РЕПОРТАЖ С ПЕ­РЕ­ДО­ВОЙ

Ра­дио­жур­на­лист М. Фро­лов пер­вым рас­ска­зы­вал о бло­кад­ном го­ро­де

AiF Peterburg (St. Petersburg) - - ОТКРЫТАЯ ТРИБУНА -

КОРПУНКТ ВСЕ­СО­ЮЗ­НО­ГО РА­ДИО ПО­ЯВИЛ­СЯ В СА­МЫЕ ТЯЖ­КИЕ ДНИ БЛО­КА­ДЫ ЛЕ­НИН­ГРА­ДА. ЗА­ВЕ­ДУ­Ю­ЩИМ КОРПУНКТОМ И СОБ­КО­РОМ БЫЛ НА­ЗНА­ЧЕН 27-ЛЕТ­НИЙ РЕ­ПОР­ТЁР МАТ­ВЕЙ ФРО­ЛОВ. ЛЁГ­КИЙ НА ПОДЪ­ЁМ, ВЛА­ДЕ­Ю­ЩИЙ ВСЕ­МИ ЖАН­РА­МИ ЖУР­НА­ЛИ­СТИ­КИ, МО­ТЯ - ТАК ЕГО НА­ЗЫ­ВА­ЛИ - УЖЕ ТО­ГДА БЫЛ ОД­НИМ ИЗ ЛУЧ­ШИХ КОР­РЕ­СПОН­ДЕН­ТОВ. ЛЕ­НИН­ГРАД­ЦЫ ДО СИХ ПОР ПОМ­НЯТ ЧЕ­ЛО­ВЕ­КА, КО­ТО­РЫЙ ВСЮ ЖИЗНЬ ПО­СВЯ­ТИЛ ЛЮ­БИ­МОЙ ПРО­ФЕС­СИИ. В ЭТИ ДНИ ИС­ПОЛ­НИ­ЛОСЬ 100 ЛЕТ СО ДНЯ РОЖ­ДЕ­НИЯ МАТ­ВЕЯ ФРО­ЛО­ВА.

НЕ ОЖЕ­СТО­ЧИ­ЛИСЬ

СЕРД­ЦЕМ

Соб­кор рас­ска­зы­вал о страш­ной бло­кад­ной зи­ме 1941-1942 го­дов, пар­ти­за­нах и пар­ти­зан­ском обо­зе в оса­ждён­ный го­род, о пер­вом бло­кад­ном трам­вае, лёт­чи­ках, за­щи­щав­ших ле­нин­град­ское небо, о по­ез­де с Боль­шой зем­ли по­сле про­ры­ва бло­ка­ды, ис­пол­не­нии 7-й Ле­нин­град­ской сим­фо­нии Д. Шо­ста­ко­ви­ча и, на­ко­нец, о пол­ном сня­тии Ле­нин­град­ской бло­ка­ды и вос­ста­нов­ле­нии го­ро­да из ру­ин:

- Муж­чи­ны, жен­щи­ны и де­ти уви­де­ли бед­ствия, ко­то­рые не пом­нит мир. Да­же не во вся­кой кни­ге про­чтёшь то, что за­про­сто ви­дел ленинградец. Пе­ре­жи­ли - и не сму­ти­лись ду­хом, не оже­сто­чи­лись серд­цем. Мы ви­де­ли, как воз­му­жа­ли юно­ши, как вы­рос­ли де­ти, как по­мо­ло­де­ли ста­ри­ки. 900 дней го­ря и сра­же­ний, су­ро­вых буд­ней и по­бед­ных ве­стей, об­стре­лов и бом­бё­жек, го­ло­да и стра­ха. Так жил ве­ли­кий го­род в те­че­ние 900 дней, до 27 ян­ва­ря 1944 го­да - дня на­шей по­бе­ды, дня ли­ко­ва­ния и слёз, дня, ко­гда ле­нин­град­цы узна­ли, что бло­ка­да сня­та, об­стре­лов боль­ше не бу­дет, что враг раз­гром­лен на нев­ских бе­ре­гах.

