ПО­БЕ­ДА БЕЗ СРА­ЖЕ­НИЯ

НА­ЗВА­НЫ В ЧЕСТЬ Крон­штадт обороняла ро­та ог­не­мёт­чи­ков

AiF Peterburg (St. Petersburg) - - АКЦИЯ «АИФ» -

ПЁТР ИВА­НО­ВИЧ СТАНКЕВИЧ - УЧАСТ­НИК ВЕ­ЛИ­КОЙ ОТЕ­ЧЕ­СТВЕН­НОЙ ВОЙ­НЫ, НАГРАЖДЁН МЕ­ДА­ЛЬЮ «ЗА ОБО­РО­НУ ЛЕ­НИН­ГРА­ДА». В 1941 ГО­ДУ НА­ХО­ДИЛ­СЯ НА ЛУЖСКОМ РУ­БЕ­ЖЕ, А ЗА­ТЕМ ДВА ГО­ДА СЛУ­ЖИЛ В КРОН­ШТАД­ТЕ. ОН БЫЛ ОГНЕМЁТЧИКОМ И ДОЛ­ЖЕН БЫЛ ОТ­РА­ЖАТЬ АТА­КИ ФА­ШИСТ­СКО­ГО ДЕ­САН­ТА.

ЛЕ­ДО­ВЫЙ ФРОНТ

- В сен­тяб­ре 1941 го­да ли­ния фрон­та во­круг Ле­нин­гра­да ста­би­ли­зи­ро­ва­лась. Рас­счи­ты­вать на успех где-то на этой ли­нии враг не мог. Фа­ши­сты пла­ни­ро­ва­ли про­ры­вать­ся к го­ро­ду с Ора­ниен­ба­ум­ско­го на­прав­ле­ния. О том, что та­кой план у нем­цев был, я точ­но узнал че­рез 40 лет по­сле вой­ны из кни­ги мар­ша­ла Со­вет­ско­го Со­ю­за Ва­си­лев­ско­го «Де­ло всей жиз­ни», - вспо­ми­на­ет ге­рой. - Гит­ле­ров­ское ко­ман­до­ва­ние ак­тив­но за­ме­ня­ло ря­до­вые ча­сти удар­ны­ми и пла­ни­ро­ва­ло ата­ко­вать. Зная о немец­ком плане, ко­ман­до­ва­ние Ле­нин­град­ско­го фрон­та на­ча­ло укреп­лять под­сту­пы к го­ро­ду со сто­ро­ны мо­ря, по­пол­ни­ло гар­ни­зо­ны Крон­штад­та и фор­тов лич­ным со­ста­вом и во­ору­же­ни­ем. Од­ним из обо­рон­цев был и я. Ко­гда мы с со­слу­жив­ца­ми ока­за­лись в Крон­штад­те, то воз­му­ща­лись, не хо­те­ли быть ты­ло­ви­ка­ми. Не сра­зу до­шло до нас, ка­кая роль от­во­дит­ся мор­ско­му го­ро­ду в сры­ве гит­ле­ров­ско­го пла­на.

25

МЕТ­РОВ ДАЛЬ­НОСТЬ ПО­ЛЁ­ТА ГО­РЯ­ЩЕЙ СТРУИ ОГНЕМЁТА.

В каж­дом из 10 фор­тов на­хо­ди­лось по ар­тил­ле­рий­ско­му ди­ви­зи­о­ну. В Крон­штад­те сто­я­ла 1-я мор­ская ар­тил­ле­рий­ская же­лез­но­до­рож­ная ба­та­рея, бро­не­по­езд № 9. Небо бе­рег­ли 3 пол­ка и 2 ди­ви­зи­о­на зе­нит­ной ар­тил­ле­рии, а так­же авиа­полк ис­тре­би­те­лей. Часть ост­ро­ва

Ели­за­ве­та Чайкина бы­ла од­ним из ор­га­ни­за­то­ров пар­ти­зан­ско­го от­ря­да в го­ды Ве­ли­кой Оте­че­ствен­ной вой­ны. Ро­ди­лась де­вуш­ка в 1918 го­ду в де­ревне Ру­но Пе­нов­ско­го рай­о­на Твер­ской об­ла­сти. В 1939 го­ду ста­ла сек­ре­та­рём Пе­нов­ско­го рай­ко­ма ком­со­мо­ла, а спу­стя два го­да её на­пра­ви­ли на об­ласт­ные кур­сы пар­тий­ных и ком­со­моль­ских ра­бот­ни­ков в го­род Ка­ли­нин (ныне Тверь).

