СКА­ЧОК ВО ВРЕ­МЕ­НИ

По­че­му сель­ские му­зеи ни­ко­му не нуж­ны?

AiF Penza - - ПЕНЗА СИТУАЦИЯ - Ма­рия ПАВЛИХИНА

До пунк­та на­зна­че­ния не так уж да­ле­ко - 27 км от го­ро­да. Наш про­во­жа­тый - мастер резь­бы по де­ре­ву, уро­же­нец се­ла Кня­зев­ка, Вик­тор Кра­юш­кин. Неко­то­рые его ра­бо­ты зна­ко­мы ед­ва ли не каж­до­му пен­зен­цу - рез­ной фа­сад До­ма Мей­ер­холь­да и до­ма внуч­ки Ра­ди­ще­ва.

«В той шко­ле, по­стро­ен­ной кня­ги­ней Ан­ной Го­ли­цы­ной, учи­лись мои ро­ди­те­ли, - вспо­ми­на­ет Вик­тор Ана­то­лье­вич. - На­зы­ва­лась она зем­ская 3- класс­ная. Там же учил­ся наш зем­ляк контр-адмирал Аста­фьев, у вхо­да есть его ме­мо­ри­аль­ная дос­ка».

До Кня­зев­ки уже чуть мень­ше по­ло­ви­ны пу­ти. По ле­вую ру­ку вы­рас­та­ет огром­ный по­лу­раз­ру­шен­ный храм из крас­но­го кир­пи­ча, а по пра­вую - та­кая же кир­пич­ная вы­со­кая арка. «Это был вход в цер­ковь, - объ­яс­ня­ет наш про­во­жа­тый. - У церк­ви бы­ла боль­шая тер­ри­то­рия, а по­том пря­мо по ней до­ро­гу про­ло­жи­ли, вот и ока­зал­ся вход на од­ной сто­роне до­ро­ги, а са­ма цер­ковь - на дру­гой». От это­го рас­ска­за ста­но­вит­ся груст­но: та­кая ве­ли­ко­леп­ная ар­хи­тек­ту­ра и рос­кош­ный парк пре­вра­ти­лись в гру­ду раз­ва­лин у ни­чем не при­ме­ча­тель­ной до­ро­ги.

Кня­зев­ка встре­ча­ет нас ме­мо­ри­аль­ным ком­плек­сом ге­ро­ям Ве­ли­кой Оте­че­ствен­ной, чуть даль­ше - длин­ное 2-этаж­ное зда­ние со­вре­мен­ной шко­лы. Пе­ред ним - пу­сто и ти­хо. Ока­зы­ва­ет­ся, шко­ла не ра­бо­та­ет. Де­тей во­зят учить­ся в со­сед­нее се­ло, а эту за­кры­ли: слишком ма­ло уче­ни­ков для та­ко­го зда­ния, все­го 13 че­ло­век.

Де­ре­вян­ное стро­е­ние шко­лы об­на­ру­жи­ва­ет­ся чуть даль­ше, сле­ва, в глу­бине гу­стых за­ро­с­лей. На вы­со­ком крыль­це сто­ро­жит вход боль­шой пес, на­столь­ко важ­ный и ум­ный, слов­но при­шел сю­да из по­ко­ев князей Го­ли­цы­ных. На по­ро­ге, све­тясь от ра­до­сти, нас встре­ча­ют две ми­лые жен­щи­ны: ру­ко­во­ди­тель му­зея Та­и­сия Атю­ше­ва и ее по­мощ­ни­ца.

Захлоп­ну­лась дверь, и зда­ние буд­то по­гло­ти­ло в се­бя все зву­ки, по­гру­зив нас в свой за­га­доч­ный и раз­ме­рен­ный мир про­шло­го. На­вер­ное, пра­вы те уче­ные, ко­то­рые утвер­жда­ют, что предметы спо­соб­ны за­пи­сы­вать об­ра­зы и зву­ки про­шло­го. Толь­ко рас­шиф­ро­вать эту «ки­но­хро­ни­ку» лю­ди по­ка не в си­лах.

