ПЕС­НЯ­МИ НЕ ТОР­ГУ­ЮТ

Алек­сандра Па­хму­то­ва - о неж­но­сти, «Бит­лз» и фут­бо­ле

AiF Peterburg (St. Petersburg) - - ГОСТЬ РЕДАКЦИИ -

- СЕ­ГОД­НЯ В КУЛЬ­ТУ­РЕ, ИСКУССТВЕ НА ПЕР­ВОМ ПЛАНЕ ЖЕ­ЛА­НИЕ РАЗ­ВЛЕЧЬ­СЯ. РАС­СЛА­БИТЬ­СЯ. ЭТО ОПАС­НЫЙ КРЕН, - ГО­ВО­РИТ ЗНА­МЕ­НИ­ТЫЙ КОМ­ПО­ЗИ­ТОР АЛЕК­САНДРА ПА­ХМУ­ТО­ВА, КО­ТО­РАЯ 9 НО­ЯБ­РЯ ОТ­МЕ­ЧА­ЕТ ЮБИ­ЛЕЙ.

- Чест­но го­во­ря, для ме­ня то­же. Ор­га­ни­за­то­ры фе­сти­ва­ля преподнесли мне и всем слу­ша­те­лям боль­шой по­да­рок - вклю­чи­ли в про­грам­му «Кон­церт для тру­бы», на­пи­сан­ный ещё в 1955-м. У нас он зву­чит ред­ко, ча­ще за ру­бе­жом. Меж­ду­на­род­ная Гиль­дия тру­ба­чей ре­гу­ляр­но при­сы­ла­ет мне дис­ки с за­пи­сью, все - из раз­ных стран. И вот те­перь эту му­зы­ку услы­ша­ли и в Пе­тер­бур­ге, при­чём в ис­пол­не­нии ин­тер­на­ци­о­наль­но­го со­ста­ва. Сим­фо­ни­че­ский ор­кестр - из Ка­ре­лии, дирижёр - из Бель­гии, а со­ли­ро­ва­ла 20-лет­няя ар­тист­ка из Но­р­ве­гии. При­чём ока­за­лось, что она иг­ра­ла этот кон­церт ещё в 14 лет и меч­та­ла ис­пол­нить в Рос­сии. И всё это со­сто­я­лось в до­ро­гом мне Гат­чин­ском двор­це. Пом­ню, как мы при­ез­жа­ли сю­да в 80-х вме­сте с Ми­ха­и­лом Ани­ку­ши­ным на от­кры­тие му­зея. Во­об­ще для ме­ня каж­дый при­езд на бе­ре­га Не­вы - со­бы­тие.

ЗЫ­КИ­НА ДРУ­ЖИ­ЛА

С «БИТ­ЛЗ»

- Пе­тер­бург по­дру­жил вас и с все­мир­но из­вест­ным ги­та­ри­стом Френ­си­сом Гой­ей…

- Он услы­шал мои пес­ни на ка­на­ле «Ме­ло­дия». Они ему по­нра­ви­лись, осо­бен­но «Неж­ность». При­слал пись­мо, я от­пра­ви­ла но­ты. В ито­ге при­шла идея за­пи­сать сов­мест­ный аль­бом. Сна­ча­ла к пред­ло­же­нию я от­нес­лась скеп­ти­че­ски, но ко­гда по­зна­ко­ми­лась с Френ­си­сом, все со­мне­ния от­па­ли. К то­му же я люб­лю ги­та­ру, и рус­скую, и ис­пан­скую. Пре­мье­ра «Посвящения» со­сто­я­лась в 2002-м в БКЗ «Ок­тябрь­ский». Был по­тря­са­ю­щий празд­ник, а у нас на­ча­лась боль­шая друж­ба. Кста­ти, Гойя то­же влю­бил­ся в Ле­нин­град, рус­ские на­род­ные ин­стру­мен­ты, осо­бен­но ба­ла­лай­ку. Од­ну пье­су - «Алек­сандра», он по­свя­тил мне. Прав­да, су­дя по му­зы­ке, я вы­гля­жу боль­шой, да­же мо­гу­чей (сме­ёт­ся).

