ЛЕ­НИН­ГРАД­СКИЕ «ПИ­КАССО»

Пер­вым нефор­маль­ным вы­став­кам го­ро­да - 40 лет

AiF Peterburg (St. Petersburg) - - ИСКУССТВО -

В НО­ВОМ МУ­ЗЕЕ ОТ­КРЫ­ЛАСЬ ВЫ­СТАВ­КА «ЛЕНИНГРАДСКИЙ АН­ДЕ­ГРА­УНД», ПРИ­УРО­ЧЕН­НАЯ К 40- ЛЕ­ТИЮ ПЕР­ВЫХ ВЫ­СТА­ВОК НЕОФИ­ЦИ­АЛЬ­НО­ГО ИС­КУС­СТВА В ДК ГА­ЗА (1974) И ДК «НЕВ­СКИЙ» (1975). КАК И СО­РОК ЛЕТ НА­ЗАД, СВОИ РА­БО­ТЫ ПРЕД­СТА­ВИЛ ВЛАД­ЛЕН ГАВ­РИЛЬ­ЧИК. В НО­ЯБ­РЕ МА­СТЕ­РУ ИС­ПОЛ­НИ­ЛОСЬ 85 ЛЕТ.

ЧУ­ЖОЕ - НЕ БРАТЬ!

- Влад­лен Ва­си­лье­вич, мне до­ве­лось быть сре­ди жаж­ду­щих по­пасть на те вы­став­ки. Несмот­ря на то что офи­ци­аль­ной ин­фор­ма­ции не бы­ло, оче­ре­ди сто­я­ли ки­ло­мет­ро­вые и мно­го­ча­со­вые. Нам ка­за­лось, что раз­ре­ше­ние нефор­маль­ных вы­ста­вок - это гло­ток сво­бо­ды…

- Я ни­ко­гда не хо­тел вы­став­лять­ся. Мне ин­те­ре­сен твор­че­ский процесс, так что за­ни­мал­ся ри­со­ва­ни­ем в сво­ём лич­ном очень уз­ком кру­гу. Ну а гло­ток сво­бо­ды был, по­то­му что ни­ка­кая ко­мис­сия не от­би­ра­ла ра­бо­ты, а толь­ко по­ста­ви­ли три усло­вия: без ан­ти­со­вет­чи­ны, ре­ли­ги­оз­но­сти и пор­но­гра­фии. А пуб­ли­ке, ко­неч­но, бы­ло ин­те­рес­но уви­деть сво­их «пи­кассо».

- По­сле вы­ста­вок жизнь ху­дож­ни­ков из­ме­ни­лась?

- Вла­сти по­ня­ли, что ни­че­го опас­но­го в нефор­маль­ном ис­кус­стве нет. Но ма­стер­ских­то ху­дож­ни­кам не да­ли! А они хо­те­ли по­лу­чить ста­тус, ма­те­ри­аль­ную под­держ­ку, что­бы за­ни­мать­ся твор­че­ством, а не ра­бо­тать на «строй­ках ком­му­низ­ма». При­шлось пой­ти в ко­тель­ные (да мы из них и не вы­ле­за­ли), а ри­со­вать - до­ма, в сво­бод­ное вре­мя.

- Ко­гда ху­дож­ник «под гнё­том», он со­зда­ёт бо­лее яр­кие про­из­ве­де­ния? - Нет. - А как вы са­ми ока­за­лись в ря­дах нефор­ма­лов?

