ВСЕ МЫ ПРЕ­КРАС­НЫЕ ЛЮ­ДИ!

Сер­гей Пе­ре­гу­дов о ге­ро­ях и вет­ря­ных мель­ни­цах

AiF Peterburg (St. Petersburg) - - ЛИЧНОСТЬ -

- МОЙ ДЕ­ВИЗ - ПРИ­НИ­МАТЬ ВСЁ В ЖИЗ­НИ КАК ДОЛЖ­НОЕ, ЛЕГ­ЧЕ КО ВСЕ­МУ ОТ­НО­СИТЬ­СЯ, НЕ ВПА­ДАТЬ В ПА­НИ­КУ, - ДЕ­ЛИТ­СЯ ПЕ­ТЕР­БУРГ­СКИЙ АК­ТЁР СЕР­ГЕЙ ПЕ­РЕ­ГУ­ДОВ. НЕДАВ­НО СЕР­ГЕЙ ПО­ЛУ­ЧИЛ ВЫС­ШУЮ ТЕ­АТ­РАЛЬ­НУЮ ПРЕ­МИЮ ПЕ­ТЕР­БУР­ГА «ЗО­ЛО­ТОЙ СО­ФИТ» ЗА «ЛУЧ­ШУЮ МУЖ­СКУЮ РОЛЬ» В СПЕК­ТАК­ЛЕ «ВСЕ МЫ ПРЕ­КРАС­НЫЕ ЛЮ­ДИ» ТЕ­АТ­РА ИМ. ЛЕН­СО­ВЕ­ТА.

ПО­БЕ­ДА - ЭТО ОСТА­НОВ­КА

- Сер­гей, вы - один из немно­гих мо­ло­дых ар­ти­стов, по­лу­чив­ших на­гра­ду. «Зо­ло­тым со­фи­том» в оче­ред­ной раз отмечены на­ши мэт­ры, и без то­го увен­чан­ные лав­ра­ми…

- Я люб­лю на­ших вы­да­ю­щих­ся ма­сте­ров, но, ко­неч­но, хо­чет­ся, что­бы от­ме­ти­ли мо­ло­дых, да­ли им на­деж­ду, вну­ши­ли уве­рен­ность в сво­их си­лах, ко­то­рая так по­мо­га­ет ид­ти даль­ше. Ме­ня уди­ви­ло, что мно­гие ла­у­ре­а­ты да­же не при­шли на «Зо­ло­той со­фит». На эту те­му все бес­ко­неч­но ост­ри­ли, но лич­но я был разо­ча­ро­ван.

- А ка­кие чув­ства ис­пы­ты­ва­ли, ко­гда вас объ­яви­ли по­бе­ди­те­лем?

- Ощу­ще­ние стран­ное, ведь я при­вык го­то­вить се­бя… к худ­ше­му. Это, по-мо­е­му, древняя муд­рость. Да и по­лез­но для лич­ност­но­го ро­ста и су­ще­ство­ва­ния: не на­до за­вы­шать тре­бо­ва­ния к жиз­ни. Ко­гда го­то­вишь се­бя к пло­хо­му, хо­ро­шее бу­дет неожи­дан­ным подарком. На­гра­дам я пред­по­чи­таю ра­до­вать­ся не бо­лее од­но­го дня, не пи­тать в даль­ней­шем мно­го ил­лю­зий. Лю­бая по­бе­да - это оста­нов­ка. Ко­гда у ме­ня всё слиш­ком бла­го­по­луч­но, я на­чи­наю тре­во­жить­ся. Ведь бла­го­по­лу­чие сме­нит­ся. Невзго­ды, труд­но­сти и пре­пят­ствия - обыч­ные ве­щи. На­до лег­че, по-фи­ло­соф­ски ко все­му от­но­сить­ся, не впа­дать в па­ни­ку.

- Вас на­гра­ди­ли за роль в спек­так­ле «Все мы пре­крас­ные лю­ди» по Тур­ге­не­ву. На ваш взгляд, лю­ди по сво­ей су­ти дей­стви­тель­но пре­крас­ны?

