ДЕ­ТИ НЕ ВИ­НО­ВА­ТЫ!

Ак­тёр Игорь Ши­ба­нов о вос­пи­та­нии юно­го по­ко­ле­ния и куль­те де­нег

AiF Peterburg (St. Petersburg) - - ЛИЧНОСТЬ - Еле­на ПЕТ­РО­ВА

НЕДАВ­НО НА­РОД­НЫЙ АР­ТИСТ РОС­СИИ ИГОРЬ ШИ­БА­НОВ ОТ­МЕ­ТИЛ 70-ЛЕТ­НИЙ ЮБИ­ЛЕЙ. ВОТ УЖЕ ПОЛ­ВЕ­КА КО­РИ­ФЕЙ СЦЕ­НЫ СЛУ­ЖИТ В ТЕ­АТ­РЕ ЮНЫХ ЗРИ­ТЕ­ЛЕЙ ИМЕ­НИ А. БРЯН­ЦЕ­ВА. ЕСТЕ­СТВЕН­НО, В БЕ­СЕ­ДЕ С «АИФ-ПЕ­ТЕР­БУРГ» АК­ТЁР НЕ МОГ НЕ ЗА­ТРО­НУТЬ ПРО­БЛЕМ ПОД­РАС­ТА­Ю­ЩЕ­ГО ПО­КО­ЛЕ­НИЯ: ПО СЛО­ВАМ МА­СТЕ­РА, К ЕГО БОЛЬ­ШО­МУ СО­ЖА­ЛЕ­НИЮ, СЕ­ГОД­НЯ ТЕ­АТ­РЫ ВЫ­НУЖ­ДЕ­НЫ ЗА­РА­БА­ТЫ­ВАТЬ ДЕНЬ­ГИ, ПРО­ДАТЬ БИ­ЛЕ­ТЫ, А ИС­КУС­СТВО ОТ­ХО­ДИТ НА ВТО­РОЙ ПЛАН.

ГЕ­РО­И­ЧЕ­СКАЯ

ПО­ПЫТ­КА

- Игорь Геор­ги­е­вич, пом­нит­ся, в од­ном из давних ин­тер­вью вы ска­за­ли, что вам «жал­ко де­тей». Не удив­люсь, ес­ли это чув­ство толь­ко уси­ли­лось. Каж­дое вре­мя да­ёт но­вые по­во­ды?

- Жал­ко де­тей, по­то­му что они бес­прав­ны. Все­гда. Бес­прав­ны в си­лу воз­рас­та, за­ви­си­мо­сти от ро­ди­те­лей, шко­лы, об­сто­я­тельств, окру­же­ния… Да от все­го!

Те­перь - ещё «жаль­че», по­то­му что при­о­ри­те­ты из­ме­ни­лись, «са­та­на там пра­вит бал». Са­ми ро­ди­те­ли - и те в рас­те­рян­но­сти: ку­да ид­ти, за кем, ко­му и во что ве­рить? Ка­ко­вы иде­а­лы и есть ли они? И за де­тей про­сто страш­но. Ну, вос­пи­та­ешь его утон­чён­ным, ин­тел­ли­гент­ным, неза­ви­си­мым, а жизнь - как «мор­дой об тэй­бл» стук­нет! Раз, дру­гой… Как не сло­мать­ся? Увы, а в об­ще­стве про­воз­гла­ша­ет­ся культ де­нег, а воз­ду­хе - за­пах стра­сти к ку­пю­рам. Ло­ги­ка при­ми­тив­ная: «Ес­ли ты та­кой ум­ный, по­че­му то­гда та­кой бед­ный»?

- А что же в та­ком слу­чае театр - ра­бо­та­ет впу­стую?

- Не впу­стую, но мно­гое ли он мо­жет? Сколь­ко на­ро­ду в театр хо­дит? Ведь это кап­ля в мо­ре. На­ша ра­бо­та - по­пыт­ка паль­цем за­ткнуть ды­ру в пло­тине. Ге­ро­и­че­ская и до­стой­ная. Но театр - не уни­вер­саль­ный ин­стру­мент.

- Од­на­ко шко­ла, лю­ди от об­ра­зо­ва­ния пы­та­ют­ся при­учить де­тей к пре­крас­но­му: устра­и­ва­ют экс­кур­сии в му­зеи, мас­со­вые культ­по­хо­ды и так да­лее...

