12-ЛЕТ­НИЙ ДЕ­САНТ­НИК

Пётр Кры­лов сра­жал­ся вме­сте с Пе­тер­гоф­ским де­сан­том

AiF Peterburg (St. Petersburg) - - АКЦИЯ «АИФ» -

В СЕН­ТЯБ­РЕ 1941 ГО­ДА ВО­КРУГ ЛЕ­НИН­ГРА­ДА СЛО­ЖИ­ЛАСЬ КА­ТА­СТРО­ФИ­ЧЕ­СКАЯ СИ­ТУ­А­ЦИЯ. ТАНКОВЫЕ СО­ЕДИ­НЕ­НИЯ ФА­ШИ­СТОВ ПРО­РВА­ЛИСЬ К ПО­БЕ­РЕ­ЖЬЮ НЕВ­СКОЙ ГУ­БЫ НА УЧАСТ­КЕ ПЕ­ТЕР­ГОФ-УРИЦК. ОБОРОНЯВШИЕ ПО­БЕ­РЕ­ЖЬЕ ФИН­СКО­ГО ЗА­ЛИ­ВА ЧА­СТИ ОКА­ЗА­ЛИСЬ БЛО­КИ­РО­ВАН­НЫ­МИ. КО­МАН­ДУ­Ю­ЩИЙ ЛЕ­НИН­ГРАД­СКИМ ФРОН­ТОМ ГЕ­НЕ­РАЛ ЖУ­КОВ ПРИ­КА­ЗАЛ ПРО­ВЕ­СТИ НА­СТУ­ПА­ТЕЛЬ­НУЮ ОПЕ­РА­ЦИЮ, ЧТО­БЫ ОТ­ТЕС­НИТЬ ВРА­ГА ОТ ПО­БЕ­РЕ­ЖЬЯ. В ПЕ­РИ­ОД С 3 ПО 8 ОК­ТЯБ­РЯ 1941 ГО­ДА В РАЙ­ОНЕ НО­ВО­ГО ПЕ­ТЕР­ГО­ФА И СТРЕЛЬНЫ БЫЛ ВЫ­СА­ЖЕН ТАК­ТИ­ЧЕ­СКИЙ МОР­СКОЙ ДЕ­САНТ, КО­ТО­РЫЙ СЕ­ГОД­НЯ ЭКС­ПЕР­ТЫ НА­ЗЫ­ВА­ЮТ «СМЕРТ­НИ­КА­МИ».

Все­го бы­ло 5 групп, прак­ти­че­ски все участ­ни­ки тех со­бы­тий по­гиб­ли. Но один из них - Пётр Алек­сан­дро­вич Кры­лов, жив, се­год­ня ему 85 лет.

НА ВЕ­ЛО­СИ­ПЕ­ДЕ -

В БА­ТА­ЛЬОН

- В 1941 го­ду мне бы­ло все­го 12 лет, но не по­ду­май­те, что я был маль­чиш­кой-ша­ло­па­ем, - рас­ска­зы­ва­ет Пётр Алек­сан­дро­вич. - Мы, де­ти во­ен­ных лет, бы­ли взрос­лы­ми не по го­дам. Го­су­дар­ство с ма­лых лет при­уча­ло нас быть са­мо­сто­я­тель­ны­ми, от­вет­ствен­ны­ми, и ко­гда на­ча­лась вой­на - ни­кто из под­рост­ков не ис­пу­гал­ся.

Пётр Кры­лов учил­ся в 418-й шко­ле Пе­тер­го­фа. То­гда во всех шко­лах маль­чиш­ки участ­во­ва­ли в во­ен­ной под­го­тов­ке «На штурм»: хо­ди­ли стро­ем, учи­лись об­ра­щать­ся с ору­жи­ем, изу­ча­ли так­ти­ку и стра­те­гию. И к та­ко­му по­во­ро­ту со­бы­тий бы­ли го­то­вы.

