НЕПРОСТОЕ ДЕТ­СТВО

Как по­мочь тем, кто не же­ла­ет по­мо­щи?

AiF Penza - - ПЕНЗА ЭХО НЕДЕЛИ - КОРНЕЕВ Дмит­рий ЗАЙ­ЦЕВ

НА ПРО­ШЛОЙ НЕДЕ­ЛЕ СО­СТО­ЯЛ­СЯ МЕЖВЕДОМСТВЕННЫЙ РЕЙД ПО НЕБЛАГОПОЛУЧНЫМ СЕ­МЬЯМ ЛЕ­НИН­СКО­ГО РАЙ­О­НА. ПО­МИ­МО СО­ТРУД­НИ­КОВ ЦЕН­ТРА СОЦ­ЗА­ЩИ­ТЫ, МЧС И ПРА­ВО­ОХРА­НИ­ТЕЛЬ­НЫХ ОР­ГА­НОВ УЧА­СТИЕ В НЕМ ПРИ­НЯ­ЛИ КОР­РЕ­СПОН­ДЕН­ТЫ ЕЖЕ­НЕ­ДЕЛЬ­НИ­КА «АР­ГУ­МЕН­ТЫ И ФАК­ТЫ-ПЕН­ЗА».

В це­лом по го­ро­ду ситуация с небла­го­по­луч­ны­ми се­мья­ми все еще оста­ет­ся слож­ной. Так, в Ле­нин­ском рай­оне 54 се­мьи про­хо­дят по так на­зы­ва­е­мой ба­зе ДеСОП – то есть на­хо­дят­ся в со­ци­аль­но опас­ном по­ло­же­нии.

МНИМОЕ БЛА­ГО­ПО­ЛУ­ЧИЕ

Шест­на­дца­ти­лет­ний Де­нис

(имя из­ме­не­но) за все ле­то ни ра­зу не вы­шел на ули­цу. На ле­вой но­ге под­рост­ка за­креп­лен чер­ный пла­сти­ко­вый брас­лет. Это устрой­ство по­сто­ян­но­го сле­же­ния. Так пра­во­охра­ни­тель­ные ор­га­ны кон­тро­ли­ру­ют тех, кто на­хо­дит­ся под до­маш­ним арестом. Брас­лет нель­зя снять да­же в ду­ше - он непро­мо­ка­е­мый.

Несколь­ко ме­ся­цев на­зад Де­нис вме­сте со «стар­ши­ми то­ва­ри­ща­ми» по­пы­тал­ся обо­красть чу­жую квар­ти­ру. Сде­лать де­ло ти­хо не уда­лось. В ито­ге «то­ва­ри­щи» с ме­ста пре­ступ­ле­ния скры­лись, а Де­ни­са за­дер­жа­ла по­ли­ция. Те­перь, по­ка длит­ся след­ствие, ему за­пре­ще­но вы­хо­дить из до­ма. Да­же пра­во по­се­щать шко­лу род­ствен­ни­ки вы­нуж­де­ны вы­би­вать для под­рост­ка че­рез суд. Чем все за­кон­чит­ся - не из­вест­но. В луч­шем слу­чае на­ше­го ге­роя ждет услов­ный срок.

«По­том он го­во­рил нам, что сам тол­ком не зна­ет, как во­об­ще на та­кое ре­шил­ся, - рас­ска­зы­ва­ет специалист по со­ци­аль­ной ра­бо­те Ком­плекс­но­го цен­тра со­ци­аль­ной по­мо­щи се­мье и де­тям Ле­нин­ско­го рай­о­на Оль­га БА­РА­НО­ВА. - Про­сто все по­шли - и он по­шел. За ком­па­нию». Та­кие ис­то­рии во­все не ред­кость. Ес­ли рань­ше мел­кие пре­ступ­ле­ния и опас­ные ша­ло­сти бы­ли уде­лом толь­ко дво­ро­вой шпа­ны, то сей­час все ча­ще и ча­ще в зо­ну вни­ма­ния цен­тра соц­по­мо­щи по­па­да­ют де­ти из бла­го­по­луч­ных и да­же со­сто­я­тель­ных се­мей.

«Ро­ди­те­ли оза­бо­че­ны за­ра­ба­ты­ва­ни­ем де­нег, - кон­ста­ти­ру­ет Оль­га Вик­то­ров­на. Ко­неч­но, сей­час та­кое вре­мя, от это­го ни­ку­да не деть­ся. Но де­ти, по­лу­ча­ет­ся, предо­став­ле­ны са­ми се­бе. К то­му же они быст­рее взрос­ле­ют. Рань­ше, на­при­мер, упо­треб­лять ал­ко­голь на­чи­на­ли в сем­на­дцать­во­сем­на­дцать лет. Сей­час по­па­да­ют­ся та­кие, кто на­чи­на­ет в две­на­дцать, один­на­дцать и да­же де­сять лет».