- Школь­ные по­хо­ды ста­ли… страш­нее. Ес­ли зал за­пол­ня­ют де­ти без взрос­лых, без ро­ди­те­лей, то та­кой зал - ка­ким бы ни был спек­такль, как бы ни иг­ра­ли ар­ти­сты - не пе­ре­бо­решь. Де­ти при­шли в ос­нов­ном раз­вле­кать­ся и ве­се­лить­ся, ар­ти­сты ра­бо­та­ют впу­стую, а са­ми «юные зри­те­ли» тут же за­бы­ва­ют, в ка­ком те­ат­ре бы­ли, что смот­ре­ли, кто иг­рал… Мо­жет, толь­ко од­но­му-дру­го­му что­то за­па­дёт в ду­шу. Мы раз­дра­жа­ем­ся на зал, но тут же воз­ни­ка­ет мысль: это всё рав­но, как со­ба­ке злить­ся на пал­ку, а не на хо­зя­и­на, ко­то­рый бьёт. Де­ти не ви­но­ва­ты, их та­ки­ми фор­ми­ру­ет дей­стви­тель­ность.

В со­вет­ское вре­мя, ко­гда те­ат­ром ру­ко­во­дил Зи­но­вий Яко­вле­вич Ко­ро­год­ский, ве­лась ак­тив­ная ра­бо­та по фор­ми­ро­ва­нию за­ла: ар­ти­сты вы­ез­жа­ли на встре­чи со зри­те­ля­ми в шко­лы и ин­сти­ту­ты, при ТЮЗе ра­бо­та­ло дет­ское «Де­ле­гат­ское со­бра­ние», в ко­то­рое вхо­ди­ли са­мые ак­тив­ные ре­бя­та. И пе­да­го­ги­че­ская часть в те­ат­ре бы­ла чуть ли не глав­ным под­раз­де­ле­ни­ем. Ко­ро­год­ский ни­ко­гда не от­но­сил­ся к зри­те­лям, как к «де­тиш­кам», а - как к по­ни­ма­ю­щим взрос­лым лю­дям. Он де­лал на них став­ку, как на бу­ду­щее.

Сей­час ра­бо­та со зри­те­ля­ми ми­ни­маль­на. Ведь мы на­хо­дим­ся в дру­гой со­ци­аль­ной, фи­нан­со­вой си­ту­а­ции. Для те­ат­ра глав­ная за­да­ча - про­дать би­ле­ты, за­ра­бо­тать день­ги. А уже вто­рое - вос­пи­ты­вать.

ВАЖ­НЫЙ РАЗ­ГО­ВОР

- Лич­но я - да. Мо­жет, кто по­силь­нее, мо­ло­же, с ак­тив­ной граж­дан­ской по­зи­ци­ей, тот ина­че ре­а­ги­ру­ет.

- На­при­мер, ухо­дит из дет­ско­го те­ат­ра? А по­че­му вы не ушли, хо­тя бы то­гда, ко­гда уво­ли­ли Зи­но­вия Ко­ро­год­ско­го и кон­чил­ся «зо­ло­той век ТЮЗа»?

- Слож­ный во­прос. Кто-то по­ки­нул театр: раз нет та­ко­го тя­жё­ло­го счастья, но всё-та­ки - счастья! - так что - оста­вать­ся? Ме­ня вот что тор­мо­зи­ло: что же бу­дет с до­мом, по­то­му что я счи­тал ТЮЗ сво­им до­мом. На раз­ру­ху его бро­сить?! Гром­ко зву­чит, но я по­счи­тал необ­хо­ди­мым пе­ре­да­вать то, что бы­ло на­бра­но при Ко­ро­год­ском. Сво­им при­ме­ром, от­но­ше­ни­ем к де­лу. Мне ка­жет­ся, что-то зна­чу для мо­ло­дых ар­ти­стов.

- А но­вые по­ко­ле­ния не ка­жут­ся вам чуж­ды­ми?

- Так про­ис­хо­дит, что лю­ди не на­шей кро­ви не за­дер­жи­ва­ют­ся в те­ат­ре. А те, кто втя­ги­ва­ют­ся, по­ни­ма­ют, осо­зна­ют важ­ность то­го, чем мы за­ни­ма­ем­ся, те оста­ют­ся и рас­тут.

МОЖ­НО НА­БРАТЬ ЗВЁЗД, А ХО­РО­ШЕ­ГО ТЕ­АТ­РА НЕ ПО­ЛУ­ЧИТ­СЯ.

ТЯ­ЖЁ­ЛОЕ СЧА­СТЬЕ

- Ка­кой зал да­ёт вам ощу­ще­ние, что ра­бо­та­е­те не впу­стую?

