В ОС­НО­ВЕ? ЦАРЬ!

Вла­ди­мир Борт­ко - о де­мо­кра­тии, шпи­о­нах и войне

AiF Peterburg (St. Petersburg) - - ЛИЧНОСТЬ - Сер­гей ГРАЧЁВ

Слы­шал, что фильм из­вест­но­го ре­жис­сё­ра Вла­ди­ми­ра Борт­ко «Ду­ша шпи­о­на» в бли­жай­шее вре­мя на­ко­нец до­бе­рёт­ся до зри­те­ля. Го­во­рят, по­чти че­ты­ре го­да кар­тине не да­ва­ли про­кат­ное удо­сто­ве­ре­ние. Ка­кие же сек­ре­ты спец­служб рас­сек­ре­тил ре­жис­сёр, что его кар­ти­ну так дол­го не пус­ка­ли к зри­те­лю?

В. Якушев, Москва

ЖЁСТ­КИЙ РАЗ­ГО­ВОР

- Я ис­кренне пы­тал­ся это по­нять, но от­ве­та так и не на­шёл. Для ме­ня вся эта си­ту­а­ция - аб­со­лют­ней­шая за­гад­ка, - го­во­рит Вла­ди­мир БОРТ­КО. - А уж то, что ува­жа­е­мые про­дю­се­ры, ко­то­рые ра­бо­та­ли над кар­ти­ной, сня­ли не толь­ко свои име­на из тит­ров, но и ло­го­ти­пы сво­их ком­па­ний, оста­вив толь­ко моё... Это что-то со­вер­шен­но неве­ро­ят­ное! Мо­жет быть, я снял пло­хое ки­но, ко­то­рое и по­ка­зать стыд­но? Чёрт его зна­ет… Но пло­хие филь­мы вы­хо­дят де­сят­ка­ми, и ни­че­го страш­но­го. А мо­жет быть, я снял что­то кра­моль­ное, не ко вре­ме­ни? В кон­це кон­цов, мно­гие ува­жа­е­мые лю­ди, в том чис­ле упол­но­мо­чен­ные вла­стью, фильм смот­ре­ли и ни­че­го в нём кра­моль­но­го не на­шли. В ито­ге вро­де бы да­ли зе­лё­ный свет, и ес­ли 13 мая он вый­дет в про­кат - то сла­ва бо­гу.

ГДЕ ВЕ­РА В БУ­ДУ­ЩЕЕ?

- Вла­ди­мир Вла­ди­ми­ро­вич, несколь­ко лет на­зад в на­шем с ва­ми ин­тер­вью вы ска­за­ли: «В лю­бой стране ис­то­ри­че­ские сдви­ги воз­мож­ны толь­ко че­рез жерт­вы». Те жерт­вы, ко­то­рые на­ша стра­на несёт се­год­ня, до­ста­точ­ны для ис­то­ри­че­ских сдви­гов?

- Я бы по­ста­вил во­прос по­дру­го­му: до­ста­точ­ны ли ис­то­ри­че­ские сдви­ги для тех жертв, ко­то­рые несёт се­год­ня на­ша стра­на? До­ста­точ­ны. Об­ре­те­ние Кры­ма есть се­рьёз­ный по­во­рот в ис­то­рии Рос­сии, это зри­мое осо­зна­ние ин­те­ре­сов на­шей стра­ны и, впер­вые за мно­гие го­ды, дей­ствие, по­сле­до­вав­шее за осо­зна­ни­ем этих ин­те­ре­сов. И ес­ли счи­тать спра­вед­ли­вой ци­та­ту, с ко­то­рой вы на­ча­ли во­прос, - за это при­дёт­ся пла­тить. И, мо­жет быть, дороже, чем ис­чез­но­ве­ние сы­ра пар­ме­зан и рост цен. Жерт­вы ли это? Бу­дем на­де­ять­ся, что до на­сто­я­щих жертв - войн и ре­во­лю­ций - де­ло не дой­дёт. Но пла­тить на­до, и имен­но за то, что­бы не про­изо­шло войн и ре­во­лю­ций.

- В Рос­сии все­гда на­де­ют­ся ещё и на силь­ную ру­ку...

