ОДЕНЕМ СЕ­БЯ СА­МИ

Пе­тер­бург­ская одеж­да го­раз­до луч­ше им­порт­ной

AiF Peterburg (St. Petersburg) - - ЛИЧНОСТЬ -

В СО­ВЕТ­СКОЕ ВРЕ­МЯ В ЛЕ­НИН­ГРА­ДЕ БЫ­ЛО МНО­ГО ТКАЦКИХ И ШВЕЙ­НЫХ ПРО­ИЗ­ВОДСТВ, А СЕ­ГОД­НЯ ПО­ЧТИ НИ­ЧЕ­ГО НЕ ОСТА­ЛОСЬ. ЭКС­ПЕР­ТЫ ГО­ВО­РЯТ О КРИ­ЗИ­СЕ В ЛЁГ­КОЙ ПРО­МЫШ­ЛЕН­НО­СТИ. «ВСЁ НЕ ТАК ПЛО­ХО. ИЗ 100 БРЕН­ДОВ ОДЕЖ­ДЫ, ПРИ­СУТ­СТВУ­Ю­ЩИХ СЕ­ГОД­НЯ НА РЫН­КЕ, 70 - РОС­СИЙ­СКИХ», - ГО­ВО­РИТ СВЕТ­ЛА­НА МОЛ­ЧА­НО­ВА, ДИ­РЕК­ТОР СО­Ю­ЗА ПРО­ИЗ­ВО­ДИ­ТЕ­ЛЕЙ ЛЁГ­КОЙ ПРО­МЫШ­ЛЕН­НО­СТИ САНКТ-ПЕ­ТЕР­БУР­ГА.

БИЗ­НЕС ПОД ПСЕВ­ДО­НИ­МОМ

- До 1992 го­да лёг­кая промышленность со­став­ля­ла 28% ва­ло­во­го про­дук­та в эко­но­ми­ке Пе­тер­бур­га, по­том вдруг ста­ла 0,2%. Но де­ло не в том, что всё раз­ва­ли­лось, а в непра­виль­ных рас­чё­тах. В этой сфе­ре 17 по­до­т­рас­лей - ме­хо­вая, то­ва­ры ху­до­же­ствен­ных про­мыс­лов и т. п., о ко­то­рых на­прочь за­бы­ли. Ко­гда мы вклю­чи­ли неко­то­рые, то ВП вы­рос до 7,5%. А ес­ли счи­тать правильно, то бу­дет ещё боль­ше. На­при­мер, груп­па до­маш­не­го тек­сти­ля ста­биль­но за­ни­ма­ет от 17% до 30% рын­ка. Это очень мно­го. Бо­лее то­го, из 100 брен­дов, при­сут­ству­ю­щих се­год­ня на рын­ке, 70 - рос­сий­ских, про­сто с ино­стран­ны­ми на­зва­ни­я­ми. Они со­зда­ют ка­че­ствен­ную, удоб­ную и эле­гант­ную одеж­ду. На­ши биз­не­сме­ны по­ку­па­ют ино­стран­ные брен­ды, но не афи­ши­ру­ют это.

До сих пор бы­ту­ет мне­ние, что оте­че­ствен­ное - зна­чит пло­хое. Ино­гда с удив­ле­ни­ем об­на­ру­жи­ваю, что ма­га­зи­ны с ита­льян­ски­ми, немец­ки­ми, фран­цуз­ски­ми на­зва­ни­я­ми одеж­ды или обу­ви в Пе­тер­бур­ге на са­мом де­ле име­ют рос­сий­ских вла­дель­цев. Мы фак­ти­че­ски 80% паль­то про­из­во­дим у се­бя. Очень хо­ро­шо раз­вит сег­мент жен­ской (от 35 лет и стар­ше, а так­же боль­шие раз­ме­ры от 50-го) и муж­ской одеж­ды (де­ло­вой ко­стюм). Непло­хо раз­ви­ва­ют­ся ма­лень­кие ате­лье, ин­ди­ви­ду­аль­ный по­шив и неболь­шие брен­ды. Их да­же боль­ше, неже­ли в Ев­ро­пе. Мно­гие име­ют свои ма­га­зи­ны. «Ско­ро­ход» - во­об­ще тре­тье пред­при­я­тие в Рос­сии, со­став­ля­ю­щее конкуренцию ми­ро­вым ком­па­ни­ям. Из пред­при­я­тия «Пер­во­май­ская За­ря» вы­рос­ла «За­ри­на» и ещё 19 брен­дов: Befree, Love republic и т. д.

