ДОБ­РО­ТА СО­ХРА­НЯ­ЕТ МО­ЛО­ДОСТЬ

AiF Peterburg (St. Petersburg) - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - Еле­на ПЕТ­РО­ВА

- Я ЛЮ­БУ­ЮСЬ ЛЮДЬ­МИ, КО­ТО­РЫЕ В СА­МЫХ ТРУД­НЫХ ОБ­СТО­Я­ТЕЛЬ­СТВАХ СО­ХРА­НЯ­ЮТ ЧЕСТЬ И ДО­СТО­ИН­СТВО, - ПРИ­ЗНА­ЁТ­СЯ РЕ­ЖИС­СЁР ГРИ­ГО­РИЙ КОЗ­ЛОВ, ХУ­ДО­ЖЕ­СТВЕН­НЫЙ РУ­КО­ВО­ДИ­ТЕЛЬ ТЕ­АТ­РА «МА­СТЕР­СКАЯ», КО­ТО­РЫЙ ЗА НЕПОЛ­НЫХ ПЯТЬ ЛЕТ СУ­ЩЕ­СТВО­ВА­НИЯ СТАЛ ОД­НИМ ИЗ СА­МЫХ ПО­ПУ­ЛЯР­НЫХ В ГО­РО­ДЕ. - ТА­КИЕ ГЕ­РОИ ЕСТЬ И В ОТЕ­ЧЕ­СТВЕН­НОЙ ЛИ­ТЕ­РА­ТУ­РЕ, И В ЖИЗ­НИ.

РАЗБЕРЕДИТЬ ДУ­ШУ

- Гри­го­рий Ми­хай­ло­вич, у ва­ше­го те­ат­ра есть один «се­рьёз­ный» недо­ста­ток - уж очень да­ле­ко от цен­тра он рас­по­ло­жен, до­би­рать­ся труд­но! Тем бо­лее по­ка­за­тель­но, что на спек­так­лях - ан­шла­ги. Зна­чит, не так уж нераз­бор­чи­ва и ис­пор­че­на раз­вле­ка­тель­ным те­ле­ви­де­ни­ем на­ша пуб­ли­ка, ес­ли стре­мит­ся на спек­так­ли по про­из­ве­де­ни­ям До­сто­ев­ско­го, Островского, Булгакова, Шо­ло­хо­ва?

- Лю­дей не пу­га­ет да­же то, что спек­такль «Ти­хий Дон» идёт по­чти во­семь ча­сов. На­чи­на­ет­ся он в два ча­са дня, а за­кан­чи­ва­ет­ся в де­сять ве­че­ра. При этом мно­гие смот­ре­ли его по два­т­ри ра­за, а есть та­кие, ко­то­рые - и по во­семь. У нас и «Бра­тья Ка­ра­ма­зо­вы» идут че­ты­ре с по­ло­ви­ной ча­са. Пуб­ли­ка в за­ле раз­но­го воз­рас­та, но мо­ло­дых очень мно­го. В Ин­тер­не­те они пи­шут ре­цен­зии, де­лят­ся мыс­ля­ми о спек­так­лях и о жиз­ни.

- Я то­же чи­та­ла мно­го­чис­лен­ные от­зы­вы. Тут по­ни­ма­ешь, на­сколь­ко мощ­но те­атр спо­со­бен разбередить ду­шу, по­ста­вить жиз­нен­но важ­ные во­про­сы, дать тол­чок к по­зна­нию.

- Не люб­лю го­во­рить вы­со­ким сло­гом, но те­атр, дей­стви­тель­но, да­ёт по­зна­ние дру­го­го ми­ра, че­рез ко­то­рый ты про­ве­ря­ешь окру­жа­ю­щую ре­аль­ность. Ведь от ве­ка к ве­ку очень ма­ло что ме­ня­ет­ся, все вре­ме­на по­хо­жи. Вот мы за­ни­ма­лись «Ти­хим До­ном» и «Дня­ми Тур­би­ных» - так мно­го ана­ло­гий с со­вре­мен­но­стью! При­чём ко­гда ста­ви­ли «Тур­би­ных», ещё не про­изо­шло по­след­них со­бы­тий на Укра­ине. По­это­му для нас и пуб­ли­ки «пет­лю­ров­цы, гетман» - всё это ка­за­лось в да­лё­ком про­шлом и не вос­при­ни­ма­лось се­рьёз­но. А те­перь в за­ле сто­ит ти­ши­на, те­ма Граж­дан­ской вой­ны ста­ла близ­кой. Как и те­ма Алек­сея Тур­би­на, ко­то­рый не хо­чет, что­бы ли­лась кровь.

