ДЕВ­ЧОН­КИ НА ВОЙНЕ

Они по­ги­ба­ли, со­вер­шая ге­ро­и­че­ские по­ступ­ки НА­ЗВА­НЫ В ЧЕСТЬ

AiF Peterburg (St. Petersburg) - - АКЦИЯ «АИФ» - Ар­тём КУРТОВ

ВОЙ­НА - УДЕЛ СИЛЬ­НО­ГО ПО­ЛА. НО ВО ВРЕ­МЯ БЛО­КА­ДЫ С ФА­ШИ­СТА­МИ БО­РО­ЛИСЬ ВСЕ: И СТАР, И МЛАД. ПОД РУ­ЖЬЁ ВСТА­ВА­ЛИ ДА­ЖЕ СО­ВСЕМ ЮНЫЕ ДЕ­ВУШ­КИ, ВЧЕ­РАШ­НИЕ ВЫ­ПУСК­НИ­ЦЫ ШКОЛ. ОНИ МУ­ЖЕ­СТВЕН­НО СРА­ЖА­ЛИСЬ НА­РАВНЕ С МУЖ­ЧИ­НА­МИ И СО­ВЕР­ША­ЛИ ГЕ­РОЙ­СКИЕ ПО­СТУП­КИ.

СПА­СИ­БО, РОД­НАЯ!

Жене Ста­сюк бы­ло все­го 19 лет, ко­гда на­ча­лась вой­на. Про­стая к о л пин­ская девчонка лишь недав­но за­кон­чи­ла шко­лу. На­у­ки да­ва­лись ей тя­же­ло, по­это­му в по­след­нем, де­вя­том клас­се, ей при­шлось от­учить­ся два­жды. Же­ня ча­сто бо­ле­ла в дет­стве, кро­ме то­го, у неё бы­ла ро­до­вая трав­ма, по­вре­ди­ли нож­ку. По­это­му од­на бы­ла ко­ро­че дру­гой. Се­год­ня, при ны­неш­нем уровне ме­ди­ци­ны, этот недуг лег­ко бы вы­ле­чи­ли, то­гда же трав­ма ока­за­лась неиз­ле­чи­мой. Как де­воч­ка справ­ля­лась с изъ­я­ном? Под­кла­ды­ва­ла в бо­ти­нок тол­стую стель­ку, и её при­хра­мы­ва­ние ста­но­ви­лось по­чти неза­мет­но.

В пер­вые же дни вой­ны Же­ня Ста­сюк, как и все её вче­раш­ние од­но­класс­ни­цы, ра­бот­ни­цы Ижор­ских за­во­дов, за­пи­са­лась в дру­жин­ни­цы и пе­ре­шла на ка­зар­мен­ное по­ло­же­ние. Несмот­ря на хро­мо­ту она мар­ши­ро­ва­ла вме­сте со все­ми. Чуть поз­же ста­ла мед­сест­рой. Ко­гда фа­ши­сты по­до­шли к Ижор­ским за­во­дам ря­дом с Кол­пи­но, девчонка всё вре­мя на­хо­ди­лась на пе­ре­до­вой. Ко­неч­но, ей бы­ло очень страш­но ви­деть раз­ры­вы сна­ря­дов, слы­шать, как пу­ли сви­стят над го­ло­вой. Но ещё страш­нее - смот­реть на бой­цов, вче­раш­них ра­бо­чих Ижор­ско­го за­во­да, ис­те­ка­ю­щих кро­вью. И Же­ня ста­ра­лась по­за­бо­тить­ся о каж­дом. О её по­дви­ге поз­же на­пи­сал пи­са­тель Ни­ко­лай Ти­хо­нов, на­звав рас­сказ «Мгно­ве­ние».

«Хро­мая сре­ди уз­ких, спеш­но вы­ры­тых око­пов, спо­ты­ка­ясь, пол­зая по раз­мы­то­му лу­гу, про­мок­шая, дро­жа­щая от хо­ло­да, она вздра­ги­ва­ла от тай­ной гор­до­сти, ко­гда ра­не­ный го­во­рил ей чуть слыш­но: «Спа­си­бо, род­ная» или «Эх, и ма­лень­кая же ты». Иные, по­стар­ше, на­зы­ва­ли её сест­ри­цей».

Же­ня про­ве­ла на пе­ре­до­вой все­го три дня. В ночь с 3 на 4 сен­тяб­ря девчонка усну­ла пря­мо на кор­точ­ках в око­пе. Во­круг шёл тя­же­лей­ший бой, рва­лись сна­ря­ды. Вдруг ря­дом в тран­шею сва­лил­ся ра­не­ный сол­дат. «Пе­ре­вя­зы­вай, доч­ка», - по­тре­бо­вал бо­ец. Же­ня бы­ст­ро пе­ре­вя­за­ла бин­та­ми ра­ну, вы­гля­ну­ла из око­па и с ужа­сом уви­де­ла бре­ду­щих в их сто­ро­ну по­ну­рых сол­дат. «Ку­да же вы, то­ва­ри­щи?!», - за­кри­ча­ла Ста­сюк, вы­ска­ки­вая из око­па. Сол­да­ты пы­та­лись оправ­дать­ся, что от­сту­па­ют, по­то­му что уби­ло всех их ко­ман­ди­ров.

