­за­ком, в ру­ках у нее сви­стуль­ка в ви­де кра­си­во­го бе­ло­го ле­бе­дя. А под но­га­ми вдруг ви­жу гли­ня­ный оско­лок от кув­ши­на. «Та­ко­го добра у нас мно­го, — улы­ба­ет­ся пред­се­да­тель Аба­шев­ско­го сель­со­ве­та Га­ли­на ГЕРАСИНА. — Вот что зна­чит: все ве­ка­ми ко­пи­лось. Ста­рой гли­ня­ной по­су­ды очень мно­го».

Ле­пят аба­шев­ские иг­руш­ки в ос­нов­ном до­ма: ли­бо по­оди­ноч­ке, ли­бо объ­еди­ня­ют­ся в круж­ки.

БЕЗ ЛА­БО­РА­ТО­РИИ

Пер­вым де­лом от­прав­ля­юсь в го­сти к ор­га­ни­за­то­ру об­ще­ства «Фонд воз­рож­де­ния абашевской иг­руш­ки», ру­ко­во­ди­те­лю Абашевской ла­бо­ра­то­рии Иде КАЛИМУЛЛИНОЙ. Она не про­сто ху­дож­ник и боль­шой лю­би­тель на­род­ных ху­до­же­ствен­ных про­мыс­лов, а еще и необык­но­вен­но та­лант­ли­вый че­ло­век.

«Од­но вре­мя я ра­бо­та­ла ру­ко­во­ди­те­лем изо­сту­дии в Ка­за­ни, - рас­ска­зы­ва­ет Ида Са­фи­ев­на. - Там мои уче­ни­ки при­нес­ли мне кни­гу Ген­на­дия Бли­но­ва «Чу­до-ко­ни, чу­до-пти­цы», в ко­то- рой бы­ло на­пи­са­но про аба­шев­скую иг­руш­ку. Так как я очень люб­лю на­род­ные про­мыс­лы, изу­ча­ла их по всей Рос­сии, из­де­лия, ко­то­рые де­ла­ли аба­шев­ские ма­сте­ра, ме­ня очень за­ин­те­ре­со­ва­ли. В 1984 го­ду я при­е­ха­ла в Аба­ше­во, ку­пи­ла здесь до­мик и оста- лась, на­ча­ла учить­ся ма­стер­ству у ста­рей­ших про­фес­си­о­на­лов гон­чар­но­го де­ла».

В 1990 го­ду пред­се­да­тель кол­хо­за пе­ре­дал Калимуллиной по­ме­ще­ние быв­ше­го прав­ле­ния кол­хо­за, а за­тем об­ще­жи­тия под жи­лые квар­ти­ры и од­но по­ме­ще­ние под ла­бо­ра­то­рию Абашевской иг­руш­ки

В фев­ра­ле это­го го­да в ла­бо­ра­то­рии от­клю­чи­ли отоп­ле­ние, сня­ли и увез­ли га­зо­вый счет­чик и печь для об­жи­га твор­че­ских и учеб­ных из­де­лий из гли­ны. Иде Са­фи­евне пред­ло­жи­ли несколь­ко ва­ри­ан­тов даль­ней­шей ра­бо­ты, но не один из них ее не устро­ил. По сло­вам женщины, по­ка ей при­хо­дит­ся ра­бо­тать до­ма. Иг­руш­ки сох­нут при ком­нат­ной тем­пе­ра­ту­ре. Ко­гда на ули­це ста­нет теп­лее, их мож­но бу­дет об­жи­гать в зем­ле. Но все рав­но нуж­на хо­ро­шая печь для об­жи­га».

А печь необ­хо­ди­ма. Бли­же к ле­ту для зна­ком­ства с абашевской иг­руш­кой при­едут уче­ни­ки од­ной из го­род­ских школ. Несколь­ко дней они бу­дут жить в па­лат­ках и учить­ся на ма­стер­к­лас­сах у мест­ных ма­сте­ров.

Од­на­ко мно­гие жи­те­ли спо­кой­но ле­пят иг­руш­ки и до­ма.

А Ека­те­ри­на АНИ­КЕ­Е­ВА про­дол­жа­ет тра­ди­ции сво­их пра­де­дов. Ле­пит и рас­кра­ши­ва­ет иг­руш­ки до­ма. «Я из ста­ро­ве­ров, - рас­ска­зы­ва­ет жен­щи­на. – Смот­ре­ла, как сви­стуль­ки в свое вре­мя де­ла­ли ро­ди­те­ли, дед».

Мно­гие жи­те­ли се­ла ра­бо­та­ют до­ма

Иг­руш­ки бы­ва­ют раз­ных форм и рас­цве­ток

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.