МИС­СИЯ ДОБРА

AiF Penza - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - Али­на КУЛЬКОВА

ПЕНЗЯЧКА АНА­СТА­СИЯ ВИНОГРАДОВА УЖЕ 10 ЛЕТ ЖИ­ВЕТ И РА­БО­ТА­ЕТ В МОСКВЕ. ИЗ­ВЕСТ­НЫЙ ЧЕ­ЛО­ВЕК В ОБ­ЩЕ­СТВЕН­НЫХ ОР­ГА­НИ­ЗА­ЦИ­ЯХ: ФО­ТО- И ПОДИУМНАЯ МО­ДЕЛЬ, РА­БО­ТА­ЛА В ФОН­ДЕ «МИР ИС­КУС­СТВА», ПОМОГАЮЩЕМ ОДАРЕННЫМ ДЕ­ТЯМ С ПРО­БЛЕ­МА­МИ В РАЗ­ВИ­ТИИ. ОНА МНО­ГО ЕЗ­ДИТ ПО РОС­СИИ И ЕВ­РО­ПЕ. А НЕДАВ­НО ПО­БЫ­ВА­ЛА В РОД­НОМ ГО­РО­ДЕ С ОЧЕ­РЕД­НЫМ ВИ­ЗИ­ТОМ. ЧЕМ НЕ ПО­ВОД ВСТРЕ­ТИТЬ­СЯ?

ПРО­СТО БОГ ПРИ­ВЕЛ

— Ана­ста­сия, рас­ска­жи­те немно­го о се­бе.

— Еще 10 лет на­зад, я жи­ла в Пен­зе и меч­та­ла о пол­ной са­мо­ре­а­ли­за­ции по окон­ча­нии ин­сти­ту­та. И по­том как-то од­но­мо­мент­но ре­ши­лась на пе­ре­езд в сто­ли­цу. На­ча­лась под­го­тов­ка «плат­фор­мы» для жиз­ни, кре­дит, по­иск жи­лья в Москве. По жиз­ни я не мо­гу уси­деть на ме­сте — во мне ра­бо­та­ет веч­ный дви­га­тель — же­ла­ние со­зи­дать. Так уж по­ве­лось, что твор­че­ская энер­гия, ко­то­рая не смог­ла во­пло­тить­ся в тан­цах, о ко­то­рых я гре­зи­ла в дет­стве, вы­ли­ва­ет­ся в раз­лич­ные, ор­га­ни­зо­ван­ные мной фе­сти­ва­ли, кон­цер­ты, кон­кур­сы. И моя «си­дя­чая» про­фес­сия пси­хо­ло­га мне не при­го­ди­лась, че­му я очень ра­да. Да, мои ком­му­ни­ка­тив­ные на­вы­ки, зна­ние пси­хо­ло­гии лю­дей и опре­де­лен­ные ры­ча­ги по­мо­га­ют мне в мо­ей де­я­тель­но­сти, но я не мо­гу се­бе пред­ста­вить, что од­на­жды за­ся­ду в кон­суль­та­тив­ном ка­би­не­те вы­слу­ши­вать страж­ду­щих.

— А как так по­лу­чи­лось, что вы ре­ши­ли за­нять­ся бла­го­тво­ри­тель­но­стью?

— Я не ре­ши­ла. Ме­ня про­сто Бог при­вел. Это был 1997 год, про­хо­дил об­ласт­ной фе­сти­валь «На­деж­да», на ко­то­ром я уви­де­ла ре­бят из Ниж­не­ло­мов­ско­го дет­ско­го до­ма и по­ня­ла, что хо­чу сде­лать для них что­то доб­рое. Со­бра­ла сво­их дру­зей, с ко­то­ры­ми мы ор­га­ни­зо­ва­ли кон­церт са­мо­де­я­тель­но­сти, доб­рые лю­ди опла­ти­ли бен­зин и ку­пи­ли шо­ко­лад­ки. То­гда мне бы­ло око­ло 16 лет. И то­гда я по­ня­ла, что ни­ко­гда не бро­шу ре­бят из дет­до­ма, по­то­му что они ста­ли дей­стви­тель­но близ­ки­ми мне людь­ми.

