НЕВЕ­РУ­Ю­ЩИЙ

AiF Peterburg (St. Petersburg) - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - Вла­ди­мир ПОЛУПАНОВ

есть чем гор­дить­ся. Но от то­го, что мы этот по­двиг за­кле­и­ва­ем вра­ньём, гор­до­сти это не при­бав­ля­ет. Нас за­став­ля­ют гор­дить­ся тем, что мы по­те­ря­ли в этой войне 26,6 млн че­ло­век. А как этим мож­но гор­дить­ся? Сви­де­тель­ства о боль­ших по­те­рях - это сви­де­тель­ства без­гра­мот­но­сти во­ен­но­го ру­ко­вод­ства. Ко­му и ко­гда в го­ло­ву при­хо­ди­ло хва­стать­ся: да, я вы­иг­рал, но при этом по­те­рял в три ра­за боль­ше, чем про­тив­ник? Ни­ко­му. Вра­ньё ли­ша­ет на­род под­лин­но­го ве­ли­чия. По­то­му что, ес­ли ве­ли­чие сде­ла­но из вра­нья, это уже очень хруп­кая дрянь, за ко­то­рую всё вре­мя на­до бо­ять­ся, на­до всё вре­мя при­ни­мать за­ко­ны. По­то­му что вра­ньё на­до за­щи­щать. А прав­ду не нуж­но, по­то­му что её мож­но про­ве­рить. Увы, по при­ме­ру Вто­рой ми­ро­вой вой­ны и на­ше­го в ней уча­стия мы ви­дим, с ка­кой лёг­ко­стью мож­но на­врать вро­де бы о со­вер­шен­но про­ве­ря­е­мых ве­щах.

- Сколь­ко вра­нья и ма­раз­ма бы­ло во вре­мя со­вет­ско­го пе­ри­о­да, од­на­ко вы с пи­е­те­том го­во­ри­те про ре­во­лю­цию 1917 го­да. Где ло­ги­ка?

- Я го­во­рю о ней с пи­е­те­том, по­то­му что мне во­об­ще нра­вят­ся ка­та­клиз­мы. Они да­ют нам воз­мож­ность по­на­блю­дать и сде­лать очень неожи­дан­ные и важ­ные вы­во­ды о при­ро­де че­ло­ве­ка. Я от­но­шусь к это­му как ис­сле­до­ва­тель, как к боль­шо­му бэм­цу, ко­гда в ла­бо­ра­то­рии взры­ва­ет­ся сра­зу мно­го про­би­рок. При этом я по­ни­маю, что, ско­рее все­го, ре­во­лю­ция 1917 го­да бы­ла за­ко­но­мер­ным от­ве­том на всё, что про­ис­хо­ди­ло в Рос­сии. И её, кста­ти, де­ла­ли те са­мые ве­ру­ю­щие лю­ди, дру­гих про­сто не бы­ло.

Я по­ни­маю, что по­след­ний рус­ский царь Ни­ко­лай II за­слу­жил свою страш­ную судь­бу. По­то­му что нель­зя про­сто так рас­стре­лять 350 без­оруж­ных че­ло­век ( - Ред.) на ули­цах сво­ей сто­ли­цы - ста­рух, ста­ри­ков, де­ти­шек - и не ока­зать­ся в под­ва­ле Ипа­тьев­ско­го до­ма. Ес­ли бы у него хва­ти­ло моз­гов по­ве­сить­ся или от­речь­ся на сле­ду­ю­щее утро по­сле Кро­ва­во­го вос­кре­се­нья, то его се­мья бы не по­стра­да­ла. А так се­мья его по­па­ла в этот жут­кий обо­рот ме­сти, ко­то­рый, в об­щем, был в от­но­ше­нии Ни­ко­лая аб­со­лют­но пра­во­ме­рен, с мо­ей точ­ки зре­ния. Го­во­рят, он не знал, он был в Цар­ском Се­ле. Но ес­ли он яв­ля­ет­ся Вер­хов­ным глав­но­ко­ман­ду­ю­щим и не зна­ет, что у него на ули­цах рас­стре­ли­ва­ют лю­дей, то он иди­от. А ес­ли он знал, то он пре­ступ­ник. Вся идео­ло­гия, вся си­сте­ма жиз­ни Рос­сии до 1917 го­да бы­ла на­столь­ко лжи­вой и уни­зи­тель­ной для че­ло­ве­ка, что в ка­кой-то мо­мент у это­го бес­ко­неч­но по­кор­но­го на­ро­да лоп­ну­ло тер­пе­ние. Мы же не хо­тим ждать и эво­лю­ци­о­ни­ро­вать, как Ев­ро­па. Нам, как все­гда, неко­гда. По­это­му куч­ка ка­ких-то та­лант­ли­вых про­хин­де­ев ока­зы­ва­ет­ся во гла­ве го­су­дар­ства. Так что ре­во­лю­ция - шту­ка неиз­беж­ная.