В то вре­мя ещё не су­ще­ство­ва­ло пор­та­тив­ной зву­ко­за­пи­сы­ва­ю­щей тех­ни­ки. Ре­пор­та­жи, об­ра­ще­ния, ин­тер­вью за­пи­сы­ва­ли в сту­дии на вос­ко­вых дис­ках и на зву­ко­вой до­рож­ке ки­но­плён­ки. Пер­вый маг­ни­то­фон, ко­то­рый от­би­ли у нем­цев и пе­ре­да­ли фрон­то­вой бри­га­де Ле­нин­град­ско­го ра­дио, по­явил­ся уже во вре­мя бло­ка­ды. Маг­нит­ной плён­ки ка­та­стро­фи­че­ски не хва­та­ло, и уни­каль­ные ре­пор­та­жи сти­ра­ли сра­зу по­сле эфи­ра. По­это­му до­ку­мен­таль­ных за­пи­сей го­ло­са Мат­вея Фро­ло­ва во­ен­ных лет, к со­жа­ле­нию, не со­хра­ни­лось. В вой­ну ра­бо­та­ли так: кор­ре­спон­дент от­прав­лял­ся на за­да­ние, де­лал по­мет­ки в блок­нот и, вер­нув­шись в ре­дак­цию, рас­ска­зы­вал об уви­ден­ном в пря­мом эфи­ре.

Во вре­мя Ве­ли­кой Оте­че­ствен­ной вой­ны Фро­лов ра­бо­тал не толь­ко жур­на­ли­стом на ра­дио, но и был кор­ре­спон­ден­том ТАСС. Его блок­но­ты с за­го­тов­ка­ми для ре­пор­та­жей и лич­ные днев­ни­ки, ко­то­рые он вёл в во­ен­ное вре­мя, бы­ли об­на­ро­до­ва­ны спу­стя 70 лет.

- Уни­каль­ность этих до­ку­мен­тов в том, что со­хра­ни­лись живые за­пи­си бло­кад­ной по­ры, - рас­ска­зал сын Мат­вея Фро­ло­ва, Лев Мат­ве­е­вич, ко­то­рый по­шёл по сто­пам от­ца и так­же всю жизнь по­свя­тил жур­на­ли­сти­ке. - По-на­сто­я­ще­му я стал рас­смат­ри­вать этот ар­хив год на­зад. Я и не знал, что он есть. Отец ни­ко­гда не рас­ска­зы­вал о нём - бло­кад­ни­ки во­об­ще очень ред­ко го­во­рят о том вре­ме­ни.

БЕС­ЦЕН­НАЯ ХРОНИКА

Сре­ди до­ку­мен­тов, ко­то­рые оста­вил Мат­вей Фро­лов, есть на­сто­я­щие сви­де­тель­ства бло­кад­ной по­ры: про­пуск на пра­во про­хо­да и про­ез­да по Ле­нин­гра­ду по­сле сиг­на­ла «воз­душ­ная тре­во­га», про­дук­то­вые и ве­ще­вые кар­точ­ки, лич­ные пись­ма. Есть да­же справ­ка, дан­ная его жене, что она в ок­тяб­ре 1944 го­да «на­хо­ди­лась в род­до­ме Дзер­жин­ско­го рай­о­на для ро­до­раз­ре­ше­ния». Да­же на су­гу­бо част­ных пись­мах от зна­ко­мых с фрон­та сто­ит штамп «про­смот­ре­но во­ен­ной цен­зу­рой». В се­мей­ном ар­хи­ве со­хра­ни­лось удо­сто­ве­ре­ние, под­твер­жда­ю­щее, что «Тов. Фро­лов М. Л. яв­ля­ет­ся кор­ре­спон­ден­том Пра­ви­тель­ствен­но­го Ин­фор­ма­ци­он­но­го Агент­ства ТАСС» и ему «по­ру­ча­ет­ся ор­га­ни­за­ция ма­те­ри­а­ла для со­юз­ной пе­ча­ти», а так­же справ­ка ко­мис­са­ру 8-й авиа­б­ри­га­ды о том, что кор­ре­спон­дент ТАСС Фро­лов на­прав­ля­ет­ся для ра­бо­ты в ча­стях. Есть так­же фо­то­гра­фия, где он с фрон­то­во­го аэро­дро­ма ве­дёт репортаж.