— Ин­те­рес­но, как ре­а­ги­ро­ва­ли на то, что юная де­вуш­ка хо­чет ко­му-то по­мочь?

— Воз­мож­но, ко­му-то бы­ло смеш- и кто-то да­же ду­мал ско­ро она за­кон- этим за­ни­мать­ся».

А я ведь про­во­ди­ла бла­го­тво­ри­тель­ные ме­ро­при­я­тия в об­ход мест­ных де­я­те­лей, не ки­да­ясь им в нож­ки за по­мо­щью. Бы­ли мест­ные биз­не­сме­ны, ко­то­рые пред­ла­га­ли по­мощь, я не от­ка­зы­ва­лась, но про­сить не про­си­ла, и не по­то­му что бы­ла гор­дой, а по­то­му что по­ни­ма­ла, что мне от­ка­жут. Бы­ло проще об­ра­тить­ся к про­стым лю­дям, как и сей­час. Недав­но, на­при­мер, бы­ли нуж­ны день­ги на опе­ра­цию по уста­нов­ке кар­дио­сти­му­ля­то­ра. Кво­ту на опе­ра­цию необ­хо­ди­мо бы­ло ждать но, «ну чит два квар­та­ла, а у ме­ня это­го вре­ме­ни про­сто не бы­ло. Обыч­ные лю­ди, со всей Рос­сии, и да­же дру­гих стран, со­бра­ли необ­хо­ди­мую сум­му все­го за че­ты­ре дня!

УС­ЛОВ­НО ДО­СТУП­НАЯ СРЕ­ДА

— По­че­му вы уеха­ли из Пензы?

— Я по­ни­ма­ла, что мне про­сто необ­хо­ди­мо раз­ви­вать­ся даль­ше, что-то де­лать, а в род­ном го­ро­де этим за­ни­мать­ся не по­лу­ча­лось. Хо­тя в Пен­зе я да­же ра­бо­та­ла. Но в 2006 го­ду все­та­ки уеха­ла из нее.

— А во­об­ще на­сколь­ко ост­ро сто­ит про­бле­ма с тру­до­устрой­ством лю­дей с ин­ва­лид­но­стью?

— Про­бле­мы есть вез­де: и в Москве, и в Са­ма­ре. И их нель­зя бу­дет ре­шить до тех пор, по­ка не из­ме­нит­ся от­но­ше­ние к лю­дям с огра­ни­чен­ны­ми фи­зи­че­ски­ми воз­мож­но­стя­ми. На та­ких, увы, пре­жде смот­рят не как на спе­ци­а­ли­стов, а как на ин­ва­ли­дов. И ни­ко­го не вол­ну­ет, что они, на­при­мер, то­же мо­гут быть пре­крас­ны­ми юри­ста­ми, бух­гал­те­ра­ми или ма­ни­кюр­щи­ца­ми.

— Еще бы­ло бы ин­те­рес­но узнать, как в сто­ли­це ре­а­ли­зо­вы­ва­ет­ся про­грам­ма «До­ступ­ная сре­да»? — Со­ци­аль­но-зна­чи­мые объ­ек­ты, как пра­ви­ло, обо­ру­до­ва­ны пан­ду­са­ми, где­то уби­ра­ют­ся бор­дю­ры. Но опять-та­ки не все нор­ма­ти­вы вы­пол­ня­ют­ся. Что ка­са­ет­ся жи­лых до­мов, то мно­гое за­ви­сит от рай­о­на. До­пу­стим, я са­мо­сто­я­тель­но из сво­ей квар­ти­ры вый­ти не мо­гу, но бес­пре­пят­ствен­но до­брать­ся до мет­ро у ме­ня по­лу­ча­ет­ся.