- Да, но у каж­до­го, как и в спек­так­ле, своя прав­да. Каж­дый её до­ка­зы­ва­ет, и ни­ко­го нель­зя упрек­нуть. Сво­им спек­так­лем мы при­зы­ва­ем лю­дей слу­шать се­бя и дру­гих, тол­ка­ем на раз­мыш­ле­ния. Театр дол­жен за­став­лять за­ду­мать­ся. Пусть не пря­мо и бук­валь­но что-то в че­ло­ве­ке из­ме­нит­ся, но ес­ли кос­вен­но, ка­ким-то об­ра­зом за­ся­дет и про­рас­тёт, ес­ли че­ло­век по­ме­ня­ет своё от­но­ше­ние к жиз­ни, это бу­дет для нас по­бе­дой.

ОТ­КРЫ­ТЫЙ ГО­РОД

- Вер­нусь к «пре­крас­ным лю­дям». Мне ка­жет­ся, что на ули­цах Пе­тер­бур­га го­раз­до боль­ше пер­со­на­жей мрач­ных, да­же агрес­сив­ных. У вас дру­гое впе­чат­ле­ние?

- На мой взгляд, здесь мно­го лю­дей, я бы ска­зал… без­осно­ва­тель­но пре­крас­ных. Им неваж­но, ка­кая по­го­да, с ка­кой но­ги вста­ли, им во­об­ще ни­че­го неваж­но, они мо­гут се­ять свет­лое без вся­ких при­чин. Про­стой при­мер: те­бе не про­сто под­ска­жут до­ро­гу, но мо­гут и до ме­ста до­ве­сти. Лю­ди очень от­кры­тые. Вез­де та­кие есть, но в Пи­те­ре их боль­ше. Это один из от­ве­тов на во­прос - по­че­му я не в Москве?

- Но те­перь вы иг­ра­е­те и в Москве, в зна­ме­ни­том «Лен­ко­ме». Как при­ни­ма­ет сто­ли­ца?

- Я при­гла­шён в спек­такль «Ис­пан­ские безум­ства» по пье­се Ло­пе де Ве­га «Учи­тель тан­цев». Играю то­го са­мо­го учи­те­ля - Аль­де­ма­ро.

При­ни­ма­ют хо­ро­шо, мне нра­вит­ся мос­ков­ский зри­тель. Но в Пе­тер­бур­ге пуб­ли­ка бо­лее непред­взя­тая и бо­лее тре­бо­ва­тель­ная. Её не про­ве­дёшь, она чув­ству­ет, где прав­да и ис­крен­ность, а где - ложь. И все­гда так бы­ло. Ещё Аб­ду­лов и Ян­ков­ский го­во­ри­ли, что Пе­тер­бург - это про­вер­ка. Ес­ли наш зри­тель при­нял но­вый спек­такль, это до­ро­го­го сто­ит.

«НА­РОД­НОЕ СЧА­СТЬЕ» - СЛИШ­КОМ НЕЧЁТКОЕ ПО­НЯ­ТИЕ.

- В фойе ва­ше­го те­ат­ра им. Лен­со­ве­та уста­нов­ле­ны стен­ды бла­го­тво­ри­тель­ных фон­дов в по­мощь боль­ным де­тям. Но неко­то­рым зри­те­лям это ка­жет­ся неумест­ным: они счи­та­ют, что театр, преж­де все­го, - празд­ник, и ни­что не долж­но пор­тить настро­е­ние. А ва­ша точ­ка зре­ния?

- У нас есть ар­ти­сты, ко­то­рые раз­де­ля­ют по­зи­цию «неко­то­рых зри­те­лей». Но ру­ко­вод­ство те­ат­ра - за стен­ды, мы бу­дем за­ни­мать­ся бла­го­тво­ри­тель­но­стью, несмот­ря ни на что. И ру­ча­ем­ся, что все со­бран­ные сред­ства до­хо­дят до де­тей. Но глав­ная за­да­ча ар­ти­стов - ду­шев­ная под­держ­ка, об­ще­ние, вни­ма­ние. Для де­тей ра­дость - по­слу­шать рассказы про кино, театр, по­участ­во­вать в тре­нин­гах. Я дав­но дру­жу с дет­ским бла­го­тво­ри­тель­ным фе­сти­ва­лем, ез­жу по раз­ным го­ро­дам, мы по­се­ща­ем ин­тер­на­ты, ре­а­би­ли­та­ци­он­ные цен­тры, дет­ские до­ма.