- Ри­со­вать я на­чал в пер­вом клас­се. Ме­ня при­ня­ли в ху­до­же­ствен­ную шко­лу, но в этот же день при­ш­ла по­хо­рон­ка на от­ца, и ма­че­ха опре­де­ли­ла ме­ня в Таш­кент­ское су­во­ров­ское учи­ли­ще. Да она все­гда го­во­ри­ла: «Все ху­дож­ни­ки - пья­ни­цы и про­ще­лы­ги». В учи­ли­ще бы­ла изо­сту­дия, но она вну­ши­ла мне ди­кое от­вра­ще­ние, по­то­му что на­до бы­ло ри­со­вать ка­кие-то гип­сы, а я хо­тел - пол­ко­вод­цев. По­том за­кон­чил Ле­нин­град­ское по­гра­нич­ное во­ен­но-мор­ское учи­ли­ще, слу­жил на Ти­хо­оке­ан­ском фло­те. Но не ри­со­вал из­за то­го, что не хо­тел де­лать это пло­хо. Вер­нув­шись в 1955 го­ду в Ле­нин­град, вплот­ную за­нял­ся са­мо­об­ра­зо­ва­ни­ем: не вы­ле­зал из Эр­ми­та­жа, биб­лио­тек, по­се­щал изо­сту­дии, шту­ди­ро­вал жур­на­лы «стран на­род­ной де­мо­кра­тии», так что имел пред­став­ле­ние о том, что де­ла­ет­ся «на зем­ля­ном ша­ре» в об­ла­сти изящ­ных ис­кусств. Но ни­ко­го не хо­тел ко­пи­ро­вать. Мой прин­цип: «Чу­жое не брать, най­ти своё». При­тор­чал на при­ми­ти­ве, на ис­кус­стве на­ро­дов Се­ве­ра, ко­то­рое бы­ло вы­став­ле­но в Му­зее Арк­ти­ки и Ан­тарк­ти­ки.

Ме­ня ста­ли знать в уз­ких кру­гах, тем бо­лее что я лю­бил вы­пить, и за рюм­кой чая хо­ро­шо об­ща­лись. А ка­кие лю­ди со­став­ля­ли то­гда круг ин­тел­ли­ген­ции! Ми­ха­ил Ше­мя­кин, Олег Григорьев, Ко­стя Кузь­мин­ский, Ми­ха­ил Ци­ба­сов - уче­ник Филонова…

«ПРИ­НЯЛ ДЕ­ЛА»

- «Га­зо­нев­ские» вы­став­ки ста­ли для вас пер­вой воз­мож­но­стью по­ка­зать свои ра­бо­ты?

- Пер­вая моя вы­став­ка бы­ла ещё в 1967 го­ду в До­ме ар­хи­тек­то­ра. И книж­ка сти­хов вы­шла. Она бы­ла на­пе­ча­та­на на ма­шин­ке и по­па­ла в КГБ.

- По­сле­до­ва­ли боль­шие непри­ят­но­сти?

- Да я и сам гэ­беш­ник! ( За­кон­чил-то по­гра­нич­ное учи­ли­ще. А на Лу­бян­ке слу­жи­ли ко­ре­ши, так что ко­гда на ме­ня пы­та­лись до­но­сить, они по­сы­ла­ли. Прав­да, книж­ку - как ан­ти­со­вет­скую - уни­что­жи­ли, но это бы­ло сде­ла­но преды­ду­щи­ми «то­ва­ри­ща­ми».

У ме­ня все­гда бы­ла чёт­кая нена­висть ко все­му ком­му­ни­сти­че­ско­му, по­то­му что я очень чув­стви­те­лен к ли­це­ме­рию. Но вы­ра­бо­тал фор­му­лу: «Я ро­дил­ся в СССР и при­нял де­ла в том ви­де, в ко­то­ром они су­ще­ство­ва­ли до ме­ня».

- Де­ла-то вы при­ня­ли, но в жан­ре со­ци­а­ли­сти­че­ско­го реализма ра­бо­тать не ста­ли. А как от­но­си­тесь к со­вре­мен­но­му ис­кус­ству?

- «Ри­су­ет вошь, ри­су­ет гни­да, ри­су­ет тётка Сте­па­ни­да, ри­су­ет се­вер­ный олень - ри­су­ют все, ко­му не лень». За свою жизнь я на­смот­рел­ся на со­вер­шен­но неве­ро­ят­ные ше­дев­ры, ко­то­рые со­зда­ют про­стые лю­ди. Си­дит че­ло­век, ни­кем се­бя не счи­та­ет, но лю­бит ри­со­вать - и как по­лу­ча­ет­ся! - Вам все­гда пре­тил па­фос? - Вот я со­чи­нил: «Как хо­ро­шо, что есть у жен­щин но­ги!» Раз­ве тут нет па­фо­са?!

Еле­на ПЕТ­РО­ВА

Фор­му­ла сча­стья по Гав­риль­чи­ку.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.