- По­че­му в Рос­сии все­гда был царь-ба­тюш­ка, а по­том ге­не­раль­ный сек­ре­тарь? По­то­му что и тот и дру­гой объ­еди­ня­ли стра­ну. В Рос­сии долж­на су­ще­ство­вать идео­ло­гия, раз­де­ля­е­мая боль­шин­ством на­се­ле­ния, ко­то­рая при­зва­на объ­еди­нять и скреп­лять этот ги­гант­ский ме­ха­низм. Ина­че неиз­бе­жен рас­пад стра­ны на на­ци­о­наль­ные го­су­дар­ства. По­сле 1917 г. та­кой идео­ло­ги­ей, це­мен­ти­ру­ю­щей мно­го­на­ци­о­наль­ную стра­ну, ста­ло по­стро­е­ние спра­вед­ли­во­го об­ще­ства.

КТО НА НАС НА­ПАЛ?

- При всех мно­го­чис­лен­ных из­ме­не­ни­ях, про­изо­шед­ших в Рос­сии, мож­но ли го­во­рить, что мы по-преж­не­му жи­вём в ста­биль­ной стране?

- Объ­яс­ни­те мне: что та­кое ста­биль­ность?

- На­вер­ное, уве­рен­ность в зав­траш­нем дне. Про­сто рань­ше бы­ло ощу­ще­ние ка­кой-то на­деж­ды! - А сей­час её нет? - Не знаю… - Мог­ли бы хо­тя бы на­брать­ся сме­ло­сти и ска­зать, что у вас лич­но нет этой на­деж­ды, а не юлить: знаю - не знаю…

Ко­гда-то был та­кой ро­ман пи­са­те­ля Ко­че­то­ва - «Че­го же ты хо­чешь?». С точ­ки зре­ния то­гдаш­ней «про­грес­сив­ной об­ще­ствен­но­сти», сим­вол со­вет­ско­го мра­ко­бе­сия. Вот и я вас хо­чу спро­сить: «Че­го вы хо­ти­те?!» Всё вре­мя объ­яв­ля­ет­ся некая часть го­род­ско­го на­се­ле­ния, ко­то­рая ре­ша­ет вдруг: «Мы бу­дем жить, как фран­цу­зы!» Ну по­про­буй­те… (На Укра­ине, кста­ти, эта про­ба сей­час и про­ис­хо­дит.) По­смот­рим, что у вас по­лу­чит­ся. Но мо­гу вас уве­рить, что не по­лу­чит­ся ни­ко­гда, а ес­ли и по­лу­чит­ся, мы раз­ва­лим­ся и как ми­ни­мум утра­тим рус­ский язык. А рус­ский язык, лич­но для ме­ня, - это ку­да важ­нее, чем жить, как фран­цу­зы ли­бо кто-то ещё…

- А вы ве­ри­те в ис­крен­ность это­го всплес­ка пат­ри­о­тиз­ма, ко­то­рый мы на­блю­да­ем се­год­ня?

- Ко­неч­но, ве­рю! Про­тив Рос­сии идёт вой­на. Это аб­со­лют­но точ­но. Ин­фор­ма­ци­он­ная, эко­но­ми­че­ская, мо­раль­ная - ка­кая хо­ти­те… Не имея воз­мож­но­сти по-на­сто­я­ще­му стре­лять и бом­бить - ина­че и та­ра­ка­нов ни­где не оста­нет­ся, - вой­на при­ня­ла та­кие фор­мы, как мы ви­дим… Что есть вой­на? На­вя­зы­ва­ние про­тив­ни­ку сво­ей во­ли во­ен­ны­ми ме­то­да­ми. Ка­кая раз­ни­ца, ка­ким спо­со­бом на­вя­зы­вать эту во­лю? Мы за­щи­ща­ем­ся - это нор­маль­но! Про­ис­хо­дит есте­ствен­ный всплеск пат­ри­о­тиз­ма. За­пад хо­чет за­да­вить нас эко­но­ми­че­ски. Бу­де­те спо­рить? Тре­тья ми­ро­вая вой­на в са­мом ши­ро­ком смыс­ле это­го по­ня­тия идёт уже пол­ным хо­дом. Ско­ро мо­жет и чет­вёр­тая ми­ро­вая на­чать­ся - бо­юсь да­же пред­по­ло­жить, ка­кой она мо­жет быть. Но на­род ка­ким-то стран­ным, непо­нят­ным мне об­ра­зом та­кие ве­щи все­гда очень точ­но чув­ству­ет. Чув­ству­ет и по­чти на ин­стинк­тив­ном уровне объ­еди­ня­ет­ся. Объ­еди­ня­ет­ся - по­то­му что на нас, по су­ти, на­па­ли. Так все­гда бы­ва­ет во вре­мя вой­ны. Что вы то­гда удив­ля­е­тесь есте­ствен­ным про­цес­сам?!

