ЧЕРНОВИКИ ИС­ТО­РИИ

Пер­вый ре­дак­тор «АиФ ­ Пен­за» о том, как все на­чи­на­лось

AiF Penza - - ПЕНЗА ГОСТЬ НОМЕРА - Оль­га СЕМЕНЕЕВА Та­тья­на ТРАПЫНИНА.

В ЭТОМ ГО­ДУ У НА­ШЕЙ РЕ­ДАК­ЦИИ ДВОЙНОЙ ПРАЗД­НИК - СОРОКАЛЕТИЕ ФЕ­ДЕ­РАЛЬ­НО­ГО «АИФ» И ДВАДЦАТИЛЕТИЕ РЕ­ГИ­О­НАЛЬ­НО­ГО ПРИ­ЛО­ЖЕ­НИЯ «АИФ - ПЕН­ЗА».

20 лет - со­лид­ный воз­раст, осо­бен­но для из­да­ния, ро­див­ше­го­ся в смут­ные вре­ме­на, которые сей­час при­ня­то на­зы­вать ли­хи­ми 90-ми. Ко­гда-то аме­ри­кан­ский из­да­тель Фи­липп Гр­эм срав­нил га­зе­ты с пер­вы­ми чер­но­ви­ка­ми ис­то­рии. На их стра­ни­цах, как в зер­ка­лах, дей­стви­тель­но от­ра­жа­ет­ся все, что про­ис­хо­дит во­круг. О том, что от­ра­жа­лось два­дцать лет на­зад в на­шем из­да­нии, мы по­го­во­ри­ли с пер­вым ре­дак­то­ром «АиФ - Пен­за» Та­тья­ной ТРАПЫНИНОЙ. ВЫ­ЗОВ ВРЕ­МЕ­НИ

- В борь­бе за ин­фор­ма­ци­он­ное про­стран­ство мно­гие га­зе­ты сда­ют по­зи­ции ин­тер­нет-агент­ствам. Но не так уж и дав­но наш ве­ли­кий зем­ляк, ис­то­рик Ва­си­лий Оси­по­вич Клю­чев­ский, рас­суж­дая о ро­ли пе­чат­ных СМИ, пи­сал: «Га­зе­та при­уча­ет чи­та­те­ля раз­мыш­лять о том, че­го он не зна­ет, и знать то, что не по­ни­ма­ет». Как ты счи­та­ешь, это все­го лишь кра­си­вая кры­ла­тая фра­за или от­ра­же­ние ре­аль­но­сти?

- Это ре­аль­ность, не ума­ля­ю­щая кра­со­ты слов Клю­чев­ско­го. Я са­ма учи­лась ана­ли­зи­ро­вать и по­ни­мать про­ис­хо­дя­щее в стране по га­зе­там. Точ­нее, по «Ар­гу­мен­там и фак­там». О су­ще­ство­ва­нии это­го из­да­ния узна­ла, ко­гда учи­лась в де­вя­том клас­се шко­лы. Это бы­ло в на­ча­ле пе­ре­строй­ки, ко­то­рая гря­ну­ла вне­зап­но и на­кры­ла нас оше­лом­ля­ю­щим по­то­ком ин­фор­ма­ции. «АиФ» был га­зе­той, со­вер­шен­но не по­хо­жей на со­вет­ский офи­ци­оз. По­ли­ти­ка по­да­ва­лась с уче­том че­ло­ве­че­ско­го фак­то­ра, бы­ло мно­го спор­ных ста­тей об ис­то­ри­че­ских лич­но­стях и со­бы­ти­ях. Эту га­зе­ту, щед­ро ил­лю­стри­ро­ван­ную ре­пор­таж­ны­ми фот­ка­ми и кол­ла­жа­ми, бы­ло ин­те­рес­но не толь­ко чи­тать, но и рас­смат­ри­вать.

«Ар­гу­мен­ты» в ка­че­стве до­пол­ни­тель­но­го по­со­бия по об­ще­ство­ве­де­нию ре­ко­мен­до­ва­ла нам пре­по­да­ва­тель­ни­ца ис­то­рии. На ос­но­ве этой га­зе­ты мы мог­ли про­сле­дить, как раз­ви­ва­ет­ся со­вре­мен­ное об­ще­ство, как оно ме­ня­ет­ся и ре­а­ги­ру­ет на по­ли­ти­че­ские и эко­но­ми­че­ские вы­зо­вы вре­ме­ни. А по­сколь­ку к это­му мо­мен­ту я ак­тив­но ин­те­ре­со­ва­лась ис­то­ри­ей и по­ли­ти­кой, то га­зе­та да­ва­ла мне бо­га­тую пи­щу для раз­мыш­ле­ний. Я да­же под­пис­ку офор­ми­ла - первую, кстати, в сво­ей жиз­ни.