- Немец­кая ме­лалл-груп­па «Рам­штайн» на ура ис­пол­ня­ет в Ев­ро­пе ва­шу «Пес­ню о тре­вож­ной мо­ло­до­сти». А по­че­му та­кие же энер­гич­ные, кра­си­вые ме­ло­дии не по­ют на на­шей эст­ра­де? Да и вы не пи­ше­те боль­ше для мо­ло­дё­жи…

- Пи­шу рэпо­вые, тан­це­валь­ные шля­ге­ры, но в эфи­ре их не най­дё­те. При всей про­сто­те и лёг­ко­сти от­вяз­но­го лег­ко­мыс­лия в них нет, они оста­ют­ся в тра­ди­ци­ях пе­сен­ной куль­ту­ры, по­это­му и от­вер­га­ют­ся те­ми, кто сто­ит у ру­ля шоу-биз­не­са. А ведь в по­след­ние го­ды на­блю­да­ет­ся по­вы­шен­ный ин­те­рес к «пес­ням о глав­ном». При­чём не толь­ко у стар­ше­го по­ко­ле­ния, с его но­сталь­ги­ей по Со­вет­ско­му Со­ю­зу. Мо­ло­дёжь то­же тя­нет­ся к ре­тро! Мне ка­жет­ся, юным недо­ста­ёт нрав­ствен­ной опо­ры, ду­шев­но­го теп­ла, вни­ма­ния, о ко­то­рых го­во­рит­ся в луч­ших про­из­ве­де­ни­ях той по­ры. Ино­гда ви­дишь - сто­ит мо­ло­дой че­ло­век. Раз­ма­лё­ван­ный, взлох­ма­чен­ный. Но я уве­ре­на, ес­ли его по­чи­стить, при­лас­кать, об­на­ру­жит­ся неж­ная и оди­но­кая ду­ша. Толь­ко ра­бо­тать с та­ки­ми се­год­ня неко­му.

Во­об­ще ме­сто пес­ни в об­ще­стве за­ви­сит от по­ли­ти­ки стра­ны по от­но­ше­нию к куль­ту­ре в це­лом. Вот ушла из жиз­ни Зы­ки­на, ко­ро­ле­ва рус­ской пес­ни. И на­ча­лось - ку­да де­лись брил­ли­ан­ты, кто за­хва­тил наслед­ство, сколь­ко бы­ло му­жей и т. д. Куль­ти­ви­ру­ют­ся низ­кие, да­же низ­мен­ные ин­стинк­ты. И ни­кто не по­ду­мал, а дав­но ли по­ка­зы­ва­ли кон­церт этой ве­ли­кой ар­тист­ки, ко­то­рую знал весь мир? Од­на­жды она встре­ти­лась с «Бит­лз», и они про­ве­ли, раз­го­ва­ри­вая, це­лую ночь. Рас­ста­лись боль­ши­ми дру­зья- ми. Мак­карт­ни, Лен­нон бы­ли так ею оча­ро­ва­ны, что хо­те­ли немед­лен­но при­е­хать в Моск­ву. Но то­гда по­ли­ти­ки решали, ко­му и где вы­сту­пать.