- Мо­жет быть, воз­вра­ща­ют­ся вре­ме­на, ко­гда зри­те­ли бу­дут ис­кать в спек­так­лях по­ли­ти­че­ские под­тек­сты?

- Та­кое бы­ло во вре­ме­на цен­зу­ры, а мы ни­ка­кой цен­зу­ре не под­вер­га­ем­ся. На­счёт же по­ли­ти­ки, кри­ти­ки го­су­дар­ства, то в каж­дой стране свои про­бле­мы. На­ши со­оте­че­ствен­ни­ки, пе­ре­ехав­шие в Аме­ри­ку, Гер­ма­нию, Из­ра­иль, так же ру­га­ют «мест­ные» вла­сти, как до­ма ру­га­ли свои.

Ин­те­рес­но, что зна­ме­ни­тый гре­че­ский фи­ло­соф Пла­тон ещё в IV ве­ке до на­шей эры утвер­ждал, что и де­мо­кра­тия - не са­мое луч­шее устрой­ство об­ще­ства. Че­ло­век ведь несо­вер­ше­нен, а тол­па под­вер­же­на лож­ным мне­ни­ям. Как пи­сал Пла­тон, «раз­нуз­дан­ность они на­зы­ва­ют сво­бо­дой, рас­пут­ство - ве­ли­ко­ле­пи­ем, наг­лость - про­све­щён­но­стью…» Пла­тон меч­тал об иде­аль­ном го­су­дар­стве, в ко­то­ром тор­же­ству­ет спра­вед­ли­вость. И ве­рил, что это воз­мож­но.

Че­ло­век же по сво­ей при­ро­де на­стро­ен кри­ти­че­ски, а на­до удо­воль­ствие по­лу­чать да­же от тя­жё­лой жиз­ни. Нам в те­ат­ре по­вез­ло - мы вы­ска­зы­ва­ем­ся спек­так­ля­ми. В об­ще­нии, в ра­бо­те нуж­но ис­кать гар­мо­нию, ина­че жить невоз­мож­но.

ЛЕ­НИН НА СЦЕНЕ

- Ваш те­атр пред­по­чи­та­ет клас­си­ку, а по­че­му не бе­рё­те пье­сы со­вре­мен­ных дра­ма­тур­гов?

- Бу­дет идея - бу­дут и со­вре­мен­ные пье­сы. Кста­ти, на­ши ре­жис­сё­ры са­ми про­яв­ля­ют ак­тив­ность. Ро­ман Га­б­риа дол­го со­би­рал ма­те­ри­ал для спек­так­ля «Лю­бовь и Ле­нин», в ко­то­ром дей­ству­ют Вла­ди­мир Ильич, На­деж­да Круп­ская и Инес­са Ар­манд. Та­кое вот исследование. Вы­пуск «сцен из эми­грант­ской жиз­ни» пла­ни­ру­ем в июне.

- Дав­нень­ко на пе­тер­бург­ской сцене не бы­ло Ле­ни­на! Ду­маю, спек­такль при­вле­чёт вни­ма­ние. И всё-та­ки те­ат­ры, де­ла­ю­щие став­ку на «со­вре­мен­ное ис­кус­ство», дей­ству­ют го­раз­до бо­лее эпа­таж­но и вы­зы­ва­ю­ще, чем «Ма­стер­ская». А ведь скан­да­лы в на­ше вре­мя при­но­сят из­вест­ность?