Хва­та­ет, впро­чем, и «тра­ди­ци­он­ных» небла­го­по­луч­ных се­мей. С ни­ми, по при­зна­нию на­ше­го со­бе­сед­ни­ка, ра­бо­тать на­мно­го слож­нее. Фак­ти­че­ски, все, что мо­гут сде­лать со­ци­аль­ные служ­бы - провести вос­пи­та­тель­ную беседу, убе­дить (но опять же, толь­ко в уст­ной фор­ме) об­ра­тить­ся к вра­чу или в центр за­ня­то­сти. Су­ще­ству­ет, ко­неч­но, ком­плекс мер со­ци­аль­ной под­держ­ки: вы­да­ют­ся про­дук­то­вые на­бо­ры, огра­ни­зу­ет­ся за­ня­тость де­тей в круж­ках и сек­ци­ях, вы­де­ля­ют­ся пу­тев­ки в оздо­ро­ви­тель­ные ла­ге­ря, теп­лые вещи, канц­то­ва­ры, учеб­ни­ки. Но все это симп­то­ма­ти­че­ская помощь. Глав­ное же, не­смот­ря на все ста­ра­ния спе­ци­а­ли­стов, оста­ет­ся неиз­мен­ным.

НА­ДЕЖ­ДА ОСТА­ЕТ­СЯ

«Нель­зя по­мочь тем, кто сам это­го не же­ла­ет, - про­дол­жа­ет Оль­га Вик­то­ров­на. - У нас на участ­ке есть од­на се­мья. Ма­ма и па­па, с ни­ми доч­ка-вось­ми­класс­ни­ца. Ро­ди­те­ли пьют, при­чем мо­гут ухо­дить в за­пой на неде­ли и ме­ся­цы. По­том вы­хо­дят, мы с ни­ми бе­се­ду­ем, они со­гла­ша­ют­ся на ле­че­ние, про­ле­чи­ва­ют­ся… и спу­стя неко­то­рое вре­мя все на­чи­на­ет­ся сно­ва. Так про­дол­жа­ет­ся уже несколь­ко лет. При­чем пе­ри­о­ды «про­свет­ле­ния» по­сле оче­ред­ной ко­ди­ров­ки становятся все ко­ро­че и ко­ро­че - эф­фект сла­бе­ет. Они уже не из­ме­нят­ся. Но един­ствен­ное, что мы все вме­сте мо­жем сде­лать ор­га­ни­зо­вать до­суг ре­бен­ка, что­бы она ре­же ви­де­ла весь этот нега­тив. И па­рал­лель­но, ко­неч­но, про­дол­жать ра­бо­ту с ро­ди­те­ля­ми».

Край­ней ме­рой бы­ло и оста­ет­ся изъ­я­тие де­тей. Но это непросто - для это­го нуж­но, что­бы все ме­ры, пред­при­ня­тые ком­пе­тент­ны­ми ор­га­на­ми, ока­за­лись не дей­ствен­ны­ми. И что­бы су­ще­ство­ва­ла яв­ная угро­за жиз­ни и здо­ро­вью ре­бен­ка. Вот и по­лу­ча­ет­ся, что да­же с те­ми ро­ди­те­ля­ми, ко­то­рые за вод­кой не ви­дят бе­ло­го све­та, де­ти жи­вут дол­гие го­ды. Бе­з­услов­но, со­хра­не­ние се­мьи - пер­во­сте­пен­ная за­да­ча. Но до по­ни­ма­ния то­го, что да­ле­ко не каж­дую се­мью воз­мож­но со­хра­нить, наше го­су­дар­ство, ви­ди­мо, еще не до­рос­ло.

«К то­му же да­ле­ко не на всех ро­ди­те­лей это дей­ству­ет, - с со­жа­ле­ни­ем за­клю­ча­ет Оль­га Вик­то­ров­на. - В на­шей прак­ти­ке до­ста­точ­но ис­то­рий, ко­гда де­тей от­да­ва­ли в дет­ские до­ма, а ро­ди­те­ли так и про­дол­жа­ли пить и да­же вряд ли по­ни­ма­ли, что в их жиз­ни что-то из­ме­ни­лось.

Хо­тя бы­ва­ют и об­рат­ные при­ме­ры. У нас на уче­те дол­гое вре­мя сто­я­ла мать с ма­лень­ким ре­бен­ком. Она пи­ла, при­чем пи­ла за­по­я­ми. В кон­це кон­цов, не­смот­ря на все при­ня­тые ме­ры, ре­бен­ка у нее ото­бра­ли, по­том она по­па­ла в тюрь­му.

Ка­за­лось бы, финал по­ня­тен. Но она на­шла в се­бе си­лы пол­но­стью из­ме­нить свою жизнь. За­вя­за­ла с ал­ко­го­лем, на­шла ра­бо­ту, вос­ста­но­ви­лась в ро­ди­тель­ских пра­вах, ро­ди­ла вто­ро­го. Сей­час уже нян­чит вну­ков. Ко­неч­но, та­кое про­ис­хо­дит ред­ко - на­мно­го ре­же, неже­ли нам то­го хо­те­лось бы. Но все-та­ки про­ис­хо­дит - и это вну­ша­ет на­деж­ду».

С та­ки­ми брас­ле­та­ми в шко­лу не хо­дят...

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.