ЗА­ЛОЖ­НИ­КИ БХУХО

Как лег­ко, од­на­ко, на­ру­ша­ют­ся пра­ва че­ло­ве­ка

AiF Penza - - ПЕНЗА ТЕМА НОМЕРА - Оль­га СЕМЕНЕЕВА

ОБИ­ТА­ТЕ­ЛИ «ЗО­ЛО­ТЫХ ТРУЩОБ» ЖЕЛАЮТ ПРОЦВЕТАНИЯ ВСЕМ, КТО НАГРЕЛ РУ­КУ НА ИХ БЕДЕ. СЕМЬ ЛЕТ ОНИ ЖИ­ЛИ НА ФЕ­ДЕ­РАЛЬ­НОЙ СТРОЙ­КЕ, НА ИХ ЧАСТ­НОЙ ЗЕМ­ЛЕ ВОЗ­ВЕ­ЛИ ГИГАНТСКУЮ ПО-ПЕНЗЕНСКИМ МЕР­КАМ ЭСТАКАДУ, ИХ ДО­МОВ УЖЕ НЕ СУ­ЩЕ­СТВУ­ЕТ НА КАР­ТЕ, НО ОНИ ПО­ПРЕЖ­НЕ­МУ ЖИ­ВУТ ТАМ, ГДЕ НЕ ДОЛЖ­НЫ - ПРЯ­МО ПОД ОГРОМНЫМ МО­СТОМ, ПО КО­ТО­РО­МУ 24 ЧА­СА В СУТ­КИ НЕСУТСЯ АВ­ТО­МО­БИ­ЛИ.

А те, кто со­гла­сил­ся на пе­ре­езд, ока­за­лись втянутыми в ипо­теч­ную ка­ба­лу. Кто-то до сих пор пла­тит неподъ­ем­ные про­цен­ты, а кто-то, не имея та­кой воз­мож­но­сти, стал бом­жом.

СТЕРТЫЕ С КАРТ

Эта ис­то­рия на­сквозь про­ни­за­на неле­по­стя­ми, от ко­то­рых от­да­ет кри­ми­на­лом. Зло­по­луч­ная эс­та­ка­да, от­няв­шая по­кой у жи­те­лей це­лой ули­цы, но­сит гор­дое назва­ние - мост име­ни ФУ БХУХО. Что та­кое (или кто та­кой) этот БХУХО не зна­ют да­же те, кто дол­жен знать это по дол­гу служ­бы. Не уди­ви­тель­но, что про­стые пен­зен­цы про­зва­ли мост «бу­хим» - так про­ще за­по­ми­на­ет­ся. На са­мом же де­ле БХУХО - это Фе­де­раль­ное управ­ле­ние по без­опас­но­му хра­не­нию и уни­что­же­нию хи­ми­че­ско­го ору­жия. Мост стро­ил­ся в рам­ках фе­де­раль­ной про­грам­мы как пе­ре­пра­ва че­рез Су­ру на слу­чай эва­ку­а­ции, ес­ли бы на за­во­де по ути­ли­за­ции хи­мо­ру­жия пошло что-то не так. Од­на­ко «что-то не так» пошло не с за­во­дом, а с мо­стом.

«Бла­го­да­ря это­му мо­сту мы с детьми и вну­ка­ми ста­ли бом­жа­ми. Я в свои 60 лет вы­нуж­де­на жить в ма­нев­рен­ном фон­де, а де­ти сни­ма­ют квар­ти­ру. Ни у ко­го из нас нет про­пис­ки», - с го­ре­чью в го­ло­се рас­ска­зы­ва­ет На­деж­да ПЕЧЕРСКАЯ.

«А наш дом стерт с карт и в до­ку­мен­тах чис­лит­ся как рас­се­лен­ный. Нас да­же так­си­сты най­ти не мо­гут: го­во­рят, в на­ви­га­то­ре нет адреса. Слу­чись что не при­едут ни ско­рая, ни по­жар­ные, - всту­па­ет в раз­го­вор Любовь СЮМРИНА. - Но, несмот­ря на то, что на­ше­го до­ма не су­ще­ству­ет в при­ро­де, мы с му­жем ис­прав­но опла­чи­ва­ем коммуналку. За один толь­ко газ ухо­дит 6 ты­сяч руб­лей в ме­сяц. Хо­те­ли по­ста­вить счет­чи­ки, но нам от­ка­за­ли, мо­ти­ви­ро­вав это стран­ным ста­ту­сом до­ма - то ли его уже нет, то ли ско­ро не бу­дет».

