У КАЖ­ДО­ГО - СВОЯ ПРАВ­ДА?

Ев­ге­ний Лу­кин о си­ле сло­ва и от­вет­ствен­но­сти пи­са­те­ля

AiF Peterburg (St. Petersburg) - - ЛИЧНОСТЬ -

- ЧТО МО­ЖЕТ СО­ЧИ­НИТЬ ПИ­СА­ТЕЛЬ, СИ­ДЯ НА КУХНЕ? ПО­ЕЗ­ЖАЙ НА ДОН­БАСС, СО­БИ­РАЙ МА­ТЕ­РИ­АЛ, И МО­ЖЕТ РО­ДИТЬ­СЯ ЧТО-ТО ДО­СТОЙ­НОЕ, - СЧИ­ТА­ЕТ ПЕ­ТЕР­БУРГ­СКИЙ ПИ­СА­ТЕЛЬ ЕВ­ГЕ­НИЙ ЛУ­КИН, ВЕ­ТЕ­РАН ПЕР­ВОЙ ЧЕ­ЧЕН­СКОЙ ВОЙ­НЫ. ВСКО­РЕ В СЕ­РИИ «ПИ­СА­ТЕ­ЛИ НА ВОЙНЕ, ПИ­СА­ТЕ­ЛИ О ВОЙНЕ», ЗА­ПУ­ЩЕН­НОЙ В ЧЕСТЬ 70-ЛЕТИЯ ПО­БЕ­ДЫ, ВЫЙ­ДЕТ КНИ­ГА ЛУ­КИ­НА «ТАНКИ ИДУТ НА МОСК­ВУ». СЕ­РИЯ ПО­СВЯ­ЩЕ­НА НЕ ТОЛЬ­КО ВЕ­ЛИ­КОЙ ОТЕ­ЧЕ­СТВЕН­НОЙ, ИЗ­ДА­НИЯ РАС­СКА­ЗЫ­ВА­ЮТ И О ДРУ­ГИХ ВОЙ­НАХ ХХ ВЕ­КА.

НЕ ВЛА­СТИ­ТЕ­ЛИ!

- Ев­ге­ний Ва­лен­ти­но­вич, в на­шей стране книг о вой­нах все­гда вы­хо­ди­ло и вы­хо­дит не­ма­ло, но есть толь­ко од­на, от­ра­зив­шая всю пол­но­ту жиз­ни об­ще­ства в пе­ре­лом­ный мо­мент ис­то­рии, - «Вой­на и мир» Тол­сто­го. Ес­ли в на­ше вре­мя не мо­жет быть со­зда­но по­доб­ной эпо­пеи, то по­че­му?

- Что­бы по­явил­ся эпос, недо­ста­точ­но толь­ко ав­то­ра, пи­са­те­ля. Нуж­ны сре­да, чи­та­те­ли. Эпос по­яв­ля­ет­ся толь­ко то­гда, ко­гда об­ще­ство ис­по­ве­ду­ет тра­ди­ци­он­ную си­сте­му цен­но­стей. А мы ухо­дим от неё всё даль­ше. За­пад-то дав­но ушёл, жи­вёт в фи­ло­со­фии пост­мо­дер­низ­ма. Её ос­нов­ной по­сту­лат: ис­ти­на не уста­нав­ли­ва­ет­ся, не вы­яс­ня­ет­ся, она - утвер­жда­ет­ся. Вот при­мер: сбит ма­лай­зий­ский «Бо­инг», ни­че­го не на­до вы­яс­нять, всё по­нят­но: его сби­ла Рос­сия. Од­ной прав­ды нет, у каж­до­го - своя, а зна­чит - нет во­об­ще. В этой си­ту­а­ции эпи­че­ской ис­то­ри­че­ской кар­ти­ны на­ри­со­вать невоз­мож­но.

