БИЗ­НЕС НА

Боль­шин­ство по­про­ша­ек

AiF Peterburg (St. Petersburg) - - ТЕМА НОМЕРА -

ПРО­ТЯЖ­НОЕ, НАД­РЫВ­НОЕ, ПЬЯ­НОЕ ИЛИ ВКРАДЧИВОЕ: «ПО­ДАЙ­ТЕ ХРИ­СТА РА­ДИ», «НА ХЛЕБ», «НА БУХ­ЛО», «НА МО­НА­СТЫРЬ» - СЛЫ­ШАЛ КАЖ­ДЫЙ ЖИ­ТЕЛЬ СЕ­ВЕР­НОЙ СТО­ЛИ­ЦЫ. В ГО­РО­ДЕ ОГРОМ­НОЕ КО­ЛИ­ЧЕ­СТВО ПО­ПРО­ША­ЕК, КО­ТО­РЫЕ ПРИ­ДУ­МЫ­ВА­ЮТ ВСЁ НО­ВЫЕ СПО­СО­БЫ ВЫ­ПРО­СИТЬ ДЕ­НЕГ. «АИФ-ПЕ­ТЕР­БУРГ» ПЫ­ТАЛ­СЯ РАЗО­БРАТЬ­СЯ, СКОЛЬ­КИМ ИЗ НИХ ДЕЙ­СТВИ­ТЕЛЬ­НО НУЖ­НА ПО­МОЩЬ?

СТРАШ­НАЯ БО­ЛЕЗНЬ

У стан­ции мет­ро на Ва­си­льев­ском ост­ро­ве тра­ди­ци­он­но сто­ят ба­буль­ка и ста­ри­чок с икон­кой. Но в по­след­нее вре­мя по­яви­лись ещё два му­жи­ка с про­пи­ты­ми ли­ца­ми.

- По­дай­те на хлеб, - про­сит пер­вый.

- Хри­ста ра­ди, бра­тья и сё­ст­ры, пра­во­слав­ные, кто чем мо­жет, - под­вы­ва­ет вто­рой, по­тря­хи­вая икон­кой. На­чи­наю рас­спра­ши­вать их, кто да от­ку­да. Один тут же ны­ря­ет в со­сед­ний двор, вто­рой жа­лу­ет­ся, что бо­лен.

- Ка­кая бо­лезнь? - Ин­те­ре­су­юсь.

- Страш­ная… Не мо­гу ра­бо­тать, ни­че­го не мо­гу!

- Да врёт он всё, ал­ко­го­лик, - воз­му­ща­ет­ся ста­руш­ка, про­да­ю­щая неда­ле­ко огур­цы. - Не верьте ему и не да­вай­те. Он всё про­пьёт. Ря­дом тут в ком­му­нал­ке жи­вёт, вся се­мья у них за­пой­ная.

- Вот я и го­во­рю: страш­ная бо­лезнь, - взды­ха­ет по­про­шай­ка. - Дай руб­лей 50, а?

Пы­та­юсь узнать, сколь­ко он в день за­ра­ба­ты­ва­ет, но муж­чи­на от­во­ра­чи­ва­ет­ся и от­хо­дит. Ре­шаю сме­нить точ­ку и спус­ка­юсь в мет­ро. В ва­гон за­хо­дит де­вуш­ка с ис­ка­ле­чен­ны­ми но­га­ми. При­по­ми­наю, что рань­ше они бы­ли «за­гну­ты» в дру­гую сто­ро­ну, и пе­ре­дви­га­лась она на ко­сты­лях. Те­перь же спо-

кой­но идёт меж­ду пас­са­жи­ров, умо­ляя дать де­нег на опе­ра­цию. Но как толь­ко на­чи­наю спра­ши­вать о ди­а­гно­зе, о том, ку­да она об­ра­ща­лась за по­мо­щью, про­ис­хо­дит чу­дес­ное ис­це­ле­ние - де­вуш­ка рез­во вы­ска­ки­ва­ет из ва­го­на.

У Го­сти­но­го дво­ра мно­го тех, кто про­сит по­дать. Есть муж­чи­на, го­да­ми со­би­ра­ю­щий на ле­кар­ства, ста­руш­ки всех ма­стей. Под­хо­жу к од­ной - бо­жий оду­ван­чик с ге­ор­ги­ев­ской лен­точ­кой. Спра­ши­ваю, есть ли у неё дом, де­ти, мо­жет, нуж­на по­мощь? Ба­буш­ка гнев­но смот­рит на ме­ня: «Что при­вя­за­лась? Иди на…» Пы­таю сча­стье со ста­рич­ком в пи­джа­ке.

- Я не ка­кой-то бомж, у ме­ня и квар­ти­ра есть, - гор­до го­во­рит он. - А это при­бав­ка к пен­сии. Сам по се­бе тут, ни­кто не за­став­ля­ет. Ни­че­го не знаю ни про ка­кую ма­фию. Дай, сколь­ко не жал­ко, де­душ­ке на хлеб с мас­лом.

РО­ЛЕ­ВЫЕ ИГ­РЫ

В по­след­нее вре­мя по­про­ша­ек в Пе­тер­бур­ге ста­ло боль­ше. Взять тех же ни­щих с со­ба­ка­ми на Ва­си­льев­ском ост­ро­ве. Со- би­ра­ют ми­ло­сты­ню яко­бы на корм сво­им пи­том­цам. Со­ба­ки веч­но спят.