- Но ведь, на­вер­ня­ка, бы­ло что­то, что осо­бен­но те­бя цеп­ля­ло?

- По­да­ча ма­те­ри­а­лов. Са­мые слож­ные те­мы рас­кры­ва­лись до­ход­чи­во и внят­но. Вме­сте с тем это был уро­вень се­рьёз­ной жур­на­ли­сти­ки. Ви­ди­мо, «АиФ» вре­мён пе­ре­строй­ки со­еди­нил в се­бе про­фес­си­о­на­лизм со­вет­ской шко­лы жур­на­ли­сти­ки и сво­бо­ду твор­че­ства та­лант­ли­вых ре­бят, ко­то­рым поз­во­ли­ли про­явить се­бя. И то­гда вме­сто скуч­ных порт­ре­тов чле­нов по­лит­бю­ро и от­чё­тов по­яви­лись ли­ца жи­вых лю­дей, рас­ко­ван­ность по­ли­ти­ков без гал­сту­ков. Мно­же­ство мне­ний. Раз­вле­ка­тель­но-по­зна­ва­тель­ные фак­ты. Сей­час это зву­чит смеш­но и на­ив­но, но то­гда для нас, жив­ших в ин­фор­ма­ци­он­ном ва­ку­у­ме, это бы­ло сво­е­го ро­да от­кро­ве­ни­ем. И за что ува­жа­ла эту га­зе­ту от­дель­но, в ней не бы­ло пош­ло­сти, чем гре­ши­ли то­гда мно­гие из­да­ния.

СИ­ЛА МЫС­ЛИ

- Та­тья­на, ты и про­фес­сию жур­на­ли­ста вы­бра­ла из-за сим­па­тии к «АиФ»?

- Мо­жет быть, «АиФ» по­вли­ял, а мо­жет, я и ста­ла его чи­тать, от­то­го, что про­фес­сия жур­на­ли­ста ме­ня при­вле­ка­ла. По­чти так же, как история. Учить­ся я меч­та­ла на ис­т­фа­ке, и бы­ла счаст­ли­ва, ко­гда по­сту­пи­ла. Ты не пред­став­ля­ешь, с ка­ким удо­воль­стви­ем я учи­лась! Это же был раз­гар пе­ре­строй­ки - от­кры­ли ар­хи­вы, всё бы­ло ин­те­рес­но, учё­ба да­ва­лась лег­ко, да­же на крас­ный ди­плом. На пя­том курсе вста­ла ди­лем­ма - ли­бо ас­пи­ран­ту­ра, ли­бо жур­на­ли­сти­ка. Но по­сколь­ку за пер­вое уже то­гда на­до бы­ло пла­тить, я вы­бра­ла вто­рое.

То­гда зна­ю­щие люди по­со­ве­то­ва­ли: что­бы по­пасть в штат се­рьёз­но­го из­да­ния, нуж­но се­бя про­явить. Ну, я и по­шла се­бя про­яв­лять… При­хо­жу в ре­дак­цию, от­кры­ваю дверь и ви­жу мэтров мест­ной прес­сы - Вик­то­ра Нор­ки­на и Лео­на Хо­сро­е­ва - с па­пи­ро­са­ми в си­зом ды­му. Я им с по­ро­га «Здрав­ствуй­те! Хо­чу быть жур­на­ли­стом!» Они по­смот­ре­ли на ме­ня оце­ни­ва­ю­ще, вы­дер­жа­ли па­у­зу, один из них пу­стил ко­леч­ко из ды­ма и ска­зал: «Ну, раз хо­чешь - зна­чит, бу­дешь!» И ведь не ошиб­ся!