Пи­са­тель уже не вла­сти­тель дум, как это бы­ло в XIX ве­ке и в на­ча­ле XX. Да, и се­год­ня есть мыс­ли­те­ли, име­ю­щие по­сле­до­ва­те­лей и по­клон­ни­ков. Для ко­го-то это Сол­же­ни­цын, для ко­го-то Аку­нин… Но они не вла­сти­те­ли, а ско­рее - ли­де­ры для опре­де­лён­ной груп­пы лю­дей.

- Ны­неш­ний год объ­яв­лен Го­дом ли­те­ра­ту­ры. Вы раз­де­ля­е­те мне­ние, что лю­ди в Рос­сии ста­ли чи­тать мень­ше?

- Книг, дей­стви­тель­но, ста­ли по­ку­пать мень­ше. Мы пе­ре­хо­дим от од­но­го ви­да ци­ви­ли­за­ции к дру­го­му, те­перь ро­ман мож­но про­честь на элек­трон­ных но­си­те­лях. При этом ли­те­ра­ту­ра ста­ла до­ступ­нее: пи­са­тель раз­ме­стил текст в Ин­тер­не­те, и че­рез мгно­ве­ние он ока­зы­ва­ет­ся у чи­та­те­ля.

И ес­ли по­куп­ка бу­маж­ной кни­ги во­все не озна­ча­ет, что её про­чтут, то в Ин­тер­не­те мож­но от­сле­жи­вать ко­ли­че­ство об­ра­ще­ний к тек­сту. Не­дав­но у ме­ня бы­ла встре­ча во Двор­це твор­че­ства юных, так все ре­бя­та рас­ска­за­ли, что по­зна­ко­ми­лись с мо­им ро­ма­ном в Ин­тер­не­те. Кни­га ме­ня­ет обличие, но её суть - веч­на и неиз­мен­на.

А тем, что лю­ди ста­ли мень­ше чи­тать, оза­бо­че­ны не толь­ко в на­шей стране. В Ис­па­нии пра­ви­тель­ство пошло на та­кой экс­пе­ри­мент: от­пе­ча­та­ли «Дон Ки­хо­та» и бес­плат­но раз­ло­жи­ли на же­лез­но­до­рож­ных, ав­то­бус­ных вок­за­лах. Но да­же бес­плат­но кни­гу не бра­ли в до­ро­гу, по­то­му что у всех с со­бой элек­трон­ные га­д­же­ты. А бук­валь­но на про­шлой неде­ле мне по­зво­ни­ли сра­зу двое кол­лег: «Слу­шай, продаю биб­лио­те­ку, не ку­пишь?» В со­вет­ское вре­мя со­би­рать кни­ги бы­ло модно, и не сму­ща­ло, что в квар­ти­рах ма­ло ме­ста. Те­перь тек­сты уме­ща­ют­ся в од­ном ком­пью­те­ре.

«ТИ­ПО­ГРАФ­СКИЙ

СНА­РЯД»

- Мы мо­жем про­сле­дить, сколь­ко чи­та­те­лей об­ра­ти­лось к кни­ге в Ин­тер­не­те. Но как от­сле­дить вли­я­ние ли­те­ра­ту­ры на че­ло­ве­ка?

- Это процесс дол­го­вре­мен­ный. Ро­за­нов ещё в 1917 го­ду ска­зал, что «во всём ви­но­ва­та рус­ская ли­те­ра­ту­ра». По­че­му? А вспом­ни­те, как она изоб­ра­жа­ла по­ме­щи­ков, офи­це­ров, чи­нов­ни­ков. Ка­ри­ка­тур­но нега­тив­но. Тра­ди­ция по­шла от Го­го­ля, Сал­ты­ко­ва-Щед­ри­на. Сло­во, пу­щен­ное в мас­сы, при­об­ре­ло ха­рак­тер идеи. А идеи ста­но­вят­ся ма­те­ри­аль­ной си­лой, ко­гда они овла­де­ва­ют мас­са­ми. Это я клас­си­ка ци­ти­рую, Марк­са. Ну а ко­гда про­изо­шла ре­во­лю­ция, что де­лать с эти­ми со­ци­аль­ны­ми эле­мен­та­ми, ко- то­рые ли­те­ра­ту­ра пред­ста­ви­ла враж­деб­ны­ми об­ще­ству? Вот и уни­что­жа­ли.