«Вот и мы то­же жи­вем в несу­ще­ству­ю­щем до­ме, и то­же опла­чи­ва­ем ком­му­наль­ные сче­та. Я уже сми­ри­лась, но жал­ко мою ста­рень­кую ма­му - ве­те­ра­на трудового фрон­та, - кон­ста­ти­ру­ет тре­тья моя со­бе­сед­ни­ца Га­ли­на КОЛГАНОВА. - Всю вой­ну она про­ра­бо­та­ла на во­ен­ном за­во­де, да и в мир­ное вре­мя тру­ди­лась не по­кла­дая рук. Но по­след­ние го­ды ей при­шлось до­жи­вать на строй­ке - в гро­хо­те, пы­ли и нер­во­треп­ке. Все жда­ла, ко­гда нас пе­ре­се­лят из это­го ада, но так и не до­жда­лась».

На­деж­да, Любовь и Га­ли­на со­сед­ки и сест­ры по несча­стью. По­чти всю свою жизнь они про­жи­ли на ти­хой улоч­ке в са­мом цен­тре Пен­зы и да­же пред­ста­вить се­бе не мог­ли, что на ста­ро­сти лет ока­жут­ся прак­ти­че­ски бом­жа­ми...

НИ­ЧЕ­ГО СЕ­БЕ ПЕ­РЕ­СЕ­ЛИ­ЛИ Стро­и­тель­ство эс­та­ка­ды пе­ре­вер­ну­ло с ног на го­ло­ву жиз­ни 29 че­ло­век, жив­ших на ули­це Ли­бер­со­на и в раз­ных до­лях вла­дев­ших жи­лой пло­ща­дью в до­мах под тре­мя ли­те­ра­ми. В их сов­мест­ной соб­ствен­но­сти на­хо­дил­ся и зе­мель­ный уча­сток пло­ща­дью по­чти в два гек­та­ра. Те­перь на этой зем­ле, ко­то­рая все еще на­хо­дит­ся в част­ной соб­ствен­но­сти, сто­ят че­ты­ре огром­ные мо­сто­вые опо­ры. Со­от­вет­ствен­но зем­ля, ко­то­рая ко­гда-то оце­ни­ва­лась в мил­ли­о­ны, сей­час не сто­ит ни­че­го. Од­на­ко ком­пен­са­цию лю­дям так ни­кто и не за­пла­тил.

Да и рас­се­ле­ние, ко­то­рое, как пред­по­ла­га­ют жи­те­ли ули­цы Ли­бер­со­на, долж­но бы­ло про­во­дить­ся по фе­де­раль­ной про­грам­ме и с уча­сти­ем фе­де­раль­но­го бюд­же­та, бы­ло бо­лее чем стран­ным. Два­дцать че­ты­ре че­ло­ве­ка из два­дца­ти де­вя­ти расселили на раз­ных усло­ви­ях: од­ним бес­плат­но предо­ста­ви­ли адек­ват­ную жил­пло­щадь, дру­гих по­се­ли­ли в кро­хот­ные квар­тир­ки, тре­тьих опре­де­ли­ли в ве­дом­ствен­ное жи­лье, чет­вер­тых во­об­ще вы­ну­ди­ли взять ипо­те­ку. Хо­тя со­вер­шен­но не по­нят­но, ка­кое от­но­ше­ние к про­ис­хо­дя­ще­му име­ло Агент­ство ипо­теч­но­го кре­ди­то­ва­ния: лю­ди жи­ли-не ту­жи­ли и пе­ре­ез­жать ни­ку­да не со­би­ра­лись. Мост был по­стро­ен не по их ини­ци­а­ти­ве.

«Я со сво­ей се­мьей по­па­лась на ипо­теч­ную удоч­ку по незна­нию. По­ве­ри­ла лю­дям, ко­то­рых пред­став­ля­ли как от­вет­ствен­ных за рас­се­ле­ние, - рас­ска­зы­ва­ет На­деж­да Печерская. - По­че­му­то в этом про­цес­се участ­во­ва­ло Агент­ство ипо­теч­но­го кре­ди­то­ва­ния. Нам пред­ло­жи­ли непло­хой ва­ри­ант - двух­ком­нат­ную квар­ти­ру для ме­ня с от­цом и од­но­ком­нат­ную для сы­на с до­че­рью. Дом, в ко­то­ром мы до это­го жи­ли, оце­ни­ли в 500 ты­сяч и за­счи­та­ли в сто­и­мость но­во­го жи­лья. Остав­шу­ю­ся сум­му, как нам объ­яс­ни­ли, дол­жен был по­га­сить ин­ве­стор. Мы со­гла­си­лись и под­пи­са­ли до­го­вор. А ко­гда я при­шла в агент­ство, что­бы пе­ре­офор­мить до­ку­мен­ты, вы­яс­ни­лось, что нас ба­наль­но «под­са­ди­ли» на ипо­те­ку. Жи­лье обо­шлось нам в два с лиш­ним мил­ли­о­на, не счи­тая про­цен­тов».

