КАК ХО­РО­НИ­ЛИ ПО­ЭТА

AiF Peterburg (St. Petersburg) - - ИСТО­РИЯ -

ДЕНЬ СМЕР­ТИ ПУШ­КИ­НА, 10 ФЕВ­РА­ЛЯ, ОТ­МЕ­ЧА­ЕТ­СЯ В СТРАНЕ КАК ДЕНЬ ПА­МЯ­ТИ ПО­ЭТА. О ТРА­ГИ­ЧЕ­СКИХ СО­БЫ­ТИ­ЯХ ДУ­Э­ЛИ И СМЕР­ТИ В КВАР­ТИ­РЕ НА МОЙ­КЕ, 12, ИЗ­ВЕСТ­НО ДОС­КО­НАЛЬ­НО. А ВОТ ДАЛЬ­НЕЙ­ШАЯ ИСТО­РИЯ - ОТ­ПЕ­ВА­НИЯ И ОСО­БЕН­НО ПО­ХО­РОН В СВЯ­ТЫХ ГО­РАХ - УЖЕ НЕ ТАК ЗНА­КО­МА.

ПОД СТРА­ЖЕЙ

Пуш­кин скон­чал­ся 29 ян­ва­ря (по ста­ро­му сти­лю) в 2 ча­са 45 ми­нут по­по­лу­дни. От­пе­ва­ние бы­ло на­зна­че­но на 1 фев­ра­ля в Иса­а­ки­ев­ском со­бо­ре, бы­ли да­же вы­да­ны спе­ци­аль­ные «би­ле­ты». Од­на­ко на­ка­нуне но­чью те­ло из квар­ти­ры пе­ре­нес­ли в Ко­ню­шен­ную цер­ковь - Пуш­кин был её при­хо­жа­ни­ном. Как вспо­ми­нал Жу­ков­ский: «В ми­ну­ту вы­но­са, на ко­то­рый со­бра­лись не бо­лее де­ся­ти бли­жай­ших дру­зей, жан­дар­мы за­пол­ни­ли ту гор­ни­цу, где мы мо­ли­лись об умер­шем. Нас оце­пи­ли, и мы, так ска­зать, под стра­жей, про­во­ди­ли те­ло до церк­ви».

При­шед­шие к Иса­а­ки­ев­ско­му со­бо­ру лю­ди на­шли его за­пер­тым, но мол­ва быст­ро рас­про­стра­ни­ла из­ве­стие о том, где бу­дет от­пе­ва­ние. Вско­ре пло­щадь во­круг Ко­ню­шен­ной церк­ви «пред­став­ля­ла со­бой сплош­ной ко­вёр из че­ло­ве­че­ских го­лов», муж­чи­ны сто­я­ли без ша­пок. В храм пус­ка­ли толь­ко по «би­ле­там». Ко­гда кон­чи­лось от­пе­ва­ние, гроб вы­нес­ли из хра­ма, пе­ре­та­щи­ли че­рез со­сед­ние во­ро­та в за­упо­кой­ный под­вал. «Всё мельк­ну­ло пе­ред на­ми на один толь­ко миг», - пи­сал сту­ден­то­че­ви­дец. Сту­ден­там, кста­ти, стро­го за­пре­ти­ли в этот день по­ки­дать за­ня­тия.

Гроб по­ста­ви­ли «в осо­бо устро­ен­ной ком­на­те, где в ту по­ру хра­ни­лась по­гре­баль­ная ко­лес­ни­ца, на ко­то­рой при­ве­зе­но бы­ло из Та­ган­ро­га те­ло по­кой­но­го им­пе­ра­то­ра Алек­сандра I».

ПО­СЛЕД­НИЕ СПУТ­НИ­КИ

3 фев­ра­ля но­чью те­ло Пуш­ки­на тай­но увез­ли в Пс­ков­скую гу­бер­нию, где на­хо­ди­лось ро­до­вое име­ние се­мьи - Ми­хай­лов­ское. За год до смер­ти Пуш­кин по­хо­ро­нил в этих ме­стах, в Свя­то­гор­ском мо­на­сты­ре, мать и купил ме­сто для се­бя. Гроб в спе­ци­аль­ном ящи­ке обер­ну­ли ро­го­жей, по­ста­ви­ли в про­стую те­ле­гу без ку­зо­ва, на­зы­ва­е­мую дро­ги, и за­ва­ли­ли со­ло­мой.