- Они накачивают жи­вот­ных сно­твор­ным или про­сто не кор­мят, - воз­му­ща­ет­ся Еле­на КРЫЛОВА, волонтёр груп­пы «За­щи­та жи­вот­ных» . - Мы несколь­ко раз по­ку­па­ли та­ких со­бак и ко­шек. При­чём они бы­ли в ужас­ном со­сто­я­нии! А эти лю­ди тут же на­хо­ди­ли но­вых. Пе­тер­бурж­цы ду­ма­ют, что по­мо­га­ют жи­вот­ным, а на са­мом де­ле обо­га­ща­ют этих афе­ри­стов.

Иг­ра­ют «ни­щие» и на иных чув­ствах лю­дей. В под­зем­ных пе­ре­хо­дах ра­бо­та­ют «бе­ре­мен­ные» де­вуш­ки. Си­дят на ко­ле­нях и мол­ча вгля­ды­ва­ют­ся в ли­ца го­ро­жан. Го­ды идут, ро­же­ни­цы всё си­дят, а лю­ди всё по­да­ют. По­сто­яв неза­мет­но ря­дом с од­ной из них, по­счи­та­ла улов - 500 руб­лей за 20 ми­нут. Неред­ко по ва­го­нам идут ин­ва­ли­ды, кто в ко­ляс­ке, кто на ко­сты­лях. Как го­во­рят во­лон­тё­ры бла­го­тво­ри­тель­ных ор­га­ни­за­ций, мно­гие при­ез­жа­ют на за­ра­бот­ки из Ле­нобла­сти и дру­гих го­ро­дов. И из тех, что вы­да­ют се­бя за ге­ро­ев вой­ны, на­сто­я­щих - нет. Се­год­ня к этим ти­па­жам при­ба­ви­лись псев­до­бе­жен­цы. Пи­шут на кар­тон­ках: «Две неде­ли, как при­е­ха­ли из До­нец­ка. Ста­ту­са бе­жен­ца ещё нет. По­мо­ги­те, бра­тья-сла­вяне». В том же мет­ро од­на из за­ку­тан­ных в плат­ки и тряп­ки осо­ба бьёт че­лом в пол. Ря­дом с бро­шен­ной ме­ло­чью - укра­ин­ский пас­порт. Хо­тя ещё недав­но бы­ла икон­ка. Вме­сте с об­ще­ством ме­ня­ют­ся и ро­ли ни­щих. Сей­час мно­гие про­сят по­дать: «на вод­ку», «опо­хмел», «бух­ло» или «за­кусь». Это мод­но.

500

РУБ. ЗА 20 МИ­НУТ - УЛОВ «БЕ­РЕ­МЕН­НЫХ» ДЕ­ВУ­ШЕК.

ПО­ДАТЬ ИЛИ ПОМОЧЬ?

Спе­ци­а­ли­сты го­во­рят, что око­ло 90% тех, кто про­сит ми­ло­сты­ню, - про­фес­си­о­наль­ные по­про­шай­ки. Это биз­нес. Один че­ло­век мо­жет со­брать до 70 ты­сяч руб­лей в ме­сяц. Кто-то сам по се­бе на­чи­на­ет про­сить, а ко­го-то за­став­ля­ет «ни­щен­ская ма­фия». Этим ле­том в Пе­тер­бур­ге су­ди­ли па­роч­ку цы­ган-ра­бо­вла­дель­цев. Иван Пар­ник и его же­на Фе­одо­ра Стой­ка 10 лет за­вле­ка­ли в Пе­тер­бург ми­гран­тов, ин­ва­ли­дов, обе­щая ра­бо­ту. А по при­ез­де от­би­ра­ли до­ку­мен­ты и пыт­ка­ми за­став­ля­ли про­сить ми­ло­сты­ню. За ма­лей­шие про­вин­но­сти из­би­ва­ли и уро­до­ва­ли.

Пой­мать их уда­лось, ко­гда од­на из ра­бот­ниц сбе­жа­ла и об­ра­ти­лась в по­ли­цию. Па­роч­ке и че­ты­рём над­смотр­щи­кам гро­зит 10 лет тюрь­мы. Но сле­до­ва­те­ли по­до­зре­ва­ют, что у них бы­ли со­общ­ни­ки. Вот толь­ко вый­ти на них не мо­гут.

Впро­чем, эта про­бле­ма сто­ит во мно­гих стра­нах. В Па­ри­же нель­зя по­про­шай­ни­чать у до­сто­при­ме­ча­тель­но­стей, в Фин­лян­дии, Лат­вии и Лит­ве за это штра­фу­ют, в Ан­глии - са­жа­ют в тюрь­му. Но ис­ко­ре­нить про­бле­му не мо­гут. Сей­час в Ев­ро­пе и на За­па­де прак­ти­ку­ют иной под­ход - вме­сто де­нег да­ют бро­шюр­ки с кон­так­та­ми ноч­ле­жек, цен­тров по­мо­щи, бла­го­тво­ри­тель­ных ор­га­ни­за­ций. Воз­мож­но, это един­ствен­но вер­ный вы­ход. Ведь по­ка есть те, кто по­да­ют день­ги, бу­дут и те, кто их про­сит. За­гвозд­ка в том, что в Пе­тер­бур­ге нет столь­ких ноч­ле­жек, бла­го­тво­ри­тель­ных ор­га­ни­за­ций или кри­зис­ных цен­тров, что­бы помочь всем нуж­да­ю­щим­ся.

40% го­ро­жан по­да­ют из чув­ства сострадания.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.