Пла­тить Пе­чер­ским бы­ло нечем, агент­ство об­ра­ти­лось в суд, вы­иг­ра­ло его и вы­ста­ви­ло квар­ти­ры на про­да­жу. Даль­ше - еще ин­те­рес­нее. По­сколь­ку по за­яв­лен­ной сто­и­мо­сти ни­кто их по­ку­пать не то­ро­пил­ся, це­на бы­ла сни­же­на и жи­лье ушло «за смеш­ные день­ги». От вы­ру­чен­ной сум­мы На­деж­де Бо­ри­совне пе­ре­чис­ли­ли на кар­точ­ку 400 ты­сяч руб­лей, а вот ее де­ти оста­лись долж­ны агент­ству око­ло 300 ты­сяч! Ни­че­го се­бе по­жи­ли в но­вых квар­ти­рах... На то, что­бы осво­бо­дить жи­лье, бе­до­ла­гам бы­ло да­но пять дней. Собрав нехитрые по­жит­ки, се­мей­ство, по су­ти, от­пра­ви­лось на ули­цу. При­чем, с ма­ло­лет­ни­ми детьми на ру­ках – вну­ка­ми На­деж­ды Бо­ри­сов­ны. Вер­нуть­ся в свой дом под мо­стом они уже не мог­ли: он был пе­ре­дан по до­го­во­ру Агент­ству ипо­теч­но­го кре­ди­то­ва­ния. Сей­час На­деж­да жи­вет в ма­нев­рен­ном фон­де, ее отец умер, а де­ти сни­ма­ют квар­ти­ру. «Социальный ста­тус на­шей се­мьи - бом­жи, - взды­ха­ет со­бе­сед­ни­ца «АиФ». - У нас да­же про­пис­ки нет».

ВОТ ТА­КОЕ УВА­ЖЕ­НИЕ

Любовь Сюмрина со сво­им му­жем и Га­ли­на Колганова про­дол­жа­ют жить под мо­стом. Точ­нее, до­жи­вать, как они го­во­рят. По­то­му что нор­маль­ной жиз­нью их су­ще­ство­ва­ние под огром­ной ав­то­мо­биль­ной эс­та­ка­дой на­звать язык не по­во­ра­чи­ва­ет­ся. По­жи­лые лю­ди на­тер­пе­лись стра­ха, по­ка воз­во­ди­лось это со­ору­же­ние: над кры­ша­ми их до­мов ту­да-сю­да хо­ди­ла стре­ла гро­мад­но­го кра­на, они за­ты­ка­ли уши, ко­гда все­го в несколь­ких мет­рах вко­ла­чи­ва­лись сваи, гло­та­ли пыль, ко­то­рая, ка­за­лось, про­са­чи­ва­лась да­же сквозь сте­ны. Ощу­ти­мо­го об­лег­че­ния лю­ди не по­чув­ство­ва­ли да­же по­сле за­вер­ше­ния стро­и­тель­ства. Эс­та­ка­да по-преж­не­му до­став­ля­ет им непри­ят­но­сти. На­при­мер, недав­но на мо­сту уста­но­ви­ли ме­тал­ли­че­ский знак, огра­ни­чи­ва­ю­щий ско­рост­ной ре­жим. То ли от силь­но­го вет­ра, то ли еще от че­го, од­на­ж­ды но­чью он с гро­хо­том рух­нул на ка­лит­ку, ве­ду­щую во двор мно­го­стра­даль­ных пен­си­о­не­ров, и сре­зал креп­кую же­лез­ную руч­ку. Ес­ли бы знак сле­тел с мо­ста днем, он так же лег­ко мог сре­зать ко­му-ни­будь го­ло­ву…

«Во вре­мя стро­и­тель­ства, нам от­ре­за­ли элек­три­че­ство, а по­том бро­си­ли «вре­мян­ку», с ко­то­рой мы так и жи­вем, - по­свя­ща­ет нас в тон­ко­сти оби­та­ния под мо­стом Любовь Сюмрина. - Мо­лим­ся, что­бы не про­изо­шло за­мы­ка­ние и не слу­чил­ся пожар».

Кста­ти - «мо­сто­вые оби­та­те­ли» - ува­жа­е­мые лю­ди, сде­лав­шие для сво­ей стра­ны мно­го хорошего. Любовь Сюмрина, на­при­мер - учи­тель, ве­те­ран тру­да. А Га­ли­на Колганова в 1986 го­ду со­став­ля­ла кар­ту за­ра­жен­ной мест­но­сти в Чер­но­бы­ле, спу­стя все­го два ме­ся­ца по­сле ка­та­стро­фы на АЭС.

МО­СТО­ВЫЕ ОПО­РЫ СТО­ЯТ НА ЧАСТ­НОЙ ЗЕМ­ЛЕ.

Жизнь под эс­та­ка­дой ма­ло чем от­ли­ча­ет­ся от бо­е­вых дей­ствий.

Сест­ры по несча­стью уста­ли ис­кать спра­вед­ли­вость.

Из-за стро­и­тель­ства мо­ста На­деж­да Печерская оста­лась без жи­лья.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.