ПРО­СТО ОТ­КРЫ­ВА­ЮТ

РОТ

- За­то се­год­ня нет ни­ка­ких огра­ни­че­ний, и Мак­карт­ни со­брал ты­ся­чи зри­те­лей на Двор­цо­вой пло­ща­ди! - Вы зна­е­те, в на­шей се­мье хра­нит­ся од­но из по­след­них вы­ступ­ле­ний Ро­стро­по­ви­ча в пе­ча­ти. Он пи­шет: «Я счаст­лив, что в Рос­сии сей­час мож­но го­во­рить не толь­ко на кухне. Сам за это бо­рол­ся. Но! Как бы мы ни от­но­си­лись к то­та­ли­тар­но­му го­су­дар­ству, вс­пом­ни­те, как оно от­но­си­лось к вы­со­ко­му ис­кус­ству. Му­зы­кан­ты все­го ми­ра меч­та­ли вы­сту­пить в боль­шом за­ле Кон­сер­ва­то­рии, при­нять уча­стие в кон­кур­се им. Чай­ков­ско­го. А сей­час сим­фо­ни­че­ский ор­кестр мож­но услы­шать толь­ко по спе­ци­а­ли­зи­ро­ван­но­му ка­на­лу «Куль­ту­ра». По всем осталь­ным с утра до ве­че­ра пля­шут мо­ло­день­кие дев­чон­ки, ко­то­рые не уме­ют ни петь, ни тан­це­вать, а толь­ко от­кры­ва­ют рот под фо­но­грам­му. А все СМИ лишь тем и за­ни­ма­ют­ся, что сма­ку­ют пи­кант­ные по­дроб­но­сти из жиз­ни этих без­го­ло­сых дев­чо­нок. И стра­на, ко­то­рую в ми­ре ещё про­дол­жа­ют счи­тать стра­ной Пуш­ки­на, Тол­сто­го, Чай­ков­ско­го и Шо­ста­ко­ви­ча, пре­вра­ща­ет­ся в стра­ну ТА­ТУ». Пол­но­стью с ним со­глас­на.

- Но в том же Пе­тер­бур­ге про­во­дит­ся нема­ло за­ме­ча­тель­ных дет­ских, мо­ло­дёж­ных кон­кур­сов, фе­сти­ва­лей. За­лы Фи­лар­мо­нии, Кон­сер­ва­то­рии за­пол­не­ны.

- Мы то­же со­труд­ни­ча­ем с мо­ло­дёж­ным со­ста­вом Боль­шо­го те­ат­ра, хо­ро­вой ака­де­ми­ей им. В. По­по­ва. Ре­бя­та ге­ни­аль­но по­ют «Кар­мен», «Ев­ге­ния Оне­ги­на». И я пре­кло­ня­юсь пе­ред хор­мей­сте­ра­ми, пре­по­да­ва­те­ля­ми, ко­то­рые по­рой за ко­пей­ки ра­бо­та­ют с детьми. Пе­тер­бур­гу по­вез­ло, у вас есть Фи­лар­мо­ния. А глу­бин­ка? По­че­му за­бы­то вре­мя, ко­гда по­э­зия, классика че­рез ра­дио, шко­лу вхо­ди­ли в каж­дую де­рев­ню? Я ро­ди­лась в Бе­ке­тов­ке на Вол­ге. В по­сёл­ке был са­рай, и мы там устро­и­ли театр. Вы­бра­ли сказ­ку о «Зо­ло­той рыб­ке». Мне до­ве­ри­ли из по­кра­шен­ной синь­кой мар­ли изоб­ра­жать мо­ре. Мне ед­ва ис­пол­ни­лось пять лет, но Пуш­кин, как и для дру­гих ре­бят из на­ше­го дво­ра, уже был «свой». Как к род­но­му, от­но­си­лись к нему и в на­шей се­мье. «Ле­бе­ди­ное озе­ро» мы зна­ли в дет­ском са­ду. Это да­ло тол­чок и к даль­ней­ше­му раз­ви­тию, же­ла­нию сде­лать что-то се­рьёз­ное. А се­год­ня на пер­вом плане стрем­ле­ние рас­сла­бить­ся, раз­влечь­ся. Это опас­ный крен. К то­му же всё про­ни­за­но ком­мер­ци­ей. Ме­ня, на­при­мер, ча­сто про­сят про­дать ту или иную пес­ню. Но я вдох­но­ве­ни­ем не тор­гую. Обыч­но про­сто да­рю. Да и во­об­ще - как мож­но? Си­дим, раз­го­ва­ри­ва­ем и я го­во­рю: «Пла­ти»?! Да­же пред­ста­вить се­бя это­го не мо­гу.

