БЫТЬ СЧАСТЛИВОЙ»

AiF Penza - - ТВ + АФИША СРЕДА, 24 ОКТЯБРЯ -

слу­ча­лось. Моя ба­буш­ка, на ос­но­ве жиз­ни ко­то­рой я и пи­са­ла кни­гу, бы­ла про­об­ра­зом это­го Юсуфа: в ссыл­ке она вы­учи­ла рус­ский язык, по­лу­чи­ла пре­крас­ное об­ра­зо­ва­ние и по­том всю жизнь ра­бо­та­ла учи­тель­ни­цей. Её школь­ным учи­те­лем, кста­ти, был ав­тор со­вет­ско­го учеб­ни­ка ма­те­ма­ти­ки - как и у Юсуфа в ро­мане.

- По­лу­ча­ет­ся, что «Зу­лей­ха от­кры­ва­ет гла­за» - в ка­ком­то смыс­ле фе­ми­ни­сти­че­ский ро­ман?

- Да, его так и на­зы­ва­ют, и я к это­му от­но­шусь спо­кой­но. Мне хо­те­лось на­пи­сать ро­ман не про­сто о та­тар­ской кре­стьян­ке, ко­то­рую от­пра­ви­ли в ку­лац­кую ссыл­ку в та­ком-то кон­крет­ном го­ду, но и о Жен­щине с боль­шой бук­вы - о жен­щине, ко­то­рая пре­одо­ле­ва­ет в се­бе язы­че­ское со­зна­ние, от­ры­ва­ет­ся от соб­ствен­но­го про­шло­го. Это кни­га об осво­бож­де­нии жен­щи­ны, пусть не пол­ном, но осво­бож­де­нии. О дви­же­нии жен­щи­ны из про­шло­го в на­сто­я­щее. Ведь сна­ча­ла Зу­лей­ха жи­вёт в ар­ха­ич­ном Средневековье, а по­том пе­ре­ме­ща­ет­ся в со­вре­мен­ность - то есть в 30-е гг. XX в. Зу­лей­ха жи­вёт не для се­бя - сто лет на­зад лю­ди вряд ли уме­ли жить для се­бя. Моя ге­ро­и­ня сна­ча­ла жи­вёт ра­ди му­жа, по­том ра­ди сы­на. И лишь в са­мом кон­це, про­во­жая уез­жа­ю­ще­го Юсуфа, об­на­ру­жи­ва­ет, что ей ста­но­вит­ся не для ко­го жить. Я ре­ши­ла, что она бу­дет жить для Иг­на­то­ва, но спе­ци­аль­но оста­ви­ла в фи­на­ле мно­го­то­чие, что­бы каж­дый чи­та­тель мог пред­ста­вить своё раз­ви­тие их от­но­ше­ний.

ПОСТАВИЛА ТОЧ­КУ

- От­кры­тый фи­нал ча­сто под­тал­ки­ва­ет ав­то­ра к про­дол­же­нию.

- Про­дол­же­ния не пла­ни­рую, да и си­квел ред­ко бы­ва­ет луч­ше ори­ги­на­ла. Я хо­те­ла изна­чаль­но до­ба­вить в кни­гу боль­шой ку­сок про то, как Юсуф ста­ри­ком воз­вра­ща­ет­ся в ме­ста сво­е­го дет­ства и вспо­ми­на­ет тех, кто ему до­рог. Но этот эпи­зод по­ка­зал­ся мне слиш­ком ме­ло­дра­ма­тич­ным, в ито­ге я его вы­ре­за­ла.

- По­ло­же­ние жен­щин в та­тар­ских де­рев­нях из­ме­ни­лось по срав­не­нию с вре­ме­на­ми Зу­лей­хи?

- Я го­род­ская де­вуш­ка, вы­рос­ла в са­мом цен­тре Ка­за­ни, но ча­сто бы­ва­ла в де­ре­вен­ском до­ме у ба­буш­ки и де­душ­ки. Мо­гу ска­зать, что у них ни­ко­гда не бы­ло та­ких от­но­ше­ний, как у Зу­лей­хи с му­жем, я не на­блю­да­ла да­же ка­ких-то осо­бых про­яв­ле­ний муж­ско­го шо­ви­низ­ма. Зна­е­те, мне ка­жет­ся, что жизнь муж­чи­ны и жен­щи­ны в Ка­за­ни ма­ло от­ли­ча­ет­ся от жиз­ни муж­чи­ны и жен­щи­ны в лю­бом дру­гом боль­шом го­ро­де. У мно­гих, на­вер­ное, скла­ды­ва­ет­ся сте­рео­тип о Та­тар­стане как об опло­те тра­ди­ци­он­ных цен­но­стей, но это имен­но что сте­рео­тип. Пе­ре­ехав из Ка­за­ни в Моск­ву, я прак­ти­че­ски не по­чув­ство­ва­ла раз­ни­цы. Так что та­кая жизнь, как у мо­ей ге­ро­и­ни, - ско­рее де­ло про­шло­го.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.