Несколь­ко ме­ся­цев по­ра­бо­тав в га­зе­те «Доб­рое утро», слег­ка «на­бив ру­ку» на ста­тьях о куль­ту­ре, мне за­хо­те­лось по­про­бо­вать се­бя в дру­гих жан­рах и я пе­ре­шла в «Ком­со­мол­ку». Ка­ко­во же бы­ло моё удив­ле­ние, ко­гда мне со­об­щи­ли, что наш хол­динг ре­шил вы­пус­кать региональное приложение «Ар­гу­мен­тов и фак­тов», воз­гла­вить ко­то­рое по­че­му-то по­ру­ча­ет­ся мне. От неожи­дан­но­сти я рас­те­ря­лась, а по­том по­ду­ма­ла о си­ле мыс­лей, которые, ка­жет­ся, дей­стви­тель­но спо­соб­ны ма­те­ри­а­ли­зо­вать­ся. Так я ста­ла при­част­ной к ис­то­рии «АиФ», а га­зе­та, ко­то­рую я все­гда вы­де­ля­ла сре­ди дру­гих, от­ча­сти ста­ла и мо­им де­ти­щем.

- Региональное приложение 20-лет­ней дав­но­сти, на­вер­ное, силь­но от­ли­ча­лось от ны­неш­не­го?

- Ко­неч­но. То­гда вклад­ка со­сто­я­ла из вось­ми по­лос, на че­ты­рех из ко­то­рых раз­ме­ща­лись ТВ-про­грам­ма и рекла­ма. Моя за­да­ча со­сто­я­ла в том, что­бы за­пол­нить остав­ши­е­ся че­ты­ре по­ло­сы. При­хо­ди­лось ис­кать те­мы, встре­чать­ся с людь­ми, пи­сать «в тем­пе рок-н-рол­ла». Бы­ла и ещё од­на осо­бен­ность - кол­ла­жи, которые преж­де мне так нра­ви­лось рас­смат­ри­вать, те­перь на­до бы­ло со­зда­вать са­мой. Кол­лаж был обя­за­тель­ным и раз­ме­щал­ся в каж­дом но­ме­ре на пер­вой по­ло­се. Он ил­лю­стри­ро­вал «гвоздь» - ос­нов­ной ма­те­ри­ал вы­пус­ка. А ин­тер­не­та, хо­чу за­ме­тить, то­гда не бы­ло! И фо­то­бан­ков то­же. Нас спа­сал фо­то­ар­хив «Ком­со­мол­ки» - несколь­ко огром­ных ко­ро­бок с фо­то­гра­фи­я­ми раз­ной те­ма­ти­ки. Мы с вер­сталь­щи­ком ны­ря­ли в эти нед­ра и вы­ужи­ва­ли что-ни­будь ин­те­рес­ное. Нож­ни­ца­ми вы­ре­за­ли нуж­ные фраг­мен­ты, сов­ме­ща­ли со сним­ка­ми и ска­ни­ро­ва­ли. Вот так 20 лет на­зад де­ла­лись кол­ла­жи: ми­ни­мум тех­ни­че­ских воз­мож­но­стей и мак­си­мум фан­та­зии! Но по­лу­ча­лось очень да­же непло­хо.

- Пом­нишь что-ни­будь из скол­ла­жи­ро­ван­но­го?

- В то вре­мя бы­ла ак­ту­аль­на про­бле­ма де­дов­щи­ны в ар­мии. Как-то в ре­дак­цию при­шли сол­дат­ские ма­те­ри и рас­ска­за­ли о жут­ких со­бы­ти­ях в од­ной из во­ин­ских ча­стей. Я на­пи­са­ла раз­гром­ную ста­тью, остро­ту и эмо­ци­о­наль­ность ко­то­рой под­чер­ки­вал сде­лан­ный на­ми кол­лаж - в про­еме кир­пич­ной сте­ны, на фоне хра­ма, был рас­пят мо­ло­дой па­рень. По­лу­чи­лось очень вы­ра­зи­тель­но.

Кстати, ста­тья по­лу­чи­ла про­дол­же­ние. По­сколь­ку по­чти всю га­зе­ту я пи­са­ла са­ма, мне при­хо­ди­лось под­пи­сы­вать­ся псев­до­ни­ма­ми. Один из них - Мат­вей Ве­рёв­кин. Им я и под­пи­са­ла ста­тью о де­дов­щине. Вско­ре по­сле вы­хо­да га­зе­ты в ре­дак­ции раз­дал­ся зво­нок. Со­труд­ник во­ен­ко­ма­та по­про­сил ме­ня зай­ти. «При­хо­ди, - го­во­рит. - Тут по твою ду­шу при­е­ха­ли из той ча­сти, про ко­то­рую ты ста­тью на­пи­са­ла». Вз­г­ля­ну, ду­маю, в гла­за это­му пред­ста­ви­те­лю ча­сти, где сол­да­ти­ков ис­тя­за­ют. Захожу в ка­би­нет, там незна­ко­мый во­ен­ный. Уви­дел ме­ня и силь­но уди­вил­ся: «А где же тот Ве­рёв­кин?». По­го­во­ри­ли, вы­яс­ни­лось, что истина, как обыч­но, по­се­ре­дине. Ма­те­ри­а­ла хва­ти­ло на про­дол­же­ние этой неве­сё­лой ис­то­рии.

