НЕ МУЗЕЙНЫЕ ПЕС­НИ!

Ан­дрей Кон­стан­ти­нов о рус­ской му­зы­ке и ду­ше

AiF Peterburg (St. Petersburg) - - КУЛЬТУРА -

К ЮБИ­ЛЕЮ ПО­БЕ­ДЫ ЗНА­МЕ­НИ­ТЫЙ «ТЕ­РЕМ-КВАР­ТЕТ» ПОД­ГО­ТО­ВИЛ ПРО­ГРАМ­МУ ПЕ­СЕН ВО­ЕН­НЫХ ЛЕТ «ПИСЬ­МА С ФРОН­ТА». ПРЕ­МЬЕ­РА СО­СТО­Я­ЛАСЬ В БОЛЬ­ШОМ ЗА­ЛЕ ФИ­ЛАР­МО­НИИ. ПО­КЛОН­НИ­КИ СМО­ГУТ УСЛЫ­ШАТЬ ВО­ЕН­НЫЕ ПЕС­НИ В ИС­ПОЛ­НЕ­НИИ «ТЕ­РЕМ-КВАР­ТЕ­ТА» НА ПРАЗД­НИЧ­НЫХ КОН­ЦЕР­ТАХ 7 И 8 МАЯ.

О но­вой про­грам­ме рас­ска­зы­ва­ет Ан­дрей КОН­СТАН­ТИ­НОВ.

СФЕ­РА УСЛУГ?

- О про­грам­ме во­ен­ных пе­сен мы за­ду­ма­лись ещё в да­лё­ком 1997 го­ду. То­гда на фе­сти­ва­ле в Ко­сто­мук­ше наш ба­я­нист Ан­дрей Смир­нов за­ме­ча­тель­но их пел, но не на сцене, а в кру­гу дру­зей. И вот - при­шло вре­мя: Ан­дрей «до­рос» до то­го, что­бы петь пе­ред пуб­ли­кой. Ну а мы до то­го, что­бы во­ен­ные пес­ни зву­ча­ли не как «музейные», а рож­да­лись здесь и сей­час. Для это­го тре­бу­ет­ся по­гру­же­ние в му­зы­ку и смысл. Ес­ли уда­ёт­ся, то пес­ни невоз­мож­но ис­пол­нять и слу­шать без вол­не­ния, они ведь свя­за­ны с ге­не­ти­че­ской па­мя­тью на­ро­да.

Но в ме­дий­ном про­стран­стве мы та­ко­го по­гру­же­ния не ви­дим, во­ен­ные пес­ни ис­пол­ня­ют­ся по­верх­ност­но, с со­вре­мен­ны­ми ин­то­на­ци­я­ми, по­те­ря­ны их суть и нерв.

- «Тёмная ночь», «Си­ний пла­то­чек», «Жди ме­ня», «Жу­рав­ли», «Я в ве­сен­нем ле­су» - это ведь ше­дев­ры, и спи­сок мож­но про­дол­жать. Во­ен­ные пес­ни зна­ли все, они бы­ли на­род­ны­ми. А по­че­му сей­час не со­зда­ёт­ся ни­че­го, что мог бы петь на­род?

- Сей­час во­об­ще пе­ре­ста­ли петь. Об этом го­во­рят да­же му­зы­кан­ты, ко­то­рые ра­бо­та­ют по ре­сто­ра­нам. Рань­ше у них бы­ли тал­му­ды с но­та­ми и тек­ста­ми, что­бы ис­пол­нять пес­ни на за­каз. А сей­час мак­си­мум 10-12 пе­сен за­ка­зы­ва­ют, толь­ко их и зна­ют.

Ко­гда-то лю­ди пе­ли за празд­нич­ным сто­лом. Те­перь да­же шут­ка по­яви­лась: сва­дьба про­шла ти­хо, в ка­фе был вай­фай. По­нят­но - все уткну­лись в га­д­же­ты. С раз­ви­ти­ем тех­но­ло­гий му­зы­ка зву­чит вез­де, её да­же в уши се­бе встав­ля­ют. Но лю­ди пе­ре­ста­ли по­ни­мать, что же та­кое му­зы­ка: от­но­ше­ние ста­ло ути­ли­тар­ным, как к сфе­ре услуг, как к фо­ну. Ко­гда слу­ша­ешь за­пи­си, му­зы­ка не за­тра­ги­ва­ет це­ли­ком. А вот ко­гда лю­ди по- па­да­ют на жи­вой кон­церт, это как обу­хом по го­ло­ве, по­то­му что весь зал по­па­да­ет в об­щий по­ток. Му­зы­ка идёт на­пря­мую, ми­нуя со­зна­ние. Че­ло­век и сам не по­ни­ма­ет, по­че­му в ду­ше что-то про­сы­па­ет­ся, и рож­да­ют­ся ве­ра, на­деж­да, лю­бовь.

ВСЁ ВКЛЮ­ЧЕ­НО

- Вы ведь ище­те но­вые крас­ки и в рус­ских на­род­ных пес­нях, в ро­ман­сах?