- О том, что на­род спло­тил­ся, нам го­во­рят преж­де все­го циф­ры все­воз­мож­ных со­цис­сле­до­ва­ний. По­че­му же при этой спло­чён­но­сти нам за­ча­стую так слож­но най­ти об­щий язык друг с дру­гом?

- С кем мне слож­но най­ти об­щий язык, на­при­мер, что­бы я по­ни­мал, о чём вы го­во­ри­те?

- Зай­ди­те в мет­ро, в ма­га­зин или в со­ци­аль­ные се­ти - хам­ства и агрес­сии огре­бё­те столь­ко!

- Увы, хам­ство, по­хо­же, - на­ша на­ци­о­наль­ная чер­та, уж из­ви­ни­те. От это­го враз ни­ку­да не деть­ся. Ко­гда у нас кре­пост­ное пра­во от­ме­ни­ли? Не так дав­но, по су­ти. Кста­ти, со­вет­ская власть с хам­ством бо­ро­лась, а сей­час на­пле­ва­ли на это, и ни­кто не бо­рет­ся.

- Так, мо­жет, и не на­до бо­роть­ся, а воз­ве­сти её в ста­тус на­ци­о­наль­но­го до­сто­я­ния?

- Бо­роть­ся, есте­ствен­но, на­до. На­до по­вы­шать об­ра­зо­ван­ность и куль­ту­ру на­ро­да. Я, на­при­мер, пред­ло­жил за­ко­но­про­ект, обя­зу­ю­щий, что­бы пе­да­го­ги де­тей с пер­во­го клас­са на­зы­ва­ли на «вы». На пер­вый взгляд по­доб­ный за­кон мо­жет по­ка­зать­ся несе­рьёз­ным, на­ив­ным и по­пу­лист­ским. Но я аб­со­лют­но уве­рен, что он спо­со­бен ко­рен­ным об­ра­зом по­ме­нять мен­та­ли­тет на­ро­да. Пой­ми­те: че­ло­ве­ком, к ко­то­ро­му с дет­ства об­ра­ща­лись на «вы», в даль­ней­шем бу­дет очень слож­но по­мы­кать, от­но­сить­ся к нему как к хо­ло­пу.

- То есть вы пред­ла­га­е­те ре­ше­ние од­ной из глав­ных рус­ских про­блем: «вы­дав­ли­ва­ние по кап­ле из се­бя ра­ба»?

- Да­же не столь­ко вы­дав­ли­ва­ние из се­бя ра­ба, сколь­ко вос­пи­та­ние в се­бе чув­ства са­мо­ува­же­ния, соб­ствен­но­го до­сто­ин­ства, ко­то­рых нам так не хва­та­ет.

Та­ко­го ко­ли­че­ства гря­зи, та­ко­го ко­ли­че­ства по­ко­сив­ших­ся за­бо­ров и об­лез­лых фа­са­дов я не ви­дел ни­где в ми­ре! А по ми­ру я по­ез­дил до­ста­точ­но, раз­ве что вглубь Аф­ри­ки не за­ез­жал… И вот с этим на­шим рус­ским «Ай, и так сой­дёт! Не упа­ло - зна­чит, сто­ит!» - вот с этим на­до бо­роть­ся. А от­ку­да вся эта грязь? Это от­сут­ствие эле­мен­тар­но­го са­мо­ува­же­ния! Ве­ко­вое раб­ство про­яв­ля­ет­ся в на­сле­до­ва­нии тра­ди­ций: ты на­чаль­ник - я хо­лоп. Как ска­жу - так и бу­дет. От­сю­да и от­но­ше­ние ко мно­гим ка­ким-то про­стым, бы­то­вым ве­щам…

«ЖЕРТ­ВЫ  ЭТО НЕ ЛИ­ШЕ­НИЕ СЫ­РА!»

Фото Ва­ле­рия ХРИСТОФОРОВА

Идео­ло­гия, объ­еди­ня­ю­щая все мно­го­чис­лен­ные на­ро­ды, - по­стро­е­ние спра­вед­ли­во­го об­ще­ства.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.