АДА НА ЗЕМ­ЛЕ»

Мол­чат». Увы, к си­ту­а­ции на Дон­бас­се эта по­го­вор­ка непри­ме­ни­ма

AiF Peterburg (St. Petersburg) - - ГОРЯЧАЯ ТОЧКА -

про­тив­ни­ка ми­на­ми, сна­ря­да­ми и ра­ке­та­ми.

«Ты не пред­став­ля­ешь, ка­кое у лю­дей бы­ло счастье, ко­гда к чем­пи­о­на­ту Ев­ро­пы по фут­бо­лу 2012 г. по­стро­и­ли этот тер­ми­нал! - бо­ец с по­зыв­ным «Хо­хол» ве­дёт ме­ня ми­мо остат­ков стой­ки разыс­ки­ва­е­мо­го ба­га­жа, за ко­то­рой на стене на­пи­са­но «Мы за мир». - Это же бы­ло счастье, на­сто­я­щее счастье! А те­перь тут от­крыл­ся фи­ли­ал ада на на­шей зем­ле...»

«Хох­ла» на­зы­ва­ют убий­цей тан­ков. Он и сам уже не пом­нит точ­но, сколь­ко сжёг во­ен­ных ма­шин про­тив­ни­ка. Те­перь со­рев­ну­ет­ся сам с со­бой, пла­ни­руя по­бить свой ре­корд - 5 тан­ков и один БМП за двое су­ток из руч­но­го гра­на­то­мё­та. В од­ном из бо­ёв в сен­тяб­ре снай­пер на­вы­лет про­шил ему шею, дру­гая пу­ля по­па­ла в спи­ну, оско­лок застрял в пле­че, а ступ­ню про­жгло до ко­сти. Од­на­ко «Хо­хол» умуд­рил­ся не толь­ко вый­ти жи­вым из этой пе­ре­дря­ги, но и вы­та­щить на се­бе ра­не­но­го то­ва­ри­ща. Под­ле­чил­ся и опять на­про­сил­ся на пе­ре­до­вую.

«По­сле это­го аэро­пор­та я те­перь во всех дру­гих аэро­пор­тах бу­ду зве­неть на рам­ках ме­тал­ло­ис­ка­те­лей, - сме­ёт­ся он. Од­на­ко по­сле во­про­са о том, на ка­ких усло­ви­ях мо­жет пред­ста­вить мир с Укра­и­ной, сра­зу су­ро­ве­ет. - Во двор шко­лы, где учит­ся моя дочь, на днях за­ле­тел сна­ряд. Вот и по­ду­май­те, о ка­кой сов­мест­ной жиз­ни с эти­ми нелю­дя­ми мо­жет ид­ти речь? Да и по­смот­ри­те - эти хва­лё­ные ге­рои не за­би­ра­ют да­же тру­пы сво­их то­ва­ри­щей. А на­ших «двухсотых» ми­ни­ру­ют, а по­том пред­ла­га­ют мир­но эва­ку­и­ро­вать...»

Немно­го в сто­роне на по­лу ше­рен­гой ле­жат те­ла в укра­ин­ской фор­ме. На под­зем­ной сто­ян­ке аэро­пор­та гру­ды ис­ко­рё­жен­но­го ме­тал­ла, быв­ше­го не так дав­но кра­си­вы­ми ино­мар­ка­ми. Сре­ди них ви­жу по­чти це­лую «Волгу» («ГАЗ-21»). «На­до бы вы­та­щить её, по­ка не сго­ре­ла, при­де­лать на ка­пот оле­нён­ка и ка­тать дев­чо­нок», - ух­мы­ля­ет­ся «Юг».

«СЧИ­ТАЮ СЕ­БЯ ВО­И­НОМ СВЕ­ТА»

Но­чью мы с «Югом» едем охо­тить­ся на ди­вер­сан­тов. Груп­пы с ми­но­мё­та­ми за­тер­ро­ри­зи­ро­ва­ли До­нецк. Ес­ли ещё не­дав­но они про­сто бро­са­ли ми­ны на мир­ные квар­та­лы, то те­перь по­ва­ди­лись ещё и стре­лять по ок­нам жи­лых до­мов из ав­то­ма­тов и пу­ле­мё­тов. За­ме­тив на обо­чине све­жий след ко­лёс, раз­вед­чик де­ла­ет мне знак оста­но­вить­ся и спус­ка­ет­ся в кю­вет. Че­рез несколь­ко се­кунд раз­да­ют­ся щел­чок за­па­ла и взрыв. Ока­за­лось, что снять в тём­ное вре­мя рас­тяж­ку про­ще все­го имен­но та­ким об­ра­зом. «Остав­лять её так нель­зя, - объ­яс­ня- ет «Юг». - Несмот­ря на ко­мен­дант­ский час, тут мо­гут про­хо­дить лю­ди. В неко­то­рых рай­о­нах ДНР про­ти­во­пе­хот­ные ми­ны укра­ин­цы бро­са­ли с воз­ду­ха».