Со­про­вож­дать те­ло по­эта Ни­ко­лай Пер­вый по­ве­лел Алек­сан­дру Тур­ге­не­ву, при- яте­лю Алек­сандра Сер­ге­е­ви­ча. Един­ствен­ным по-на­сто­я­ще­му близ­ким к Пуш­ки­ну че­ло­ве­ком ока­зал­ся его слу­га Ни­ки­та Коз­лов - «дядь­ка», ко­то­рый был при­став­лен ещё к маль­чи­ку Са­ше и на­хо­дил­ся ря­дом с ба­ри­ном всю жизнь. Тур­ге­нев так опи­сал про­цес­сию: «Я с поч­та­льо­ном - в ки­бит­ке по­за­ди те­ла. Жан­дарм­ский ка­пи­тан впе­ре­ди по­кой­но­го. Дядь­ка стал на дро­гах и не по­ки­дал его до са­мой мо­ги­лы. Мо­ро­зы в тот год сто­я­ли лю­тые. А Ни­ки­та как встал на за­док воз­ка, при­пав го­ло­вой к гро­бу, так и за­стыл». Жан­дарм Ра­ке­ев вспо­ми­нал: «Смот­реть бы­ло боль­но, так уби­вал­ся. Не от­хо­дил по­чти от гро­ба, не ест, не пьёт».

До Свя­тых Гор до­мча­лись все­го за 19 ча­сов, бла­го­да­ря по­до­рож­ной, вы­дан­ной са­мим им­пе­ра­то­ром: кор­теж мог не оста­нав­ли­вать­ся на каж­дой стан­ции, а ехать «по­спеш­но». 5 фев­ра­ля ве­че­ром при­бы­ли в Свя­то­гор­ский мо­на­стырь. По­хо­ро­ны со­сто­я­лись 6 фев­ра­ля в 6 ча­сов утра. Тур­ге­нев вспо­ми­нал: «Немно­гие пла­ка­ли. Я бро­сил горсть зем­ли, вы­ро­нил несколь­ко слёз. Пред­ло­жи­ли мне по­ехать в Ми­хай­лов­ское. Мы во­шли в до­мик по­эта… Всё пу­сто. Двор­ник, же­на его пла­ка­ли».

Бо­лее по­дроб­ные вос­по­ми­на­ния оста­ви­ла Ека­те­ри­на Оси­по­ва - дочь при­я­тель­ни­цы Пуш­ки­на, хо­зяй­ки Три­гор­ско­го, Прас­ко­вьи Алек­сан­дров­ны, ко­то­рая в те дни бы­ла нездо­ро­ва. «Мы обе - сест­ра Ма­ша и я - по­е­ха­ли, что­бы, как го­во­ри­ла ма­туш­ка, при­сут­ство­вал при по­гре­бе­нии хоть кто-ни­будь из близ­ких. Ра­но утром внес­ли ящик в цер­ковь, и по­сле за­упо­кой­ной обед­ни по­хо­ро­ни­ли Алек­сандра Сер­ге­е­ви­ча в при­сут­ствии Тур­ге­не­ва и нас, двух ба­ры­шень. Уже вес­ной, ко­гда на­ча­ло та­ять, рас­по­ря­дил­ся на­сто­я­тель мо­на­сты­ря отец Ген­на­дий вы­нуть ящик и за­ко­пать его в зем­лю уже окон­ча­тель­но». Дей­стви­тель­но, по­на­ча­лу в про­мёрз­шей зем­ле вы­дол­би­ли лишь неболь­шое углуб­ле­ние и за­ки­да­ли гроб сне­гом.

Кир­пич­ный склеп в зем­ле для «окон­ча­тель­ных по­хо­рон» был сде­лан на сред­ства Прас­ко­вьи Алек­сан­дров­ны Оси­по­вой. Ни­кто из род­ных так на мо­ги­ле и не был. Же­на при­е­ха­ла толь­ко че­рез два го­да, в 1839-м. Па­мят­ник она уста­но­ви­ла в 1841 го­ду.

ЖЕ­НА ПРИ­Е­ХА­ЛА НА МО­ГИ­ЛУ СПУ­СТЯ ДВА ГО­ДА.

Еле­на ПЕТРОВА

Ду­эль.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.