Хруп­кая вче­раш­няя школь­ни­ца вста­ла на их пу­ти, при­ка­зы­вая по­вер­нуть об­рат­но. И они под­чи­ни­лись!

- А ну, впе­рёд! По­смот­рим, ка­кие из вас ге­рои! По­вёр­ты­вай­тесь! - про­кри­ча­ла са­ни­тар­ка и са­ма по­бе­жа­ла в ата­ку.

Ночь бы­ла бес­ко­неч­ной. Груп­па бой­цов под ко­ман­до­ва­ни­ем Же­ни Ста­сюк от­би­ла несколь­ко фа­шист­ских атак. Лишь к утру из шта­ба был при­слан на­сто­я­щий ко­ман­дир.

- Кто здесь ко­ман­ду­ет? - спросил вы­со­кий, в рем­нях и с на­га­ном, ши­ро­ко­ли­цый че­ло­век, с удив­ле­ни­ем оста­нав­ли­вая взгляд на ма­лень­кой блед­ной дев­чон­ке.

- Здесь ко­ман­дую я, - ти­хо и мед­лен­но от­ве­ти­ла Же­ня...

В тот же день, 4 сен­тяб­ря, при оче­ред­ном об­стре­ле фа­ши­ста­ми на­ших укреп­ле­ний под

Вла­ди­слав Вла­ди­сла­во­вич Хру­стиц­кий, Ге­рой Со­вет­ско­го Со­ю­за, ко­ман­до­вал 30-й от­дель­ной гвар­дей­ской тан­ко­вой бри­га­дой Ле­нин­град­ско­го фрон­та. Под его управ­ле­ни­ем бри­га­да участ­во­ва­ла в зна­ме­ни­той Крас­но­сель­ско-Роп­шин­ской опе­ра­ции, из­вест­ной ещё как «Ян­вар­ский гром», в ре­зуль­та­те ко­то­рой вой­ска Ле­нин­град­ско­го фрон­та уни­что­жи­ли пе­тер­гоф­ско-стрель­нин­скую груп­пи­ров­ку про­тив­ни­ка, от­бро­си­ли вра­га на рас­сто­я­ние 60-100 км от го­ро­да, осво­бо­ди­ли Крас­ное Се­ло, Роп- Крас­ным Бо­ром Же­ня Ста­сюк по­гиб­ла. Посмерт­но она бы­ла на­граж­де­на ор­де­ном Ле­ни­на.

ПО­КА ЖИВ ЧЕ­ЛО­ВЕК...

Во вре­мя оса­ды Ле­нин­гра­да са­мые кро­во­про­лит­ные бои про­хо­ди­ли на пя­тач­ке меж­ду Кол­пи­но и де­рев­ней Крас­ный Бор. Фа­ши­сты про­ры­ва­лись к стра­те­ги­че­ским Ижор­ским за­во­дам, где, несмот­ря на по­сто­ян­ные бомбёжки, про­дол­жа­ли ра­бо­тать це­ха за­во­да. На тех по­лях по­лег­ли де­сят­ки ты­сяч со­вет­ских бой­цов. Но мно­гие вы­жи­ли бла­го­да­ря ге­ро­и­че­ским са­ни­тар­кам.

Эти дев­чон­ки - вче­раш­ние школь­ни­цы, ве­се­луш­ки и хо­хо­туш­ки, в один миг пре­вра­ти­лись в му­же­ствен­ных и бес­страш­ных спа­си­тель­ниц. Вой­на за­ста­ви­ла их по­взрос­леть. Они це­ной сво­их жиз­ней вы­тас­ки­ва­ли с по­ля боя ра­не­ных сол­дат. За всё вре­мя обо­ро­ны Кол­пи­но от немец­ко-фа­шист­ских за­хват­чи­ков по­гиб­ли 9 сан­дру­жин­ниц: Ка­па За­ха­ро­ва, На­та Пав­ло­ва, Лё­ля Шор­то­ва, Аня Афа­на­сье­ва, Зи­на Вер­хов­це­ва, То­ся Со­ко­ло­ва, Ни­на Богданова, Ве­ра Ва­си­лье­ва, Ма­ша шу, Крас­но­гвар­дейск, Пуш­кин и т. д.