- У ме­ня был ве­ло­си­пед «Эн­филд», по­это­му ме­ня уже в июле взя­ли в ис­тре­би­тель­ный ба­та­льон. Опол­чен­цы и ре­гу­ляр­ные вой­ска пы­та­лись со­здать пре­гра­ду фа­ши­стам на Лужском ру­бе­же. А я был по­сыль­ным, «ле­тал» по все­му фрон­ту на сво­ём ве­ло­си­пе­де и раз­во­зил сроч­ные до­не­се­ния.

То­гда у на­ше­го ге­роя слу­чи­лась пер­вая встре­ча с фа­ши­ста­ми. Па­рень ехал с оче­ред­ным до­не­се­ни­ем и неожи­дан­но на­рвал­ся на несколь­ких нем­цев-десантников, пе­ре­оде­тых в граж­дан­скую одеж­ду.

- Стра­ха не бы­ло, толь­ко нена­висть, - вспо­ми­на­ет Пётр Алек­сан­дро­вич. - Фа­ши­сты ме­ня пой­ма­ли, ото­бра­ли до­ку­мен­ты, пы­та­лись узнать рас­по­ло­же­ние на­ших войск. А ко­гда по­ня­ли, что вы­ве­дать у ме­ня ни­че­го не удаст­ся, уда­ри­ли но­жом в шею.

Он по­ка­зы­ва­ет шрам на шее, след от ко­то­ро­го так и остал­ся на­все­гда. К сча­стью, мо­ло­дой ор­га­низм вы­дер­жал ра­не­ние, по­сле несколь­ких дней в гос­пи­та­ле под­ро­сток сно­ва убе­жал на фронт.

- По­том мы с од­но­класс­ни­ка­ми по­па­ли в окру­же­ние на Лужском ру­бе­же. Я был ко­ман­ди­ром на­ше­го неболь­шо­го маль­чи­ше­ско­го от­ря­да, как в иг­ре «На штурм». У нас да­же бы­ло ору­жие! Мы пол­за­ли по ли­нии фрон­та и со­би­ра­ли трёх­ли­ней­ки. До­го­во­ри­лись, что бу­дем про­ры­вать­ся в Пе­тер­гоф и несколь­ко дней неза­мет­но, что­бы не на­рвать­ся на фа­ши­стов, про­би­ра­лись ту­да. Од­ну из но­чей про­ве­ли в ма­лень­кой де­ре­вуш­ке. Утром я вы­гля­ды­ваю в ок­но и ви­жу, что из со­сед­не­го до­ми­ка вы­хо­дит ру­мя­ный, упи­тан­ный фа­шист! До сих пор сто­ит пе­ред гла­за­ми изоб­ра­же­ние ор­ла со сва­сти­кой на его май­ке. Недол­го ду­мая, до­стал вин­тов­ку и вы­стре­лил. Фа­шист упал, как под­ко­шен­ный. Что тут на­ча­лось, мы еле унес­ли но­ги из той де­рев­ни.

МО­РЯ­КИ НЕ СДА­ЮТ­СЯ!

В Петергофе ре­бя­та раз­бре­лись в по­ис­ках род­ствен­ни­ков, а Пётр встре­тил мат­ро­сов-десантников, ко­то­рые толь­ко что вы­са­ди­лись на по­бе­ре­жье. Ка­за­лось бы, взрос­лые сол­да­ты долж­ны бы­ли от­пра­вить маль­чиш­ку ис­кать ро­ди­те­лей, ска­зать «маль­чик, иди от­сю­да», но нет, на войне каж­дый штык в цене!