Во вре­мя Ве­ли­кой Оте­че­ствен­ной вой­ны Ли­за воз­глав­ля­ла Котлин, вклю­чая фор­ты, бы­ли окру­же­ны так на­зы­ва­е­мым «ле­до­вым фрон­том» - око­па­ми во льду. Бы­ли там и ле­дя­ные по­ме­ще­ния для обо­гре­ва сол­дат. Об­ста­нов­ку на Фин­ском за­ли­ве кон­тро­ли­ро­вал ба­та­льон аэро­са­ней, в том чис­ле и па­рус­ных. В са­мом Крон­штад­те ба­зи­ро­ва­лись неболь­шие ко­раб­ли, под­вод­ные лод­ки. А я слу­жил в 415-й от­дель­ной ог­не­мёт­ной ро­те с 12 ок­тяб­ря 1941 го­да по 25 ав­гу­ста 1943 го­да.

«БЫ­ЧЬЕ ПО­ЛЕ»

Обыч­но ог­не­мё­ты ис­поль­зу­ют­ся в на­ступ­ле­нии для вы­ве­де­ния из строя ог­не­вых то­чек про­тив­ни­ка. В на­шем слу­чае мы долж­ны бы­ли не поз­во­лить вы­са­дить­ся на крон­штадт­ский бе­рег фа­шист­ско­му де­сан­ту. В то вре­мя Крон­штадт за­ни­мал пя­тую часть ост­ро­ва Котлин. Боль­шая за­пад­ная часть бы­ла по­чти не осво­е­на. Кро­ме аэро­дро­ма и мел­ких по­стро­ек там ни­че­го не бы­ло. Фа­ши­сты мог­ли вы­са­дить­ся толь­ко на это неосво­ен­ное «бы­чье по­ле». Для про­ры­ва в го­род и порт про­тив­ник дол­жен был пре­одо­леть за­пад­ную часть го­род­ской сте­ны. По­ме­шать это­му в бук­валь­ном смыс­ле ог­нём и долж­на бы­ла на­ша ро­та. Мы все бы­ли во­ору­же­ны ран­це­вы­ми ог­не­мё­та­ми с 20-лит­ро­вой ём­ко­стью го­рю­чей сме­си. Даль­ность по­лё­та го­ря­щей струи - до 25 мет­ров! Пра­вый и ле­вый флан­ги за­щи­ща­ли ста­ци­о­нар­ные ог­не­мёт­ные точ­ки, даль­ность по­лё­та их струй - бо­лее 100 мет­ров! под­поль­ную ор­га­ни­за­цию мо­ло­дё­жи, при­ни­ма­ла ак­тив­ное уча­стие в опе­ра­ци­ях пар­ти­зан­ско­го от­ря­да, дей­ство­вав­ше­го на тер­ри­то­рии Ве­ли­ко­лук­ской и Ка­ли­нин­ской об­ла­стей.