А вот где мы со­всем не кон­ку­рен­то­спо­соб­ны - это тка­ни. Но про­бле­мы в этой от­рас­ли бы­ли ещё в цар­ской Рос­сии. Льня­ные тка­ни мы ста­ли со­зда­вать толь­ко в 1902 го­ду. До это­го у нас бы­ла сель­ско­хо­зяй­ствен­ная стра­на, а не про­мыш­лен­ная. В СССР хло­пок за­во­зи­ли из Уз­бе­ки­ста­на, Аф­ри­ки, шер­стя­ную нит­ку - с Кав­ка­за, с рас­па­дом Со­ю­за всё по­те­ря­ли. Загубили и ме­хо­вую от­расль, вме­сте со зве­ро­сов­хо­за­ми. Она пе­ре­ко­че­ва­ла в Гре­цию, где нет куль­ту­ры зве­ро­вод­ства, по­это­му они сы­рьё бе­рут в Ла­тин­ской Аме­ри­ке и проч­но за­ня­ли ни­шу. А мы - не смог­ли её удер­жать.

БЕЗ УВА­ЖЕ­НИЯ НЕТ КА­ЧЕ­СТВА

- Мож­но ли на­гнать упу­щен­ное?

- Ко­неч­но, ес­ли го­су­дар­ство раз­ра­бо­та­ет хо­ро­шие дол­го­сроч­ные про­грам­мы, бу­дут до­ступ­ные кре­ди­ты, а на­ло­ги не по­вы­сят­ся, то за 2-3 го­да мы мо­жем под­нять лёг­кую промышленность. Но это в иде­а­ле. А в ре­аль­но­сти на­ши по­треб­но­сти рас­хо­дят­ся с воз­мож­но­стя­ми. По­лу­чить гос­за­каз ма­ло­му или сред­не­му биз­не­су в лёг­кой про­мыш­лен­но­сти не поз­во­ля­ет за­ко­но­да­тель­ство. Да они и не оси­лят та­кие объ­ё­мы. За­то от­лич­но ра­бо­та­ет дру­гая схе­ма: тот, кто име­ет день­ги, вы­иг­ры­ва­ет тен­дер и за­тем заказывает ди­зайн у од­них ма­лень­ких про­из­во­ди­те­лей, по­шив - у дру­гих и т. д. Крупные брен­ды име­ют по 70-100 мел­ких суб­под­ряд­чи­ков. И все до­воль­ны.