- Все при­вык­ли, что фольк­лор, как и ро­манс, - немно­го кич. От «Ка­лин­ки-ма­лин­ки» и «Све­тит ме­сяц» уста­ли все, да­же ино­стран­цы. По­то­му что это кли­ше, ко­то­рое не от­ра­жа­ет кор­ни рус­ской куль­ту­ры. По­то­му что всё - на­по­каз, всё - шоу. А ес­ли углу­бить­ся да­же в из­вест­ные про­из­ве­де­ния, вы­ле­за­ют неве­до­мые чер­ты.

Мы вот неред­ко вы­сту­па­ем с Ва­си­ли­ем Ге­рел­ло. Как-то он пред­ло­жил ро­манс «О, ес­ли б мог вы­ра­зить в зву­ке». Мы го­во­рим: «Слиш­ком груст­ный», он удив­ля­ет­ся: «Да ка­кой груст­ный - ве­сё­лый!» И на­чи­на­ет петь в дру­гом ха­рак­те­ре. Под­стра­и­ва­ем­ся, и дей­стви­тель­но по­яв­ля­ют­ся бод­рые нот­ки.

- Мне при­ш­ла в го­ло­ву мысль, что Ге­рел­ло опре­де­лил неко­то­рые чер­ты рус­ской ду­ши. На пер­вый взгляд, она пе­чаль­ная, но ес­ли всмот­реть­ся…

- Мы са­ми дол­го об­суж­да­ли, что же та­кое рус­ское вос­при­я­тие жиз­ни, рус­ская ду­ша. Она тем и от­ли­ча­ет­ся, что од­но­вре­мен­но при­сут­ству­ют слё­зы и смех, плач и иро­ния, стра­да­ние и свет. Всё вклю­че­но!

Пра­виль­ное ис­пол­не­ние рус­ской му­зы­ки - это ко­гда ты пол­но­стью на­хо­дишь­ся внут­ри неё, и нет ни­ка­ких сдер­жи­ва­ю­щих фак­то­ров.

- Кри­зис и санк­ции не ста­ли сдер­жи­ва­ю­щим фак­то­ром для ва­ших га­стро­лей по ми­ру?

- Ко­гда на­ча­лись санк­ции, на За­пад ста­ли мень­ше при­гла­шать, но сей­час ак­тив­ность опять рас­тёт. Зо­вут «на со­бы­тия», вот сей­час едем в Гер­ма­нию в Бо­хум, на юби­лей осво­бож­де­ния конц­ла­ге­ря. Кон­церт бу­дет в церк­ви. В про­шлом го­ду мы вы­сту­пи­ли с Ба­вар­ским ор­кест­ром под управ­ле­ни­ем Ма­ри­са Ян­сон­са в Мюн­хене, кон­церт транс­ли­ро­вал­ся на всю Ев­ро­пу, те­перь при­хо­дят пред­ло­же­ния вы­сту­пить с ор­кест­ра­ми и соль­но.

Куль­ту­ра и ис­кус­ство долж­ны быть вы­ше по­ли­ти­ки, по­то­му что это фун­да­мент от­но­ше­ний меж­ду на­ро­да­ми, на нём всё стро­ит­ся. Мы дав­но ощу­ща­ем се­бя ди­пло­ма­та­ми, по­сла­ми куль­ту­ры. Ку­да бы ни при­ез­жа­ли, вез­де ждут, по­то­му что лю­ди со­ску­чи­лись по че­ло­ве­че­ским свя­зям, су­ще­ству­ет внут­рен­няя, ду­шев­ная но­сталь­гия.

РУС­СКИЙ

ДЖАЗ

- «Те­рем-квар­те­ту» ско­ро ис­пол­нит­ся 30 лет, но не­дав­но его по­ки­нул один из ос­но­ва­те­лей - Ми­ха­ил Дзюд­зе. На­сколь­ко это за­тро­ну­ло кол­лек­тив?

- Ми­ха­ил те­перь иг­ра­ет в дру­гом ор­кест­ре, а у нас по­явил­ся кон­тра­ба­сист Вла­ди­мир Куд­ряв­цев. Он в му­зы­каль­ном ми­ре из­ве­стен, лет де­сять ра­бо­тал в «Ак­ва­ри­уме» у Бо­ри­са Гре­бен­щи­ко­ва, иг­рал с Да­ви­дом Го­ло­щё­ки­ным. Вла­ди­мир - ве­ли­ко­леп­ный про­фес­си­о­нал, за три неде­ли он ввёл­ся в про­грам­му, осво­ил око­ло 60 про­из­ве­де­ний. Глав­ное - ду­хов­но впи­сал­ся в кол­лек­тив, пазл опять со­брал­ся. А у квар­те­та по­яви­лось но­вое ды­ха­ние, по­то­му что Вла­ди­мир вла­де­ет джа­зо­вой тех­ни­кой, так что пе­ред на­ми от­кры­ва­ют­ся да­же джа­зо­вые две­ри. Но это бу­дет рус­ский джаз!

ПЕ­РЕД НА­МИ ОТ­КРЫ­ЛИСЬ ДЖА­ЗО­ВЫЕ ДВЕ­РИ.

Фото из лич­но­го ар­хи­ва

У квар­те­та по­яви­лось но­вое ды­ха­ние.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.