«То, чем при­хо­дит­ся за­ни­мать­ся, - убий­ство лю­дей, я мо­гу оправ­дать лишь од­ним - тем, что стою на сто­роне добра, - рас­ска­зы­ва­ет улыб­чи­вый раз­вед­чик Сер­гей по до­ро­ге в Уг­ле­горск, со­всем не­дав­но от­би­тый опол­че­ни­ем. - Ни­ко­гда бы рань­ше не по­ду­мал, что бу­ду все­рьёз счи­тать се­бя и сво­их то­ва­ри­щей во­и­на­ми све­та. Но те­перь по­сто­ян­но ви­жу зна­ки то­го, что с на­ми Бог. Пар­ни вы­здо­рав­ли­ва­ют по­сле тя­жё­лых ра­не­ний за несколь­ко дней. Сна­ря­ды в боль­шин­стве слу­ча­ев при­ле­та­ют в до­ма, ко­гда их хо­зя­е­ва вы­хо­дят в ма­га­зин...»

В Уг­ле­гор­ске по­чти не оста­лось це­лых до­мов. «За вре­мя пе­ре­ми­рия про­тив­ник успел со­здать очень се­рьёз­ную обо­ро­ну, - про­дол­жа­ет Сер­гей. - Но в ито­ге пол­то­ры ты­ся­чи сол­дат бы­ли вы­би­ты из го­ро­да вдвое мень­шим чис­лом опол­чен­цев. По­сле это­го нас на­кры­ло «Ура­га­на­ми» с оско­лоч­ны­ми кас­сет­ны­ми бо­е­при­па­са­ми, при­ме­не­ние ко­то­рых за­пре­ще­но».

ДО ПО­БЕД­НО­ГО?

«По­ни­ма­ешь, ес­ли уж мы на­ча­ли во­е­вать, при­дёт­ся одер­жать по­бе­ду, - от­ве­ча­ет мой со­бе­сед­ник на во­прос о воз­мож­но­сти до­го­во­рить­ся с Ки­е­вом. - У по­ло­ви­ны на­ших ре­бят на ок­ку­пи­ро­ван­ной тер­ри­то­рии оста­лись до­ма и всё на­жи­тое. Сей­час там нац­г­вар­дей­цы лю­ту­ют...

Хо­тя во вре­мя пе­ре­ми­рия на неко­то­рых на­прав­ле­ни­ях сол­да­ты обе­их сто­рон да­же да­ри­ли друг дру­гу подарки и до­го­ва­ри­ва­лись о сов­мест­ном пат­ру­ли­ро­ва­нии. Кста­ти: ко­гда на­ча­лось на­ше на­ступ­ле­ние, этих ре­бят без вся­кой агрес­сии взя­ли в плен. Сей­час они ждут об­ме­на и от­прав­ки до­мой. Мы с ре­бя­та­ми го­то­вы да­же на­чать вы­пус­кать укра­ин­цев из «де­баль­цев­ско­го кот­ла». Пусть хоть все вы­хо­дят. Но толь­ко ес­ли за ни­ми при­едут лич­но По­ро­шен­ко, Яце­нюк, Клич­ко и про­чие, что­бы по­смот­реть в гла­за мест­ным жи­те­лям, остав­шим­ся бла­го­да­ря их вла­сти без все­го, что они на­жи­ли».

По сло­вам боль­шин­ства опол­чен­цев, с ко­то­ры­ми мне уда­лось по­го­во­рить, са­мый боль­шой ком­про­мисс, на ко­то­рый они со­глас­ны пой­ти, - Дон­басс дол­жен быть сво­бо­ден от вла­сти Ки­е­ва на всей тер­ри­то­рии до­во­ен­ных До­нец­кой и Лу­ган­ской об­ла­стей. Уве­ря­ют, что в Одес­се, Харь­ко­ве, Дне­про­пет­ров­ске, Хер­соне и дру­гих го­ро­дах сот­ни ты­сяч лю­дей так­же не в вос­тор­ге от но­вой укра­ин­ской вла­сти. И ес­ли в Ки­е­ве не успо­ко­ят­ся, то опол­чен­цы, по их сло­вам, го­то­вы с ору­жи­ем в ру­ках по­мочь этим лю­дям ид­ти по пу­ти к неза­ви­си­мо­сти...

В ГО­РО­ДЕ УГ­ЛЕ­ГОР­СКЕ ПО­ЧТИ НЕ ОСТА­ЛОСЬ ЦЕ­ЛЫХ ДО­МОВ.

Они ве­рят, что убивают про­тив­ни­ка во имя добра.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.