Ещё есть про­бле­мы нерав­ных усло­вий для тор­го­вых ор­га­ни­за­ций и про­из­во­ди­те­лей. На­при­мер, при сер­ти­фи­ка­ции и на­ло­го­вых от­чис­ле­ни­ях. Не го­во­ря уже о том, что тор­го­вые цен­тры сда­ют в арен­ду свои пло­ща­ди в услов­ных еди­ни­цах, а не в руб­лях. В той же Фин­лян­дии нет про­грамм гос­под­держ­ки биз­не­са, но есть гран­ты. Плюс вла­сти по­мо­га­ют на­ла­жи­вать свя­зи с дру­ги­ми стра­на­ми, вы­де­ля­ют день­ги на по­езд­ки. Бо­лее то­го, все стра­ны за­щи­ща­ют свой ры­нок гос­про­грам­ма­ми. На­при­мер, в Гер­ма­нии нель­зя прос- то от­крыть биз­нес. Тор­го­вая па­ла­та долж­на про­ве­рить, не со­здаст ли но­вое пред­при­я­тие конкуренцию име­ю­щим­ся, не на­вре­дит ли им. Ес­ли да, то за­пре­тят, ли­бо пред­ло­жат дру­гой ре­ги­он. Ев­ро­па 30% от нац­бюд­же­та до­пла­чи­ва­ет неболь­шим про­из­во­ди­те­лям. Это во­прос на­ци­о­наль­ной без­опас­но­сти. У нас же от неё оста­лись толь­ко мно­го­чис­лен­ные про­ве­ря­ю­щие ор­га­ни­за­ции, на­столь­ко неком­пе­тент­ные, что лишь ме­ша­ют. На на­ше­го про­из­во­ди­те­ля по 10 про­ве­ря­ю­щих служб: по­жар­ные, Рос­по­треб­над­зор, мно­го­чис­лен­ные об­ще­ства « яко­бы » за­щи­ты прав по­тре­би­те­ля и раз­лич­ные ор­га­ны по сер­ти­фи­ка­ции, ко­то­рые про­да­ют «бу­маж­ки» - сер­ти­фи­ка­ты, не де­лая ни­ка­ких ис­пы­та­ний, так как в цен­трах нет обо­ру­до­ва­ния, и т. д. И всё рав­но неко­то­рые пе­тер­бург­ские ком­па­нии и брен­ды про­би­лись на ры­нок За­па­да. Мы кон­ку­рен­то­спо­соб­ные, шьём хо­ро­шие ве­щи, дру­гое де­ло, что нас «ту­да» не пус­ка­ют. Это мы всем от­кры­ты, при­чём ве­зут сю­да де­шёв­ку из Ки­тая или Тур­ции.

- Од­на­ко Ки­тай про­из­во­дит в том чис­ле и одеж­ду очень хо­ро- ше­го ка­че­ства. По­че­му же нам про­да­ют шир­по­треб?

- Мы са­ми по­ста­ви­ли се­бя в та­кие усло­вия. Дол­гое вре­мя в стране сто­я­ла за­да­ча бо­лее или ме­нее хо­ро­шо на­кор­мить и одеть лю­дей. В Ев­ро­пе и США граж­дане при­вык­ли пла­тить боль­ше за еду и одеж­ду, при этом рас­счи­ты­вая на вы­со­кое ка­че­ство. А у нас нет та­кой куль­ту­ры. За­то мас­са сте­рео­ти­пов: пусть еда и одеж­да не очень - глав­ное, что нет вой­ны, сыт-обут и лад­но, и т. п. А в ре­зуль­та­те - и оде­ты пло­хень­ко, и уро­вень жиз­ни - низ­кий. Ес­ли бы па­ру раз лю­ди не разо­бра­ли кол­лек­ции пло­хо­го ка­че­ства, то ни­кто бы боль­ше не про­да­вал их. А по­ка есть спрос на де­шё­вую, низ­ко­проб­ную одеж­ду, нам бу­дут её за­во­зить. Два-три по­ко­ле­ния долж­ны сме­нить­ся, что­бы сфор­ми­ро­вал­ся опре­де­лён­ный класс, ува­жа­ю­щий се­бя, тре­бу­ю­щий толь­ко ка­че­ствен­ные ве­щи. Ко­гда это про­изой­дёт, то­гда и дру­гие стра­ны нач­нут от­но­сить­ся к нам луч­ше, и уро­вень то­ва­ров в ма­га­зи­нах зна­чи­тель­но вы­рас­тет.

МЫС­ЛИМ ПО-СО­ВЕТ­СКИ

- На что ча­ще все­го жа­лу­ют­ся биз­не­сме­ны Пе­тер­бур­га - кор­руп­цию, кри­зис, кон­ку­рен­тов?

