ТОСКА НА ГЕН­НОМ УРОВНЕ

Сер­гей Зыков о рус­ской ду­ше и песне

AiF Peterburg (St. Petersburg) - - КУЛЬТУРА -

- НА ЗА­ПА­ДЕ БОЛЬ­ШЕ ПЕ­СЕН ВЕСЁЛЫХ, У НАС ОНИ ТО­ЖЕ ЕСТЬ, НО ТРО­ГА­ЮТ И ЗА­ДЕ­ВА­ЮТ - ПЕ­ЧАЛЬ­НЫЕ. НА УРОВНЕ ГЕ­НЕ­ТИ­ЧЕ­СКОЙ ПА­МЯ­ТИ МЫ ВСЕ­ГДА ТОСКУЕМ ПО «УТЕРЯННОМУ РАЮ», - СЧИ­ТА­ЕТ СЕР­ГЕЙ ЗЫКОВ, ИЗ­ВЕСТ­НЫЙ ПЕ­ТЕР­БУРГ­СКИЙ ИС­ПОЛ­НИ­ТЕЛЬ ПЕ­СЕН И РО­МАН­СОВ, ЛА­У­РЕ­АТ МЕЖ­ДУ­НА­РОД­НЫХ КОН­КУР­СОВ.

Его соль­ный кон­церт со­сто­ит­ся 18 де­каб­ря в за­ле у Фин­лянд­ско­го вок­за­ла. В про­грам­ме «Серд­це на сне­гу» - пес­ни ком­по­зи­то­ра Ар­но Ба­ба­д­жа­ня­на.

ВОЗ­ВРА­ЩЕ­НИЕ БА­БА­Д­ЖА­НЯ­НА

- Стар­шее по­ко­ле­ние зна­ет пес­ни Ба­ба­д­жа­ня­на, а мо­ло­дые и не слы­ша­ли, по­че­му же вы их вы­бра­ли?

- Эти ра­дост­ные и яр­кие пес­ни под­хо­дят к но­во­год­не­му на­стро­е­нию. А про­грам­му мы сде­ла­ли ещё два го­да на­зад, и лю­ди про­сят по­вто­рить. Кста­ти, по­сле мо­е­го ис­пол­не­ния пи­тер­ские пев­цы ста­ли петь да­же неко­то­рые за­бы­тые пес­ни Ба­ба­д­жа­ня­на. Мы его ре­ани­ми­ру­ем!

- Це­лые пла­сты куль­ту­ры на­хо­дят­ся в за­гоне, на по­верх­но­сти толь­ко поп­са. Ка­кое же тут воз­рож­де­ние?

- Сей­час по­пу­ляр­ны жан­ры, лёг­кие в вос­при­я­тии. В ос­нов­ном для мо­ло­дых, ко­то­рым нуж­но раз­вле­кать­ся, тан­це­вать, а не «за­гру­жать­ся». Это нор­маль­но. Но есть слу­ша­тель бо­лее зре­лый, ду­ма­ю­щий, же­ла­ю­щий по­лу­чить что-то сер­деч­ное, глу­бо­кое...

В Пе­тер­бур­ге на мои кон­цер­ты в ос­нов­ном при­хо­дит пуб­ли­ка от 40 лет, а в про­вин­ции го­раз­до мо­ло­же. Там лю­ди не «за­корм­ле­ны», им всё ин­те­рес­но.

- По­лу­ча­ет­ся, вы де­ла­е­те бла­го­род­ное де­ло, зна­ко­мя их с со­вет­ской пес­ней, ро­ман­са­ми?

- Я их за ру­ку не тя­ну, они са­ми де­ла­ют это бла­го­род­ное де­ло. И по­мо­га­ют мне по­ни­мать, что дви­га­юсь в пра­виль­ном на­прав­ле­нии. А фор­му­ли­ров­ка «со­вет­ская пес­ня» мне не нра­вит­ся. Я на­зы­ваю - «рус­ская», по­то­му что, ка­кая бы эпо­ха ни бы­ла, для на­ше­го че­ло­ве­ка важ­но внут­рен­нее на­пол­не­ние про­из­ве­де­ния. По­че­му на­род­ная пес­ня та­кая груст­ная? По­то­му что мы все­гда тоскуем по утерянному раю. Нам это пе­ре­да­лось на ге­не­ти­че­ском уровне. Вот «Чёр­ный во­рон» и про­ни­ма­ет до слёз. На За­па­де боль­ше пе­сен весёлых, у нас они то­же есть, но тро­га­ют и за­де­ва­ют - пе­чаль­ные. Я, сла­ва Бо­гу, ро­дил­ся в Рос­сии, от­то­го имен­но так смот­рю на мир. - И всё-та­ки как без рас­крут­ки и ре­кла­мы про­дви­нуть своё ис­кус­ство?

- Ини­ци­а­ти­ва идёт с мест, дирижёры са­ми при­гла­ша­ют. Ко­гда со­став­ля­ют пла­ны на год, спра­ши­ва­ют друг у дру­га: ко­го по­со­ве­ту­ешь? Са­ра­фан­ное ра­дио ра­бо­та­ет. У ме­ня при­мер­но на год впе­рёд всё рас­пи­са­но. И бла­го­да­ря Ин­тер­не­ту есть воз­мож­ность зна­ко­мить сво­е­го слу­ша­те­ля с но­вы­ми ра­бо­та­ми.

Я по­лу­чил из­вест­ность в Рос­сии во мно­гом бла­го­да­ря фе­сти­ва­лю Ан­дрея Пав­ло­ви­ча Пет­ро­ва, по­ез­див с ним по стране. Этот ком­по­зи­тор

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.