Бес­цен­ной хро­ни­кой бло­кад­ных дней ста­ла тет­радь с за­мет­ка­ми ре­пор­тё­ра, да­ти­ро­ван­ная сен­тяб­рём-ок­тяб­рём 1942 го­да. В ней - краткие рассказы о лю­дях и со­бы­ти­ях, на­брос­ки ин­фор­ма­ци­он­ных ма­те­ри­а­лов. Од­на из за­пи­сей в блок­но­те жур­на­ли­ста по­свя­ще­на До­ро­ге жиз­ни, став­шей впо­след­ствии сим­во­лом несги­ба­е­мой во­ли ле­нин­град­цев.

- По ле­до­вой трас­се, про­зван­ной ле­нин­град­ца­ми До­ро­гой жиз­ни, непре­рыв­ной лен­той шёл по­ток ав­то­ма­шин. В лю­бое вре­мя су­ток, в пур­гу и лю­тую сту­жу, под об­стре­лом ве­ли свои ма­ши­ны ле­нин­град­ские шо­фё­ры.

Мат­вей Фро­лов во­об­ще был од­ним из пер­вых жур­на­ли­стов, кто рас­ска­зал стране о До­ро­ге жиз­ни. Так­же он пер­вым на­пи­сал о ле­ген­дар­ном днев­ни­ке Та­ни Са­ви­че­вой. В тет­ра­ди кор­ре­спон­ден­та есть за­пись от 30 ап­ре­ля 1945 го­да о встре­че с ди­рек­то­ром вы­став­ки «Ге­ро­и­че­ская обо­ро­на Ле­нин­гра­да» май­о­ром Ра­ко­вым. Имен­но он по­ка­зал жур­на­ли­сту бу­ду­щий экс­по­нат вы­став­ки - за­пис­ную книж­ку, в ко­то­рой ма­лень­кая Та­ня зи­мой 1942 го­да сде­ла­ла за­пи­си о по­гиб­ших род­ных. «Эта книж­ка - че­ло­ве­че­ский до­ку­мент огром­ной си­лы - най­дёт своё ме­сто на вы­став­ке ря­дом с дру­ги­ми экс­по­на­та­ми о буд­нях ле­нин­град­ской эпо­пеи», - на­пи­сал Мат­вей Фро­лов в сво­ем блок­но­те. В 1975 го­ду днев­ник Та­ни Са­ви­че­вой стал со­став­ной ча­стью ме­мо­ри­а­ла «Цве­ток жиз­ни», со­здан­но­го в па­мять о по­гиб­ших де­тях бло­кад­но­го Ле­нин­гра­да.

Пи­са­тель Да­ни­ил Гранин го­во­рил: «У ме­ня та­кое чув­ство, что Мат­вей Фро­лов су­ще­ство­вал все­гда. По­то­му что ко­гда я на­чи­наю вспо­ми­нать о нём, то за­би­ра­юсь в свои пи­о­нер­ские го­ды с го­род­ски­ми слё­та­ми, сбо­ра­ми, га­зе­той «Ле­нин­ские ис­кры». Вер­нув­шись с вой­ны, я очень об­ра­до­вал­ся, услы­шав по Ле­нин­град­ско­му ра­дио го­лос Мат­вея Фро­ло­ва. Об­ра­до­вал­ся - как при­ме­те на­шей до­во­ен­ной устой­чи­вой го­род­ской жиз­ни. Он был для ме­ня не толь­ко жур­на­ли­стом, не толь­ко мо­им хо­ро­шим зна­ко­мым, но ещё и ис­точ­ни­ком важ­ных све­де­ний о том, что про­ис­хо­дит в на­шей жиз­ни».

ЗА­ПИ­СИ СТИ­РА­ЛИ СРА­ЗУ ПО­СЛЕ ЭФИ­РА.

Ар­тём КУРТОВ

Ра­дио­ре­пор­та­жи по­мо­га­ли бло­кад­ни­кам вы­жить.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.