- На всё по­ма­лень­ку. Се­год­ня всем тя­же­ло ве­сти биз­нес. Неко­то­рые все ещё мыс­лят по-со­вет­ски. Ждут, что го­су­дар­ство за них при­мет ре­ше­ние, со­здаст про­грам­му, даст льгот­ные кре­ди­ты, а они толь­ко со­бе­рут вы­руч­ку. Но со­вре­мен­ный ры­нок тре­бу­ет ино­го. Хо­чешь раз­ви­вать­ся - сам на­пи­ши про­грам­му, до­ка­жи, что рен­та­бе­лен. Кста­ти, бе­ло­швей­ка в цар­ской Рос­сии за­ра­ба­ты­ва­ла очень хо­ро­шие день­ги. Это счи­та­лось пре­стиж­ной ра­бо­той, а вот в со­вет­ское вре­мя - на­обо­рот. Обык­но­вен­ная швея бы­ла ли­мит­чи­цей, вка­лы­ва­ю­щей за ко­пей­ки. Точ­но так же сей­час при­во­зят тру­до­вых ми­гран­тов, на­при­мер, из Вьет­на­ма. Ни­че­го не по­ме­ня­лось, мы по­вто­ря­ем свои ошиб­ки.

Про­бле­мы воз­ни­ка­ют и от то­го, что мно­гие не уме­ют пла­ни­ро­вать и стра­те­ги­че­ски мыс­лить, не спо­соб­ны на­ла­дить си­сте­му управ­ле­ния. А это - очень важ­но.

На­при­мер, ком­па­ния «Той­о­та» изна­чаль­но за­ни­ма­лась чех­ла­ми для ма­шин. А ко­гда не смог­ли про­дать всё, ста­ли про­из­во­дить ав­то­мо­би­ли, что­бы за­пол­нить ры­нок. В Пе­тер­бур­ге по­стро­и­ли за­во­ды по сбор­ке ав­то­мо­би­лей и сра­зу в кон­трак­те про­пи­са­ли, что все чех­лы бу­дут са­ми по-став­лять, т. е. за­ня­ли и по­боч­ные ни­ши. Это ум­ный под­ход. В раз­ви­тых стра­нах ры­ноч­ная эко­но­ми­ка на 50% за­пла­ни­ро­ва­на, а у нас - нет. Со­зда­вая биз­нес, мно­гие во­об­ще ни­че­го не ана­ли­зи­ру­ют, не про­счи­ты­ва­ют. А что­бы раз­вить биз­нес или лёг­кую промышленность, нуж­ны дол­го­сроч­ные пла­ны, пусть да­же с по­греш­но­стью в 30%. Те, кто со­ста­вил про­гно­зы на 3-5 лет, жи­вут и раз­ви­ва­ют­ся, осталь­ные - за­чах­ли.

Во­об­ще, у каж­до­го пред­при­я­тия есть свой цикл - воз­рож­де­ние, становление, уга­са­ние. Оно ли­бо пе­ре­ро­дит­ся во что-то дру­гое, ли­бо за­кро­ет­ся. Про­сто не все биз­не­сме­ны хо­тят ме­нять­ся. И жа­лу­ют­ся неред­ко те, кто в 90-х «на­хва­тал» фаб­ри­ки, за­во­ды и па­ро­хо­ды. Ду­ма­ют, что и сей­час мож­но на­хра­пом про­бить­ся. Но при­об­ре­сти - од­но, а со­хра­нить и приумножить - дру­гое. У тех, кто ра­бо­та­ет 24 ча­са в сут­ки, нет вре­ме­ни на жа­ло­бы. Они на­хо­дят спо­со­бы про­дви­гать своё де­ло, за­ин­те­ре­со­вать в нём дру­гих. И во вла­сти, и в биз­не­се - мно­го от­зыв­чи­вых лю­дей. Ес­ли уда­ёт­ся их убе­дить, что твоё де­ло до­стой­ное, они с удо­воль­стви­ем по­мо­га­ют.

Ксе­ния ЯКУБОВСКАЯ

И ВО ВЛА­СТИ, И В БИЗ­НЕ­СЕ  МНО­ГО ОТ­ЗЫВ­ЧИ­ВЫХ ЛЮ­ДЕЙ.

Неред­ко за ино­стран­ны­ми брен­да­ми пря­чет­ся наш про­из­во­ди­тель.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.