ДЛЯ КО­ГО ЗА­КОН НЕ ПИСАН?

На за­кры­тых по­го­стах про­дол­жа­ют хо­ро­нить

AiF Penza - - ПЕНЗА ЭХО НЕДЕЛИ - Иван КОТЕЛЬНЫЙ

«И НА КЛАДБИЩАХ СЛУ­ЧА­ЮТ­СЯ ИН­ТРИ­ГИ…», - ЭТУ СТАВШУЮ КРЫЛАТОЙ ФРА­ЗУ ПРИПИСЫВАЮТ СА­ТИ­РИ­КУ ИГО­РЮ КРАСНОВСКОМУ.

Как, од­на­ко, был прав юмо­рист, опи­сы­вая си­ту­а­цию на рос­сий­ских по­го­стах. Они и впрямь по­все­мест­но про­пи­та­ны ин­три­га­ми и по­лу­кри­ми­наль­ны­ми ис­то­ри­я­ми. И Пен­зен­ская об­ласть в этом плане ма­ло чем от­ли­ча­ет­ся от дру­гих ре­ги­о­нов.

САМОЗАХВАТ?

К сча­стью, в ка­ких-то со­всем уж пре­ступ­ных ве­щах, на­хо­дя­щих­ся на гра­ни добра и зла, пензенские по­го­сты за­ме­че­ны не бы­ли: лихие 90-е дав­но ми­но­ва­ли, и сей­час уже ни­кто не ис­поль­зу­ет клад­би­ща для кри­ми­наль­ных за­хо­ро­не­ний и тай­ни­ков. Это про­сто невоз­мож­но. Но хо­тя вре­ме­на ме­ня­ют­ся, про­блем у по­го­стов мень­ше не ста­но­вит­ся, про­сто они но­сят бо­лее мир­ный ха­рак­тер - со­ци­аль­ный. Лю­ди хо­тят, что­бы последний путь их род­ствен­ни­ков был до­стой­ным. И, глав­ное, что­бы они мог­ли по­хо­ро­нить их там, где те про­жи­ли всю жизнь. Но та­кая воз­мож­ность, как ока­за­лось, есть не у всех: в се­лах по тем или иным при­чи­нам за­кры­ва­ют­ся клад­би­ща.

На днях в ре­дак­цию «АиФ» об­ра­ти­лись жи­те­ли Бес­со­нов­ки. В 2016 го­ду здесь за­кры­ли оче­ред­ной по­гост. Сей­час из де­вя­ти мест­ных клад­бищ дей­ству­ют два-три. Мест­ные жи­те­ли пред­по­чи­та­ют хо­ро­нить усоп­ших в Че­мо­да­нов­ке, ко­то­рая на­хо­дит­ся не так уж и близ­ко. И недо­уме­ва­ют, ко­гда на их за­кры­том клад­би­ще по­яв­ля­ют­ся но­вые мо­ги­лы.

«Здесь по­ко­ит­ся мой муж, рас­ска­зы­ва­ет Ве­не­ра Ни­ко­ла­ен­ко. Она жи­вет в Пен­зе, но су­пру­га по­хо­ро­ни­ла в Бес­со­нов­ке. - В про­шлом го­ду, по­сле за­кры­тия клад­би­ща, я об­ра­ти­лась в мест­ный сель­со­вет узнать, мож­но ли в по­сле­ду­ю­щем, ко­гда не ста­нет мо­их ро­ди­те­лей, по­хо­ро­нить их на этом по­го­сте? От­вет был от­ри­ца­тель­ным. Ка­ко­во же бы­ло мое удив­ле­ние, ко­гда несколь­ко дней на­зад я уз­на­ла о том, что здесь со­би­ра­ют­ся ко­го-то за­хо­ро­нить».

Воз­му­щен­ные жи­те­ли де­ле­ги­ро­ва­ли Ве­не­ру Ка­си­мов­ну в по­ли­цию, дабы вы­яс­нить, на ка­ком ос­но­ва­нии на за­кры­том по­го­сте ко­го-то хоронят. «Мы хо­тим вы­яс­нить, вы­да­вал ли сель­со­вет раз­ре­ше­ние или это са­мо­воль­ное за­хо­ро­не­ние, ко­то­рое мож­но счи­тать са­мо­за­хва­том зем­ли?» - объ­яс­ни­ла по­зи­цию жи­те­лей на­ша со­бе­сед­ни­ца.