Это же Еван­ге­лие: вна­ча­ле бы­ло сло­во. Ли­те­ра­ту­ра сде­ла­ла своё де­ло, сло­во при­ве­ло к по­след­стви­ям. За при­ме­ра­ми не на­до да­ле­ко хо­дить - возь­ми­те со­сед­нюю Укра­и­ну. Всё, что там про­ис­хо­дит, бы­ло под­го­тов­ле­но с по­мо­щью сло­ва. Ещё Пуш­кин пи­сал: «Ни­ка­кая власть, ни­ка­кое прав­ле­ние не мо­жет усто­ять про­ти­ву раз­ру­ши­тель­но­го воз­дей­ствия ти­по­граф­ско­го сна­ря­да».

- Сей­час эту раз­ру­ши­тель­ную роль взя­ли на се­бя СМИ, ко­то­рые вы­плёс­ки­ва­ют на лю­дей ла­ви­ну нега­тив­ной ин­фор­ма­ции.

- О нега­ти­ве лег­че пи­сать, да и спрос есть: зло лю­дям лю­бо­пыт­но.

По­зи­тив вы­зы­ва­ет мень­ше ин­те­ре­са. Ес­ли хо­чет­ся по­ло­жи­тель­ных эмо­ций, лю­ди идут в храм, там зву­чит дру­гое сло­во. Или бе­рут в ру­ки кни­гу сти­хов, ведь ли­ри­ка близ­ка к бо­же­ствен­ным пес­но­пе­ни­ям. Но это ес­ли че­ло­век име­ет ду­шев­ный на­строй.

ДУХ ЗА­ЩИТ­НИ­КОВ

- Хо­чу вер­нуть­ся к кни­гам о войне. Не­дав­но вы вы­пу­сти­ли уни­каль­ную «Кни­гу пав­ших», для ко­то­рой со­бра­ли и пе­ре­ве­ли про­из­ве­де­ния по­этов, по­гиб­ших на по­лях Пер­вой ми­ро­вой.

- Хо­тел воз­дать им память. В ан­то­ло­гию во­шли про­из­ве­де­ния трид­ца­ти по­этов-фрон­то­ви­ков две­на­дца­ти стран. Мно- гие из них счи­та­ют­ся на ро­дине клас­си­ка­ми, но в на­шей стране они ма­ло из­вест­ны. К при­ме­ру, ан­гли­ча­нин Уил­фред Оу­эн. Он пи­сал толь­ко в око­пах и по­ка­зал ужас, бе­зу­мие и аб­сурд­ность вой­ны. Оу­эн по­гиб в 25 лет, се­мья по­лу­чи­ла по­хо­рон­ку в день окон­ча­ния вой­ны - 11 но­яб­ря 1918 го­да.

Ме­ня спра­ши­ва­ют, по­че­му из рус­ских по­этов в « Кни­ге пав­ших » пред­став­лен толь­ко князь Олег Ро­ма­нов? К счастью, из рус­ских по­этов, ко­то­рые от­пра­ви­лись на фронт, ни­кто не по­гиб. По-на­сто­я­ще­му во­е­ва­ли Ни­ко­лай Гу­ми­лёв, Бе­не­дикт Лиф­шиц, Ами­но­дав Шпо­лян­ский, Ни­ко­лай Ти­хо­нов и дру­гие, но они оста­лись жи­вы. А вот 22-лет­ний князь им­пе­ра­тор­ской кро­ви Олег Ро­ма­нов, сын зна­ме­ни­то­го по­эта «К. Р.» и сам на­чи­на­ю­щий ли­те­ра­тор, по­гиб на пе­ре­до­вой во вре­мя ка­ва­ле­рий­ской ата­ки в сен­тяб­ре 1914 го­да.