РАЗГРАБИЛИ И СОЖГЛИ

Боль­шая часть экс­по­зи­ции, как вы­яс­ни­лось, при­над­ле­жит мест­но­му жи­те­лю, лю­би­те­лю-кра­е­ве­ду Гав­ри­ле За­ва­риц­ко­му, оста­вив­ше­му тол­стую кни­гу за­пи­сей о жизни се­ла с 1710 по 1939 год. Со­зда­те­ли му­зея из­да­ли часть за­пи­сок за свой счет.

От по­след­ней вла­де­ли­цы усадь­бы кня­ги­ни Ан­ны Го­ли­ци­ной со­хра­ни­лось немно­го: несколь­ко фо­то­гра­фий да неко­то­рые предметы из до­ма, ко­то­рый «ушел» вслед за хо­зяй­кой.

«По­сле ее смер­ти, в 1915 го­ду, кре­стьяне разграбили и сожгли усадь­бу, - рас­ска­зы­ва­ет Та­и­сия Ива­нов­на. - О са­мой кня­гине го­во­ри­ли раз­ное, од­ни счи­та­ли ее доб­рой и справедливой, дру­гие на­о­бо­рот. Вот лам­пад­ка и ва­за из име­ния, ко­то­рые кня­ги­ня по­да­ри­ла кре­стья­нам за хо­ро­шую ра­бо­ту. А тех, кто не же­лал тру­дить­ся, она жест­ко на­ка­зы­ва­ла. Умер­ла она от ра­ка и про­си­ла по­хо­ро­нить се­бя в ду­бо­вой ро­ще у до­ма. Непо­да­ле­ку был склеп ее лю­би­мых со­бак».

И со­ба­чий, и хо­зяй­ский скле­пы дав­но разграбили. Остат­ки скле­пов про­ва­ли­лись под зем­лю и за­рос­ли тра­вой. Мра­мор­ные над­гро­бья на со­ба­чьих мо­ги­лах на­род стал при­спо­саб­ли­вать для хо­зяй­ства, но по­том их за­брал со­сед­ний му­зей. А на мо­ги­ле кня­ги­ни мест­ные школь­ни­ки со­ору­ди­ли де­ре­вян­ную оград­ку с кре­стом и таб­лич­кой - все-та­ки ос­но­ва­тель­ни­ца се­ла.

«Имен­но Ан­на Го­ли­цы­на за­вез­ла сю­да мно­гие сор­та де­ре­вьев, ко­то­рых здесь не бы­ло и в по­мине: ака­цию, си­рень, бо­ярыш­ник, гру­шу. Тут ведь рань­ше был сплош­ной лес, - по­яс­ня­ет Та­и­сия Ива­нов­на. - По­сле смер­ти кня­ги­ни в име­ние при­ез­жал ее пле­мян­ник, хо­тел по­стро­ить тут фар­фо­ро­вый за­вод, да так и не по­лу­чи­лось - гря­ну­ла ре­во­лю­ция».

Кста­ти, мно­гие ве­щи Го­ли­цы­ной и по сей день укра­ша­ют до­ма мест­ных жи­те­лей. Од­на­ж­ды Та­и­сия Атю­ше­ва за­гля­ну­ла в го­сти к зна­ко­мым пен­си­о­не­рам, а у тех сто­ит в ком­на­те ши­кар­ный мас­сив­ный шкаф крас­но­го де­ре­ва! «Я бы­ло воз­на­ме­ри­лась вы­про­сить его для му­зея. Но не тут-то бы­ло. Шкаф вско­ре ис­чез. А че­рез ка­кое­то вре­мя мы по­лу­чи­ли из са­ра­тоско­го му­зея (г. Пет­ровск) опись ме­бе­ли из усадь­бы Го­ли­цы­ной, сре­ди про­че­го зна­чил­ся и этот шкаф!»

По­ми­мо до­ре­во­лю­ци­он­ных экс­по­на­тов тут и бо­лее со­вре­мен­ные, и, на­о­бо­рот, до­и­сто­ри­че­ские: то­пор ка­мен­но­го ве­ка, ва­лун, при­гнан­ный на тер­ри­то­рию Кня­зев­ки лед­ни­ком с са­мо­го се­ве­ра, зубы аку­лы, най­ден­ные в пес­ке на бе­ре­гу здеш­ней реч­ки Ор­дым и да­же зуб шер­сти­сто­го но­со­ро­га, ко­то­рые вы­мер­ли 70 ты­сяч лет на­зад!