Сей­час мно­гие ар­ти­сты за­ни­ма­ют­ся бла­го­тво­ри­тель­но­стью. В ос­нов­ном, по зо­ву серд­ца. Но ино­гда на этом спе­ку­ли­ру­ют, пре­вра­ща­ют доб­рые де­ла в пи­ар и мо­ду. При этом кто-то правильно за­ме­тил, что тща­тель­но скры­вать своё имя, быть ин­ког­ни­то - то­же не обя­за­тель­но.

В КАЖ­ДОМ ЕСТЬ

ДРА­КОН

- В лю­бом об­ще­стве все­гда бы­ло и есть про­ти­во­сто­я­ние: ху­дож­ник и власть, ху­дож­ник и по­ли­ти­ка. Как вы ощу­ща­е­те это се­год­ня?

- Счи­та­ет­ся, что ар­ти­сты - апо­ли­тич­ны. Но неко­то­рые мои кол­ле­ги, осо­бен­но мос­ков­ские, очень да­же по­ли­ти­зи­ро­ва­ны. А я дер­жу се­бя в сто­роне. Своё мне­ние имею, но не счи­таю, что мо­гу им что-то из­ме­нить. Не го­во­рю, что на­до опус­кать ру­ки и плыть по те­че­нию, но на­до чёт­ко об­ри­со­вать цель.

Дру­зья ино­гда спра­ши­ва­ют, мо­гу ли я вы­сту­пить про­тив неспра­вед­ли­во­сти? Ну, хо­ро­шо, я пе­ре­си­лю се­бя, най­ду внут­рен­ние мо­ти­вы, пой­ду, но обя­за­тель­но по­явят­ся лю­ди, ко­то­рые всё ис­пор­тят, и мои си­лы и вре­мя бу­дут по­тра­че­ны впу­стую. А я ими до­ро­жу. За­чем бить­ся с вет­ря­ны­ми мель­ни­ца­ми, ко­гда мож­но за­нять­ся про­фес­си­ей, се­мьёй, пу­те­ше­стви­я­ми. Да и нель­зя ска­зать, что в на­шей жиз­ни всё пло­хо: нор­маль­но! Мо­жет, я не на­столь­ко глу­бо­кий че­ло­век, а мо­жет, на­обо­рот, глу­бо­кий… Но ес­ли бы мне бы­ло без­раз­лич­но, я бы уехал в дру­гую стра­ну.

- В своё вре­мя вы иг­ра­ли на­сто­я­ще­го ге­роя - ры­ца­ря Лан­це­ло­та, по­бе­див­ше­го Дра­ко­на в од­но­имён­ной пье­се Швар­ца. Он бил­ся за сво­бо­ду на­ро­да, за его сча­стье. Та­кой ге­рой ста­но­вит­ся всё бо­лее ак­ту­аль­ным?

- «Сча­стье на­род­ное» - слиш­ком рас­плыв­ча­тое по­ня­тие. А ес­ли че­ло­век одер­жал по­бе­ду, ещё неиз­вест­но, как это на него по­вли­я­ет. Ко­го-то успех ме­ня­ет так, что луч­ше бы его не бы­ло. И са­мое ужас­ное - че­ло­век сво­е­го пе­ре­рож­де­ния не за­ме­ча­ет. В каж­дом из нас есть дра­кон: се­год­ня че­ло­век вы­сту­па­ет за чи­стое и свет­лое, а зав­тра ока­зы­ва­ет­ся на сто­роне зла. Мы ведь все живые, по­дат­ли­вые. Нуж­но за­ни­мать­ся со­бой и пы­тать­ся стать «пре­крас­ным че­ло­ве­ком».

Еле­на ПЕТ­РО­ВА

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.