НА­ЗАД В 90-Е

— Вы про­ра­бо­та­ли 12 лет в бла­го­тво­ри­тель­ном фон­де «Мир ис­кус­ства». Фон­де, ко­то­рый в

сле­ду­ю­щем го­ду мог бы от­ме­тить свое 20-ле­тие, но из-за про­блем с фи­нан­си­ро­ва­ни­ем, его за­кры­ва­ют. Ка­за­лось бы, а что даль­ше? Но, тем не ме­нее, недав­но я уви­де­ла на ва­шей стра­нич­ке в со­ци­аль­ной се­ти ин­фор­ма­цию о том, что вы со­би­ра­е­те сред­ства для Мок­шан­ско­го дет­ско­го до­ма…

— Фон­да нет, но есть я. И это са­мое глав­ное. Я счи­таю, что бла­го­тво­ри­тель­но­стью может за­ни­мать­ся лю­бой че­ло­век. Но, к со­жа­ле­нию, мно­гие лю­ди счи­та­ют, что ес­ли они да­дут 50, 100 руб­лей – это очень ма­ло и это не по­мощь. На са­мом де­ле, на 50,100 руб­лей мож­но ку­пить бан­ку мо­ю­ще­го сред­ства, ко­то­рое очень необ­хо­ди­мо в том же са­мом Мок­шан­ском дет­ском до­ме или Ниж­не­ло­мов­ском дет­ском до­ме-ин­тер­на­те.

— По­лу­ча­ет­ся, вы жи­вет в Москве, а по­мо­га­е­те пен­зен­ским учре­жде­ни­ям?

— Не толь­ко. Я ку­ри­рую та­к­же учре­жде­ния в Ка­луж­ской и Са­мар­ской, Твер­ской об­ла­стях. Ес­ли ко мне кто-то об­ра­ща­ет­ся за по­мо­щью, я не га­ран­ти­рую, но ста­ра­юсь по­мочь.

В слу­чае с Мок­шан­ским дет­до­мом по­лу­чи­лась ис­то­рия с ше­стью ру­ко­по­жа­ти­я­ми. До ме­ня до­шла ин­фор­ма­ция про его непро­стое по­ло­же­ние от дру­гих лю­дей. Сде­ла­ла на сво­ей стра­нич­ке пост о том, что нуж­на по­мощь, и за несколь­ко дней уда­лось со­брать сред­ства еще и для Ниж­не­ло­мов­ско­го ин­тер­на­та, ко­то­рый я опе­каю с 1998 го­да.

— Мне стран­но слы­шать о том, что сей­час дет­до­ма нуж­да­ют­ся в по­мо­щи. Вро­де бы не 90-е…

— Как раз 90-е. Мы уже ска­ти­лись к ним. Фи­нан­си­ро­ва­ние ужа­то до то­го, что где-то да­же не хва­та­ет туа­лет­ной бу­ма­ги, и это не миф.

Од­на моя зна­ко­мая ска­за­ла, что ин­тер­на­ты и дет­ские до­ма на­до про­ве­рять на что они тра­тят сред­ства, на что я от­ве­ти­ла, что на­до про­ве­рять пра­ви­тель­ство, ко­то­рое уре­за­ет фи­нан­си­ро­ва­ние и му­ча­ет учре­жде­ния про­ку­рор­ски­ми про­вер­ка­ми. Учре­жде­ния, в ко­то­рых про­сто нет туа­лет­ной бу­ма­ги, нет необ­хо­ди­мых 5000 пам­пер­сов в год, и спон­со­ры, ко­то­рые бы­ли еще два го­да на­зад, по­че­му-то ку­да­то де­лись.

Ко­гда я толь­ко на­чи­на­ла ра­бо­тать в Пен­зен­ской об­ла­сти и жи­ла еще здесь, мно­гие учре­жде­ния про­си­ли при­вез­ти в по­да­рок маг­ни­то­лы, фо­то­ап­па­ра­ты, а в од­ном – круж­ки, та­зи­ки и сред­ства от вшей. Как вы­яс­ни­лось, там де­ти пи­ли из май­о­нез­ных ба­но­чек. Бы­ло и та­кое.

ПО­МО­ГАТЬ МОЖЕТ КАЖ­ДЫЙ

«Фон­да нет, но есть я», — го­во­рит Ана­ста­сия Виноградова

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.