За­да­чей 30-й тан­ко­вой бри­га­ды бы­ло, со­сре­до­то­чив­шись у се­ла Рус­ско-Вы­соц­кое, на­не­сти удар в на­прав­ле­нии Боль­шие Гу­ба­ни­цы - Во­ло­со­во, пе­ре­ре­зать шос­сей­ную и же­лез­ную до­ро­гу и, та­ким об­ра­зом, от­ре­зать пу­ти от­ступ­ле­ния немец­кой груп­пи­ров­ки из рай­о­на Гат­чи­ны к Кин­ги­сеп­пу. Не встре­тив силь­но­го со­про­тив­ле­ния, 26 ян­ва­ря 1944 го­да ос­нов­ные си­лы бри­га­ды, прой­дя се­ло Гу­ба­ни­цы, устре­ми­лись на Во­ло­со­во. Малышева. Толь­ко вду­май­тесь, всем им бы­ло от 16 до 20 лет! Они не про­хо­ди­ли спе­ци­аль­ной во­ен­ной под­го­тов­ки, как муж­чи­ны. Пе­ред от­прав­кой на пе­ре­до­вую эти хруп­кие де­воч­ки лишь про­шли бег­лые ме­ди­цин­ские кур­сы. Од­на­ко каж­дая из них вы­нес­ла из-под об­стре­лов на сво­их пле­чах от 200 до 300 ра­не­ных бой­цов...

Что­бы по­нять, че­рез что про­хо­ди­ли сан­дру­жин­ни­цы, при­ве­дём в при­мер лишь од­ну ис­то­рию. На­та Пав­ло­ва, Рая Бутро­ва, Ни­на Стра­хо­ва и То­ся Николаева мча­лись на по­лу­тор­ке в рай­он кол­пин­ской же­лез­но­до­рож­ной стан­ции. На этом от­кры­том ме­сте ра­ни­ло несколь­ких сол­дат. За­ме­тив ма­ши­ну с крас­ным кре­стом, нем­цы рас­сви­ре­пе­ли: ми­ны рва­лись од­на за дру­гой во­круг мча­ще­го­ся ав­то­мо­би­ля. Рая под­полз­ла к лей­те­нан­ту пер­вая, вспо­ро­ла из­ре­ше­чён­ные гим­на­стёр­ку и шта­ны. «По­ка жив че­ло­век, на­до драться за его жизнь», - по­вто­ря­ли де­воч­ки, как ман­тру. Са­ни­тар­ки лов­ко пе­ре­вя­за­ли ра­не­но­го,

300 ДО РА­НЕ­НЫХ БОЙ­ЦОВ ВЫ­НО­СИ­ЛИ С ПО­ЛЯ БОЯ СА­НИ­ТАР­КИ.

спе­ле­на­ли, как кук­лу. Осто­рож­но по­ло­жи­ли лей­те­нан­та на но­сил­ки и по­нес­ли к ма­шине. А во­круг - ми­на за ми­ной, взрыв за взры­вом. И од­на из них - пря­мо в но­сил­ки, пря­мым по­па­да­ни­ем. Ни­ну Стра­хо­ву кон­ту­зи­ло взрыв­ной вол­ной и от­бро­си­ло на несколь­ко мет­ров. Рае Бутро­вой раз­моз­жи­ло ступ­ню од­ной но­ги, дру­гую но­гу ото­рва­ло до ко­ле­на. На те­ле То­си Ни­ко­ла­е­вой вра­чи на­счи­та­ют два­дцать семь оско­лоч­ных ра­не­ний. Чет­вёр­той из дев­чат, На­те Пав­ло­вой, сталь­ным ост­рым оскол­ком сре­за­ло го­ло­ву...

Толь­ко за пер­вый год вой­ны кол­пин­ские сан­дру­жин­ни­цы спас­ли 4 ты­ся­чи жиз­ней.

УЛИ­ЦА ТАНКИСТА ХРУ­СТИЦ­КО­ГО

Од­на­ко в этом рай­оне про­тив­ник со­сре­до­то­чил зна­чи­тель­ные си­лы и на­ме­ре­вал­ся удер­жать лю­бой це­ной до­ро­гу, про­хо­див­шую че­рез Гу­ба­ни­цы, по ко­то­рой от­сту­па­ли немец­кие ча­сти от Гат­чи­ны. Спе­ци­аль­но про­пу­стив впе­рёд пе­ре­до­вые ба­та­льо­ны, нем­цы на­нес­ли вне­зап­ный удар по флан­гам и од­но­вре­мен­но пе­ре­шли в контр­ата­ку. За­вя­зал­ся оже­сто­чён­ный бой, в ко­то­ром Вла­ди­слав Хру­стиц­кий по­гиб.

Ули­ца (быв­шая При­пар­ко­вая) в Ки­ров­ском рай­оне на­зва­на в его честь 15 мая 1965 го­да.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.