ШО­СТА­КО­ВИЧ - ФУТ­БОЛЬ­НЫЙ

СУ­ДЬЯ?

- С Ни­ко­ла­ем Доб­ро­нра­во­вым вы уже 58 лет вме­сте. Как столь­ко лет ужи­ва­ют­ся два твор­ца с ам­би­ци­я­ми?

- Мы по­зна­ко­ми­лись ещё в 56-м. Нас вме­сте по­про­си­ли со­чи­нить на кон­курс пес­ню о лет­них ка­ни­ку­лах. По­лу­чи­лась «Ло­доч­ка мо­тор­ная». С тех пор, как мно­гие шу­тят, на этой ло­доч­ке вме­сте и плывём по жиз­ни. Кста­ти, Ни­ко­лай Ни­ко­ла­е­вич ро­дил­ся в Ле­нин­гра­де. Здесь он встре­тил вой­ну, бло­ка­ду, за­тем эва­ку­а­ция, дет­ский дом… В на­шей се­мье спо­ры бы­ва­ют, по­то­му что не все­гда сов­па­да­ет от­но­ше­ние к то­му, что де­ла­ем. Но об­хо­дит­ся без обид. Мой ре­цепт - не при­ди­рать­ся к ме­ло­чам. То­гда мно­гие про­бле­мы от­па­дут са­ми со­бой.

- Вы - се­мья бо­лель­щи­ков. Ско­ро в Рос­сии прой­дёт чем­пи­о­нат ми­ра по фут­бо­лу. Нет же­ла­ния на­пи­сать пес­ню для ЧМ?

- Мы бы­ли на пер­вой для на­шей стра­ны Олим­пиа­де в Ме­хи­ко. Там со­бра­лось мно­же­ство зна­ме­ни­тых лю­дей, но са­мы­ми по­пу­ляр­ны­ми бы­ли Пеле и Яшин. Мы то­же хо­ро­шо зна­ли это­го вы­да­ю­ще­го­ся вра­та­ря, осо­бен­но Ни­ко­лай Ни­ко­ла­е­вич, он у нас глав­ный бо­лель­щик. В фут­бо­ле раз­би­ра­ет­ся ещё с дет­ства. Очень ин­те­рес­ные дис­кус­сии они ве­ли на эту те­му с Шо­ста­ко­ви­чем. Кста­ти, немно­гим из­вест­но, что Шо­ста­ко­вич был не толь­ко ве­ли­ким ком­по­зи­то­ром, но и фут­боль­ным су­дьёй выс­шей ка­те­го­рии. Имел пра­во су­дить меж­ду­на­род­ные мат­чи. Я ма­ло по­ни­маю в пра­ви­лах, на­чи­наю бес­по­ко­ить­ся, ко­гда де­ло до­хо­дит до во­рот. Но мне бы­ло очень обид­но, фи­зи­че­ски боль­но, ко­гда ле­том бо­лель­щи­ки «Зе­ни­та» со­рва­ли матч с «Ди­на­мо», из­би­ли иг­ро­ка, по­ка­зы­ва­ли непри­лич­ные же­сты. Опо­зо­ри­ли та­кой ве­ли­кий го­род. Стыд­но!

А пес­ню к чем­пи­о­на­ту я обя­за­тель­но напишу. При­чём не по за­да­нию. Се­год­ня мно­гие го­во­рят, что мы вы­пол­ня­ли по­ли­ти­че­ский за­каз вре­ме­ни. Это неправ­да. У ме­ня бы­ло толь­ко од­но та­кое по­ру­че­ние. Фи­наль­ная пес­ня Олим­пи­а­ды-80. Она уда­лась, и я ры­да­ла вме­сте со всем ста­ди­о­ном, про­во­жая Миш­ку, ко­то­рый сам пу­стил сле­зу. Так что дай нам Бог пла­кать толь­ко от пе­сен.

Еле­на ДАНИЛЕВИЧ

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.