РЕ­ВО­ЛЮ­ЦИЯ ГРЯ­ДЁТ

- И в бли­жай­шее вре­мя, су­дя по ва­шим пуб­ли­ка­ци­ям, нас она сно­ва ждёт. Ка­кие для это­го пред­по­сыл­ки?

- Пред­по­сыл­ки те же са­мые, ко­то­рые бы­ли в 1917-м. Рос­сия до­ка­за­ла, что все её неан­дер­таль­ские ком­плек­сы при ней и от неё мож­но, увы, ждать че­го угод­но. Ни­кто не бу­дет тер­петь в ком­му­наль­ной квар­ти­ре та­ко­го со­се­да, ко­то­рый то ко­стёр на пар­ке­те зажжёт, то пе­чень у ко­го-ни­будь вы­ре­жет в тем­но­те, то ещё что-ни­будь от­че­бу­чит. Я про­сто не по­ни­маю, как это бу­дут де­лать. Но, по ло­ги­ке, это­го не мо­жет не быть.

- Ре­во­лю­ция нам бу­дет на­вя­за­на извне?

- Во­об­ще все ре­во­лю­ции управ­ля­ют­ся извне. Про­сто в та­ком слу­чае их струк­ту­ра ме­нее уяз­ви­ма.

- Долж­но быть, и по СССР вы но­сталь­ги­ру­е­те?

- Я реп­ти­лия, по­это­му мне вся­че­ские но­сталь­гии несвой­ствен­ны. Я очень лю­бил Со­вет­ский Со­юз, был на­сто­я­щим сол­да­том им­пе­рии и драл­ся за неё до по­след­не­го, но при этом и ви­дел все недо­стат­ки. Это сей­час, ко­гда мы го­во­рим о яв­ном по­кой­ни­ке, я пы­та­юсь го­во­рить о нём ско­рее хо­ро­шо. Ко­неч­но, бы­ло чу­до­вищ­ное ко­ли­че­ство ма­раз­ма и неэф­фек­тив­но­сти, неле­по­сти. Всё, что по­стро­е­но на вра­нье, все­гда неле­по. Не- важ­но, что это: пра­во­сла­вие ли или со­ци­а­лизм-ле­ни­низм. То, что бу­дет по­стро­е­но на прав­де, на под­лин­ных по­треб­но­стях че­ло­ве­ка, бу­дет креп­ким, эф­фек­тив­ным и неуяз­ви­мым.

- Не бо­и­тесь, что за всё, что вы тут на­го­во­ри­ли, бу­де­те го­реть в ге­енне ог­нен­ной?

- Я неп­ло­хо пред­став­ляю се­бе кон­струк­цию Все­лен­ной и ми­ра. По­это­му не бо­юсь.

- И что, по-ва­ше­му, ждёт всех нас за по­ро­гом смер­ти?

- Нет ни­ка­ких ос­но­ва­ний все­рьёз об­суж­дать за­гроб­ные ве­щи. Ес­ли мы зна­ем, как устро­е­но мыш­ле­ние, со­зна­ние, то по­ни­ма­ем, что без фи­зи­че­ских но­си­те­лей в ви­де го­лов­но­го моз­га, ве­ге­та­тив­ной, цен­траль­ной нерв­ной си­стем ни­ка­кой за­гроб­ной жиз­ни су­ще­ство­вать не мо­жет. Да, че­ло­ве­ку ка­жет­ся ужас­ным, что он ухо­дит на­все­гда и по­сле него не оста­ёт­ся ни­че­го. Но с этим на­до сми­рить­ся.

40-80

МЛН ЧЕ­ЛО­ВЕК УНИ­ЧТО­ЖЕ­НО В ХХ ВЕ­КЕ.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.