- Ко­гда де­ти при­хо­дят с ро­ди­те­ля­ми. Это и для се­мьи важ­но: спек­такль ста­но­вит­ся по­во­дом для се­рьёз­но­го раз­го­во­ра меж­ду взрос­лы­ми и ре­бён­ком, что и есть вос­пи­та­ние. И для спек­так­ля хо­ро­шо, по­то­му что зри­те­ли слу­ша­ют, ак­тё­ры иг­ра­ют с удо­воль­стви­ем, и театр вы­пол­ня­ет свою функ­цию. Ра­зи­тель­ный кон­траст пред­став­ля­ет тот же спек­такль, ес­ли зал - сплошь культ­по­хо­ды. По­сле од­но­го вы­ступ­ле­ния удо­воль­ствие по­лу­ча­ешь, по­сле дру­го­го ухо­дишь из­мо­ча­лен­ный, раз­дра­жён­ный. Ра­бо­тать впу­сту­ю­то не хо­чет­ся.

- Чем же вы се­бя успо­ка­и­ва­е­те? Размышлениями о том, что нуж­но «нести свой крест и ве­рить»?

ПИ­О­НЕ­РЫ И ЖИ­ВОТ­НЫЕ

- А мож­но на­учить­ся иг­рать луч­ше?

- Та­лант - это ал­маз, мож­но его пре­вра­тить в брил­ли­ант. Ра­бо­та, опыт, хо­ро­ший ру­ко­во­ди­тель, ре­пер­ту­ар, и, гля­дишь… Пря­мо на мо­их гла­зах сколь­ко мо­ло­дых ста­но­ви­лись ма­сте­ра­ми! Бы­ва­ло, ду­ма­ешь - нет, не то. А по­том - раз роль, два, три и уже - по­лу­ча­ет­ся. Та­кое удо­воль­ствие до­став­ля­ет смот­реть на них. Гор­дишь­ся, что ты то­же ру­ку при­ло­жил, по­то­му что в на­шей про­фес­сии важ­но впе­чат­ле­ние, это ос­но­ва ро­ста. И я, бу­дучи на сцене, очень люб­лю ви­деть, как кто-то из мо­ло­дых ар­ти­стов на­блю­да­ет из-за ку­лис, на­би­ра­ет­ся опы­та. Это и те­бя дис­ци­пли­ни­ру­ет, за­став­ля­ет не хал­ту­рить, хо­тя я - не хал­ту­рю, не мо­гу.

- Да­же ко­гда в юно­сти иг­ра­ли «пи­о­не­ров» и жи­вот­ных?

- У Зи­но­вия Яко­вле­ви­ча не бы­ло ни од­но­го спек­так­ля, где был бы про­сто «пи­о­нер», это все­гда бы­ли лю­ди. И ка­кая раз­ни­ца, сколь­ко ге­рою лет? Да­же ко­гда жи­вот­ных иг­ра­ешь, на са­мом де­ле - че­ло­ве­ка. С Та­ра­тор­ки­ным в «Сказ­ке о по­пе и ра­бот­ни­ке его Бал­де» мы иг­ра­ли ко­ня, я был пе­ред­ни­ми но­га­ми, а он - зад­ни­ми. Я и со­ба­ку иг­рал, и пинг­ви­на, а не так дав­но - по­пу­гая, про­тив­но­го та­ко­го.

- Чув­ствую, что хоть вас и ве­ли­ча­ют «ко­ри­фе­ем», оста­ё­тесь ре­бён­ком?

- В дет­ском те­ат­ре нель­зя быть слиш­ком взрос­лым.

- Ко­гда-то в го­ро­де бы­ла це­лая ко­гор­та вы­да­ю­щих­ся ре- жис­сё­ров. Сей­час не то вре­мя, или Бог не да­ёт?

- Ду­маю, что вре­мя фор­ми­ру­ет че­ло­ве­ка. И вре­мя же да­ёт ему воз­мож­ность при­тя­ги­вать к се­бе близ­ких по ду­ху лю­дей. Об­ра­зу­ет­ся ко­ман­да, в ко­то­рой лю­ди ра­бо­та­ют не для то­го, что­бы се­бя по­ка­зать, а за идею. Мож­но на­брать звёзд, а хо­ро­ше­го те­ат­ра не по­лу­чит­ся, хо­тя лю­ди бу­дут хо­дить, по­то­му что - «ой, то­го я ви­де­ла по те­ле­ви­зо­ру, про это­го чи­та­ла»… А ис­кус­ства с боль­шой бук­вы всё рав­но мо­жет не быть, по­то­му что - о се­бе ду­ма­ют, а не о де­ле. Глав­ное - пом­нить: успех об­ще­го де­ла важ­нее, чем лич­ный.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.