- Тем бо­лее у ме­ня бы­ла соб­ствен­ная трёх­ли­ней­ка! Пом­ню, де­сант­ни­ки то­гда бы­ли во­ору­же­ны вин­тов­ка­ми СВТ - ба­рах­ло, они по­сто­ян­но за­еда­ли. По­это­му они бро­са­ли ство­лы и разыс­ки­ва­ли сре­ди уби­тых трёх­ли­ней­ки. Мы око­па­лись во­круг Пе­тер­гоф­ско­го двор­ца, вы­дер­жа­ли несколь­ко оже­сто­чён­ных атак. В од­ной из них мне уда­лось под­жечь немец­кий танк БТ2Т. Од­но из са­мых яр­ких вос­по­ми­на­ний, как фа­ши­сты по­до­гна­ли к на­шим по­зи­ци­ям ма­ши­ну с гром­ко­го­во­ри­те­лем и ста­ли при­зы­вать десантников сдать­ся. Мы рва­ну­ли в ата­ку, от- би­ли ав­то­мо­биль и за­ста­ви­ли дик­то­ра кри­чать в мик­ро­фон «Мо­ря­ки не сда­ют­ся!»

А по­том на­ча­лась же­сто­чай­шая ата­ка фа­ши­стов-ка­ра­те­лей. Их за­да­ча бы­ла ски­нуть де­сант в Бал­ти­ку. Мо­ря­ки сра­жа­лись до по­след­не­го па­тро­на, до по­след­не­го че­ло­ве­ка. Пётр Кры­лов бил­ся на­равне со взрос­лы­ми, с ору­жи­ем в ру­ках. Бла­го­да­ря пя­ти груп­пам Пе­тер­гоф­ско­го де­сан­та фа­ши­сты не смог­ли пе­ре­ки­нуть стра­те­ги­че­ские си­лы для ата­ки на Моск­ву. Взрос­лые му­жи­ки пре­крас­но по­ни­ма­ли, что из окру­же­ния не вы­рвать­ся, что все они по­гиб­нут. И во­ен­ные ре­ши­ли спа­сти па­ца­на, вы­гна­ли его, хо­тя Пётр и не хо­тел ухо­дить. Сей­час труд­но по­ве­рить, но наш 12-лет­ний ге­рой су­мел про­рвать­ся че­рез окру­же­ние и два ме­ся­ца но­ча­ми шёл пеш­ком в Твер­скую об­ласть, ку­да бы­ла эва­ку­и­ро­ва­на его ма­ма!

- А что, до­шёл по­ти­хонь­ку, пре­крас­но ори­ен­ти­ро­вал­ся, - улы­ба­ет­ся Пётр Алек­сан­дро­вич. - При­шёл к ма­ме и сра­зу ме­ня взя­ли на ра­бо­ту в фрон­то­вой обоз. Во­зил на фронт про­дук­ты, сна­ря­ды.

В кон­це вой­ны по­взрос­лев­ший па­рень по­сту­пил в ре­мес­лен­ное учи­ли­ще, а поз­же в Ле­нин­град­ское во­ен­но-мор­ское учи­ли­ще. За­кал­ка во­ен­ных лет при­го­ди­лась, Пётр Алек­сан­дро­вич до­слу­жил­ся до ка­пи­та­на 1-го ран­га, был ко­ман­ди­ром под­вод­ных ло­док. При этом ве­те­ран не име­ет ни ста­ту­са участ­ни­ка Ве­ли­кой Оте­че­ствен­ной вой­ны, ни на­гра­ды за уча­стие в Пе­тер­гоф­ском де­сан­те. Но на судь­бу не роп­щет.

- Я про­шёл шко­лу на всю жизнь, хо­тя не дай Бог се­год­ня ни­ко­му её по­лу­чить. Жив, и хо­ро­шо. Жаль толь­ко, что го­су­дар­ство вспо­ми­на­ет о нас ред­ко, лишь по боль­шим празд­ни­кам.

МЫ, ДЕ­ТИ ВО­ЕН­НЫХ ЛЕТ, БЫ­ЛИ ВЗРОС­ЛЫ­МИ НЕ ПО ГО­ДАМ.

Ар­тём КУРТОВ

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.