КРИТИКУЯ - ПРЕДЛАГАЙ

- Та­кие си­ту­а­ции про­ис­хо­дят и по сей день: кри­ти­ка ма­ло ко­му нра­вит­ся. А бы­ло что-ни­будь, что хо­чет­ся воз­ро­дить в со­вре­мен­ном «АиФе»?

- По­жа­луй, да. Рань­ше «АиФ» был га­зе­той цифр. Мно­го ма­те­ри­а­лов ос­но­вы­ва­лось на ста­ти­сти­че­ских дан­ных. Что­бы осво­ить на­у­ку ра­бо­ты с циф­ра­ми, мне при­шлось «штур­мо­вать» Пен­за­стат. К сча­стью, я встре­ти­ла там за­ме­ча­тель­но­го че­ло­ве­ка и на­сто­я­ще­го про­фес­си­о­на­ла с фа­ми­ли­ей Ла­пин. Он от­нес­ся ко мне по-оте­че­ски, на­учил «чи­тать» циф­ры - срав­ни­вать, ана­ли­зи­ро­вать, вы­во­дить за­ко­но­мер­ность и снаб­жал спра­воч­ни­ка­ми, со­дер­жа­щи­ми раз­ные ста­ти­сти­че­ские дан­ные. Бла­го­да­ря это­му у нас все­гда бы­ла объ­ек­тив­ная ин­фор­ма­ция, на ос­но­ве ко­то­рой я мог­ла опе­ра­тив­но на­пи­сать но­вость и за­крыть по­явив­ший­ся вне­зап­но в по­ло­се про­бел.

- При­хо­ди­лось кри­ти­ко­вать власть?

- У нас не бы­ло та­кой за­да­чи. Мы пи­са­ли на ост­ро со­ци­аль­ные те­мы, вол­ну­ю­щие про­стых лю­дей. За­да­ча со­сто­я­ла в том, что­бы до­не­сти ин­фор­ма­цию о про­бле­ме до тех, кто мо­жет её ре­шить. А не в том, что­бы пу­тём кри­ти­ки по­лу­чить свои ди­ви­ден­ды.

Ино­гда слы­шу, как неко­то­рые со­жа­ле­ют о без­воз­врат­но ушед­ших 90-х. Я та­кой но­сталь­гии не по­ни­маю. При всей ка­жу­щей­ся от­кры­то­сти и де­мо­кра­тии, это бы­ло очень тя­жё­лое вре­мя. Вре­мя про­из­во­ла и уни­же­ний. До сих пор пом­ню, как од­на­ж­ды на рынке встре­ти­ла учи­тель­ни­цу ис­то­рии - ту са­мую, ко­то­рая вы­зва­ла у ме­ня ин­те­рес к «Ар­гу­мен­там и фак­там». Что­бы вы­жить, она вы­нуж­де­на бы­ла тор­го­вать. Стране вдруг ста­ли не нуж­ны её опыт и зна­ния…

Се­год­ня мно­гое из­ме­ни­лось в луч­шую сто­ро­ну. Но и про­блем нема­ло. Со­вре­мен­ная жур­на­ли­сти­ка долж­на спо­соб­ство­вать их ре­ше­нию, а че­ло­век, ра­бо­та­ю­щий в этой про­фес­сии, дол­жен нести от­вет­ствен­ность за каж­дое опуб­ли­ко­ван­ное им сло­во. Тем бо­лее, что у нас хо­ро­шая жур­на­лист­ская шко­ла и креп­кие тра­ди­ции, которые очень хо­чет­ся со­хра­нить.

ЖУР­НА­ЛИСТ ДОЛ­ЖЕН ПО­МО­ГАТЬ, А НЕ «ТО­ПИТЬ».

При­мер­но та­ки­ми бы­ли пер­вые кол­ла­жи пензенских «Ар­гу­мен­тов».

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.