22 но­яб­ря 1941 го­да де­вуш­ка бы­ла от­прав­ле­на в Пе­но с це­лью раз­вед­ки чис­лен­но­сти вра­же­ско­го гар­ни­зо­на. По пу­ти она за­шла на ху­тор Крас­ное По­ка­ти­ще к сво­ей по­дру­ге, где её за­ме­тил ста­ро­ста и до­нёс нем­цам. Фа­ши­сты во­рва­лись в дом Ку­по­ро­вых, уби­ли се­мью, а Ли­зу А мет­рах в ста от ог­не­вых по­зи­ций на­хо­ди­лись хо­зяй­ствен­ные и жи­лые зем­лян­ки. Там мы всё вре­мя жи­ли, на­хо­ди­лись в по­сто­ян­ной бо­е­вой го­тов­но­сти. Вес­ной 1942-го и 1943 го­дов нас по несколь­ку ме­ся­цев не вы­во­ди­ли с по­зи­ций. Мно­го раз я на­блю­дал за трас­си­ру­ю­щим ог­нём с фор­тов. Это зе­нит­ки стре­ля­ли по раз­ве­ды­ва­тель­ным самолётам фа­ши­стов. Я и мои со­слу­жив­цы всё вре­мя нес­ли ка­ра­уль­ную и гар­ни­зон­ную служ­бу, вы­пол­ня­ли тя­жё­лую ра­бо­ту. Са­мая труд­ная - это очист­ка до­ков ото льда, для то­го что­бы под­вод­ные лод­ки мог­ли бес­пре­пят­ствен­но вы­хо­дить в мо­ре. В первую зи­му так­же при­шлось ра­бо­тать на со­ору­же­нии же­ле­зо­бе­тон­ных фун­да­мен­тов для двух 12-дюй­мо­вых ору­дий. Поз­же от их мощ­ней­ших зал­пов на­ши зем­лян­ки осы­па­лись, еле вы­дер­жа­ли.

МАС­ЛО ИЗ КОПЫТ

Нем­цы всё вре­мя об­стре­ли­ва­ли Крон­штадт, смерть хо­ди­ла ря­дом. Од­на­жды я нёс служ­бу

УЛИ­ЦА ЛИ­ЗЫ ЧАЙ­КИ­НОЙ

Чай­ки­ну увез­ли в Пе­но. Да­же под пыт­ка­ми де­вуш­ка от­ка­за­лась вы­дать ин­фор­ма­цию о ме­сто­на­хож­де­нии пар­ти­зан­ско­го от­ря­да. 23 но­яб­ря 1941 го­да её рас­стре­ля­ли. Зва­ние Ге­роя Со­вет­ско­го Со­ю­за при­сво­е­но Ели­за­ве­те Ива­новне Чай­ки­ной посмерт­но. Так­же Ли­за бы­ла на­граж­де­на ор­де­ном Ле­ни­на.

Отваж­ная пар­ти­зан­ка по­хо­ро­не­на в скве­ре в по­сёл­ке Пе­но. Ули­ца, на­зван­ная в её честь, про­хо­дит на Пет­ро­град­ской сто­роне от Боль­шо­го до Крон­верк­ско­го про­спек­та. на от­кры­том по­сту, и боль­шой оско­лок вон­зил­ся в зем­лю в 10 сан­ти­мет­рах от мо­ей но­ги.

За всё вре­мя служ­бы в Крон­штад­те нам ни ра­зу не уда­лось по­мыть­ся в бане. За­вшив­лен­ность бы­ла ужас­ная! В первую во­ен­ную зи­му по­лу­ча­ли 125 грам­мов, но не эр­зац-хле­ба, а су­ха­рей. К несколь­ким лож­кам ка­ши да­ва­ли пол-лож­ки жид­ко­го мас­ла из копыт жи­вот­ных. Несмот­ря на го­лод, неко­то­рые ре­бя­та не мог­ли есть эту во­ню­чую жи­жу. Мы бы­ли по­лу­дис­тро­фи­ка­ми. От цин­ги спасались сос­но­вы­ми вет­ка­ми, за ко­то­ры­ми хо­ди­ли на юж­ный бе­рег Кот­ли­на ми­мо вмёрз­шей в лед «Ав­ро­ры».

За­щит­ни­кам Крон­штад­та так и не при­шлось сра­зить­ся с вра­гом в от­кры­том бою. Мы одер­жа­ли по­бе­ду сво­ей мо­щью, что бо­лее цен­но. Фа­ши­сты не осме­ли­лись штур­мо­вать мор­ской го­род. В 1943 го­ду ме­ня от­пра­ви­ли учить­ся в шко­лу млад­ших ко­ман­ди­ров на хи­ми­ка, а по­сле её окон­ча­ния я был от­ко­ман­ди­ро­ван на Се­вер­ный флот и участ­во­вал в со­юз­ных и внут­рен­них по­ляр­ных кон­во­ях. Но это уже дру­гая исто­рия.

Ар­тём КУРТОВ

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.