- Ес­ли Пер­вая ми­ро­вая не оста­ви­ла та­ко­го уж зна­чи­тель­но­го сле­да в рос­сий­ской по­э­зии, то Ве­ли­кая Оте­че­ствен­ная - спол­на?

- Ге­ни­аль­ный эпос о сол­да­те Ва­си­лии Тёр­кине со­здал Твар­дов­ский, и да­же Бунин встал, ко­гда в 1946 го­ду Твар­дов­ско­го че­ство­ва­ли в Па­ри­же. Мы зна­ем в ос­нов­ном пат­ри­о­ти­че­ские сти­хи о войне, хо­тя бы­ли и дру­гие - на­ту­ра­ли­сти­че­ски прав­ди­вые, то­го же Де­ге­на. Но, во-пер­вых, дей­ство­ва­ла цен­зу­ра, а во-вто­рых, дей­стви­тель­но нуж­но бы­ло под­ни­мать дух за­щит­ни­ков Оте­че­ства.

- В своё вре­мя вы по­э­ти­че­ски пе­ре­ло­жи­ли на со­вре­мен­ный язык «Сло­во о пол­ку Иго­ре­ве». Этот памятник рус­ской ли­те­ра­ту­ры XII ве­ка то­же о во­ен­ном по­хо­де…

- Для ме­ня бы­ло глав­ным, что «Сло­во» от­ра­жа­ет смут­ное вре­мя. Ко­гда я его пе­ре­во­дил, в 90-е го­ды, в стране бы­ло так же «смут­но», по­это­му про­из­ве­де­ние мне ка­за­лось ак­ту­аль­ным. Этой ак­ту­аль­но­сти оно не утра­ти­ло и сей­час. Ин­те­рес­ная де­таль: по­ход кня­зя Иго­ря про­хо­дил на тер­ри­то­рии ны­неш­не­го Дон­бас­са. Ко­гда я смот­рю ре­пор­та­жи по те­ле­ви­зо­ру и ви­жу Се­вер­ский Донец, ду­маю - это же бы­лин­ные ме­ста…

Кста­ти, в са­мом «Сло­ве» ни ра­зу не встре­ча­ет­ся сло­во «враг», а в пе­ре­во­де За­бо­лоц­ко­го, ко­то­рый по­эт на­чал пе­ред вой­ной, - сплошь и ря­дом. По­то­му что каж­дая эпо­ха осмыс­ли­ва­ет этот памятник по­сво­е­му. «Сло­во» пе­ре­во­ди­ли неод­но­крат­но, и пик при­хо­дит­ся на тре­вож­ные для стра­ны вре­ме­на. В спо­кой­ные го­ды пе­ре­во­дов по­чти нет. Нет об­ще­ствен­но­го за­про­са.

- На­сколь­ко же ве­ли­ка от­вет­ствен­ность пи­са­те­ля?

- Важ­но то, что ты мо­жешь рас­ска­зать, что ты ви­дел, зна­ешь, пе­ре­жил. Ко­неч­но, мож­но со­чи­нять о войне и си­дя на кухне. Но луч­ше по­ехать на бе­ре­га Се­вер­ско­го Дон­ца, со­брать ма­те­ри­ал, и то­гда, мо­жет быть, ро­дит­ся что-то до­стой­ное.

Еле­на ПЕТ­РО­ВА

КНИ­ГА МЕ­НЯ­ЕТ ОБЛИЧИЕ, НО ЕЁ СУТЬ ВЕЧ­НА И НЕИЗ­МЕН­НА.

Фото Ильи ЩЕР­БА­КО­ВА

Про­пис­ные ис­ти­ны ни­кто не от­ме­нял.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.