УСЛО­ВИЯ НЕВЫПОЛНИМЫ

Мы то­же ре­ши­ли узнать, что тво­рит­ся на сель­ском клад­би­ще и об­ра­ти­лись за разъ­яс­не­ни­я­ми в Бес­со­нов­ский сель­со­вет.

«Этот по­гост на­хо­дит­ся в ве­де­нии МУП «Спец­бю­роБес­со­нов­ское», ко­то­рое сле­дит за по­ряд­ком и под­дер­жи­ва­ет его в чи­сто­те, - со­об­щил нам гла­ва сель­со­ве­та Сер­гей Твер­ду­нов. - В 2017 го­ду Рос­по­треб­над­зор по Пен­зен­ской об­ла­сти вы­нес по­ста­нов­ле­ние, в ко­то­ром го­во­рит­ся, что у дан­но­го клад­би­ща не вы­дер­жа­на са­ни­тар­но-за­щит­ная зо­на. По­сле это­го ко­ми­тет мест­но­го са­мо­управ­ле­ния Бес­со­нов­ско­го сель­со­ве­та вы­нес решение о его за­кры­тии (№107 от 28. 11. 2017 г.). С тех пор на нем за­пре­ще­ны все за­хо­ро­не­ния, кро­ме род­ствен­ных. Не бу­ду скры­вать, к нам об­ра­щал­ся муж­чи­на, по­же­лав­ший по­хо­ро­нить на этом по­го­сте сво­е­го родственника, но ему бы­ло от­ка­за­но».

По сло­вам Сер­гея Ана­то­лье­ви­ча, ни сель­со­вет, ни спец­бю­ро раз­ре­ше­ний ни­ко­му не вы­да­ва­ли. Мо­жет, это и так, но мест­ные жи­те­ли к этим за­ве­ре­ни­ям от­но­сят­ся с недо­ве­ри­ем: мол, че­ло­ве­ка похоронили на цен­траль­ной ал­лее, вряд ли та­кое воз­мож­но без со­гла­сия вла­сти. А ес­ли воз­мож­но, то это от­кро­вен­ная наг­лость и непо­нят­но, ку­да эта са­мая власть смот­ре­ла.

Сей­час со­труд­ни­ки УМВД про­во­дят про­вер­ку. Но факт уже свер­шил­ся и с этим ни­че­го не сде­ла­ешь. По­это­му лю­ди хо­тят, что­бы ни­че­го по­доб­но­го боль­ше не про­ис­хо­ди­ло: ес­ли за­кон один для всех, то и со­блю­дать его долж­ны все, неза­ви­си­мо от долж­но­стей, свя­зей и тол­щи­ны ко­шель­ка.

Но го­раз­до боль­ше это­го сель­чане хо­тят, что­бы клад­би­ще сно­ва от­кры­ли. Од­на­ко по сло­вам Сер­гея Твер­ду­но­ва, это вряд ли воз­мож­но: слиш­ком уж мно­го тре­бо­ва­ний. В част­но­сти, нуж­но раз­ра­бо­тать про­ект обу­строй­ства, ко­то­рый обой­дет­ся бюд­же­ту при­мер­но в мил­ли­он руб­лей. Но де­ло да­же не в день­гах. Бес­со­нов­ка быст­ро раз­рас­та­ет­ся и уже не вы­дер­жи­ва­ет­ся са­ни­тар­но-за­щит­ная зо­на клад­би­ща (рас­сто­я­ние от его гра­ни­цы до жи­лых до­мов). Да и рас­по­ло­жен по­гост на воз­вы­шен­но­сти. «Ко­гда та­ет снег и идет дождь, во­да с клад­би­ща те­чет в сто­ро­ну до­мов», - под­черк­нул гла­ва сель­со­ве­та.

Так что по­гост, ско­рее все­го, так и оста­нет­ся за­кры­тым. Но то­гда власть долж­на обес­пе­чить его охра­ну, как от са­мо­за­хва­тов, так и от неза­кон­ных раз­ре­ше­ний. Ина­че он, как и боль­шин­ство за­кры­тых клад­бищ, мо­жет стать рас­сад­ни­ком кор­руп­ции.

За­хват зем­ли на кладбищах гро­зит штра­фом. Фо­то: В. Ни­ко­ла­ен­ко

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.