- Те­ат­ры долж­ны быть раз­ны­ми. Важ­но спо­кой­но ко все­му от­но­сить­ся, ни­ка­кие, да­же са­мые эпа­таж­ные спек­так­ли не за­кры­вать и не об­ре­зать. Мне лич­но по­ка боль­ше ком­форт­но в том, в чём дав­но жи­ву, - в клас­си­ке.

- А по­мог­ло вам это по­гру­же­ние в клас­си­ку разо­брать­ся в че­ло­ве­че­ской на­ту­ре?

- Мы мо­жем по­нять, чем че­ло­век жи­вёт, во что ве­рит, чем ды­шит, ка­кая сре­да его окру­жа­ет, но это­го недо­ста­точ­но. Ка­жет­ся, что вот уж по по­ступ­кам мож­но че­ло­ве­ка по­нять, но и тут нетруд­но оши­бить­ся.

Важ­но в лю­бых си­ту­а­ци­ях со­хра­нить в се­бе лю­бовь и оправ­да­ние че­ло­ве­ка.

Но в жиз­ни про­ис­хо­дит стран­ное: лю­ди не жи­вут, а ру­га­ют­ся. При­зы­ваю всех: «У нас же од­на жизнь, бу­дем жить веч­ным, мень­ше ру­гать­ся, а боль­ше осмыс­лять. Ес­ли мы са­ми ста­нем луч­ше, то и мир из­ме­нит­ся к луч­ше­му».

- Мне да­же ка­жет­ся, что лю­бовь и доб­ро­та по­мо­га­ют со­хра­нять мо­ло­дость. И - та­лант.

- Мне дав­но за­па­ла в ду­шу фра­за пи­са­те­ля Юрия Три­фо­но­ва: «Ко­гда ис­ся­ка­ет доб­ро­та, ис­че­за­ет та­лант».

ТО­ВА­РИ­ЩЕ­СТВО

УХО­ДИТ?

- В сен­тяб­ре ва­ше­му те­ат­ру ис­пол­нит­ся пять лет. Вспо­ми­наю об этом ещё и по­то­му, что в со­вре­мен­ных усло­ви­ях со­зда­ние но­во­го те­ат­ра ка­жет­ся невоз­мож­ным. Вам то­гда по­вез­ло?

- В этом про­цес­се участ­во­ва­ли зна­ме­ни­тые ар­ти­сты, де­пу­та­ты, кри­ти­ки, Со­юз те­ат­раль­ных де­я­те­лей. То­гда все объ­еди­ни­лись, все под­пи­са­ли пись­мо к ру­ко­вод­ству го­ро­да.

- А не­дав­но вы ска­за­ли, что ат­мо­сфе­ра то­ва­ри­ще­ства, со­дру­же­ства ухо­дит из на­шей жиз­ни.

- Рань­ше жизнь бы­ла бо­лее раз­ме­рен­ная, а те­перь все спе­шат, ни у ко­го нет вре­ме­ни на об­ще­ние. Мир стал бо­лее стре­ми­тель­ным, ин­фор­ма­тив­ным, мы и отдыхаем ин­ди­ви­ду­аль­но, «по за­гра­ни­цам», а ко­гда­то лю­ди сво­бод­ных про­фес­сий со­би­ра­лись в сво­их до­мах твор­че­ства. При­об­ре­тая, мы что-то те­ря­ем, а те­ряя - при­об­ре­та­ем. Это за­кон.

Че­ло­ве­че­ский иде­а­лизм умень­ша­ет­ся, но хо­чет­ся ве­рить, что не окон­ча­тель­но, про­сто всё идёт по спи­ра­ли.

Ме­ня жизнь про­дол­жа­ет за­во­ра­жи­вать: как лю­ди оста­ют­ся людь­ми в са­мых труд­ных об­сто­я­тель­ствах? Они по­ни­ма­ют неспра­вед­ли­вость ми­ра, но жи­вут, в ос­нов­ном, до­стой­но. Я та­ки­ми людь­ми лю­бу­юсь.

КАК ЛЮ­ДИ ОСТА­ЮТ­СЯ ЛЮДЬ­МИ В СА­МОЕ ТРУД­НОЕ ВРЕ­МЯ?

Под­пись.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.