«Что­бы под­твер­дить про­ис­хож­де­ние на­хо­док, я об­ра­ща­юсь к спе­ци­а­ли­стам кра­е­вед­че­ско­го му­зея, от­во­жу им на экс­пер­ти­зу, уточ­ня­ет моя со­бе­сед­ни­ца. - О чем го­во­рят най­ден­ные зубы аку­лы? О том, что на тер­ри­то­рии Пен­зен­ской об­ла­сти в до­и­сто­ри­че­ские вре­ме­на бы­ло мо­ре. В те же до­и­сто­ри­че­ские вре­ме­на сю­да при­шел лед­ник, ко­то­рый, как из­вест­но, оста­но­вил­ся на тер­ри­то­рии на­шей об­ла­сти. По­лу­ча­ет­ся, что и вы­мер­ший но­со­рог то­же тут оби­тал». НИЧЬЯ СОБСТВЕННОСТЬ

По сло­вам хра­ни­те­лей му­зея, ни зда­ние, ни са­ма экс­по­зи­ция ни­ко­му не при­над­ле­жат. От­вет­ствен­ные ли­ца ста­ра­ют­ся не за­ме­чать про­бле­мы, а по­то­му деревянная шко­ла, яв­ля­ю­ща­я­ся по су­ти ис­то­ри­че­ским па­мят­ни­ком, об­ре­че­на на раз­ру­ше­ние. Вме­сте с ней при­хо­дят в негод­ность и ред­кие, с та­ким тру­дом со­бран­ные экс­по­на­ты.

Что­бы вы­яс­нить, в чем же де­ло, «АиФ» об­ра­тил­ся к гла­ве ад­ми­ни­стра­ции Пен­зен­ско­го рай­о­на Сер­гею Ко­зи­ну.

«Мы пред­ла­га­ли пе­ре­не­сти экс­по­зи­цию в Кра­е­вед­че­ский му­зей в Кон­до­ле. Та­кие му­зеи в каж­дом се­ле есть, го­во­рит Сер­гей Ни­ко­ла­е­вич. - Да, ста­рое зда­ние шко­лы, ко­неч­но, ин­те­рес­ное да­же в ар­хи­тек­тур­ном плане, оно не мо­жет быть бро­ше­но, за ним при­смат­ри­ва­ют. Мы, кста­ти, со­би­ра­ем­ся ор­га­ни­зо­вать в но­вом зда­нии шко­лы круг­ло­го­дич­ный дет­ский ла­герь, где смо­гут от­ды­хать де­ти со все­го рай­о­на. Сде­ла­ем став­ку для пе­да­го­гов. То­гда и при­ме­не­ста­ро­му ние зда­най­дем, нию воз­мож­но, оно оста­нет­ся му­ку­да зе­ем, бу­дут во­де­тей дить на экс­кур­сию».

О том, по­че­му ни­ко­му не нуж­но до­воль­но креп­кое зда­ние, рассказала за­ме­сти­тель гла­вы Ва­лен­ти­на Фо­ки­на: «Да, зда­ние это бес­хоз­ное, ни на чьем ба­лан­се не сто­ит. А его экс­по­зи­ция не име­ет юри­ди­че­ский ста­тус му­зея. Сель­ская ад­ми­ни­стра­ция ве­ла ра­бо­ту, что­бы взять его в свою собственность. Сна­ча­ла зда­ние нуж­но объ­явить бес­хоз­ным, и толь­ко че­рез год сель­со­вет мо­жет взять его на ба­ланс. Ко­неч­но, соб­ствен­ник дол­жен бу­дет вло­жить­ся, ведь зда­ние не отап­ли­ва­ет­ся. А что­бы сде­лать отоп­ле­ние, нуж­но про­ве­сти газ - это боль­шие день­ги».

Вот та­кие кир­пи­чи де­ла­ли в усадь­бе Го­ли­цы­ной.

За мо­ги­лой кня­ги­ни уха­жи­ва­ют школь­ни­ки.

На по­ро­ге му­зея го­стей встре­ча­ет ста­рый пёс.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.