ВЫ­БРО­СИТЬ ИЗ ИС­ТО­РИИ?

AiF Peterburg (St. Petersburg) - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - Еле­на ПЕТ­РО­ВА

«ГО­ВО­РЯТ, ЧТО ЕС­ЛИ ВЫ­БРО­СИТЬ ИЗ ИС­ТО­РИИ ВОЙ­НЫ, ТО НИ­ЧЕ­ГО НЕ ОСТА­НЕТ­СЯ. НО НА­ДО СДЕ­ЛАТЬ ВСЁ, ЧТО­БЫ ВОЙН НЕ БЫ­ЛО».

УВЛЕЧЬ ЧТЕ­НИ­ЕМ

- Ни­ко­лай Ни­ко­ла­е­вич, в Пе­тер­бур­ге от­кры­ва­ет­ся Меж­ду­на­род­ный книж­ный са­лон. Од­на из тем встреч пи­са­те­лей и чи­та­те­лей - кни­ги о войне. В на­шем го­ро­де в честь 70-летия По­бе­ды вы­хо­дит се­рия «Пи­са­те­ли на войне, пи­са­те­ли о войне», посвящённая не толь­ко Ве­ли­кой Оте­че­ствен­ной, но и всем «го­ря­чим точ­кам» ХХ ве­ка. Вы - ав­тор кни­ги «Вер­нуть­ся жи­вым» о войне в Аф­га­ни­стане, ча­сто вы­сту­па­е­те пе­ред школь­ни­ка­ми. Что они зна­ют о Ве­ли­кой Оте­че­ствен­ной, об Аф­ган­ской, чи­та­ют ли о них?

- Дей­стви­тель­но, пе­ред школь­ни­ка­ми, в ос­нов­ном млад­ших клас­сов, я вы­сту­паю 250 раз в го­ду. Да­же о Ве­ли­кой Оте­че­ствен­ной войне де­ти зна­ют ма­ло. Кни­ги мог­ли бы по­мочь, это я по се­бе сужу: в дет­стве чи­тал мно­го ис­то­ри­че­ской ли­те­ра­ту­ры. На­до бы обя­за­тель­но вне­сти в школь­ную про­грам­му «Про­кля­ты и уби­ты» Аста­фье­ва, про­из­ве­де­ния Вик­то­ра Не­кра­со­ва, Гри­го­рия Ба­кла­но­ва, Вя­че­сла­ва Кон­дра­тье­ва, Бо­ри­са Ва­си­лье­ва, Вик­то­ра Ку­роч­ки­на и дру­го­го на­ше­го пе­тер­бург­ско­го пи­са­те­ля Ни­ко­лая Никулина, с кни­ги ко­то­ро­го «Вос­по­ми­на­ния о войне» и на­ча­лась се­рия «Пи­са­те­ли на войне, пи­са­те­ли о войне». У кни­ги был ги­гант­ский по на­ше­му вре­ме­ни ти­раж - 17 ты­сяч, он разо­шёл­ся за ме­сяц, и пла­ни­ру­ет­ся но­вый ти­раж! Счи­таю, что луч­шая кни­га о войне - сол­дат­ская «На За­пад­ном фрон­те без пе­ре­мен» Ре­мар­ка.

Цель мо­их вы­ступ­ле­ний - при­влечь де­тей к чте­нию. Пять лет мы про­во­ди­ли ли­те­ра­тур­ные ма­ра­фо­ны по Ле­нин­град­ской об­ла­сти, по 30 дней вы­сту­па­ли в шко­лах, биб­лио­те­ках, это был празд­ник. День­ги да­ва­ли спон­со­ры, экс-ви­це-гу­бер­на­тор Ле­нин­град­ской об­ла­сти пи­са­тель Гри­го­рий Двас. По­том дви­же­ние за­глох­ло, но те­перь го­су­дар­ство обе­ща­ет вы­де­лить сред­ства, и на осень сно­ва есть пла­ны ма­ра­фо­нов.

- А как вос­при­ни­ма­ют де­ти рас­сказ о войне в Аф­га­ни­стане?

- Я уже на­учил­ся об­щать­ся с ре­бя­та­ми. Не толь­ко рас­ска­зы­ваю, но и по­ка­зы­ваю оско­лок, ко­то­рый ме­ня не убил, пу­лю от пу­ле­мё­та. Прав­да, во­про­сы задают ещё те, к при­ме­ру: «Сколь­ко вы лю­дей уби­ли?»

С детьми мне ин­те­рес­нее, чем с пен­си­о­не­ра­ми, ко­то­рых вол­ну­ет, в ос­нов­ном, по­ли­ти­ка. А ещё школь­ни­ки книж­ки по­ку­па­ют, а взрос­лые - нет. Неко­то­рые ре­бя­та го­во­рят, что при­не­сут то­мик в по­да­рок па­пе.

- Как по­лу­чи­лось, что вы, на­чав с «взрос­лых» книг о войне, ста­ли пи­сать и дет­ские?

- Моя млад­шая доч­ка, ко­гда по­шла в пер­вый класс, ска­за­ла: «Па­па ты пи­шешь вся­кую ерун­ду, по­чи­тать нече­го, на­пи­ши дет­скую книж­ку, то­гда пой­му, что ты хо­ро­ший ав­тор». Я на­пи­сал рас­ска­зик, про­чла: «Вот ви­дишь, у те­бя по­лу­ча­ет­ся, ты мо­жешь стать на­сто­я­щим пи­са­те­лем». Пи­сал ска­зоч­ные по­ве­сти че­ты­ре го­да, и те­перь уже вы­шло несколь­ко дет­ских книг… У нас в го­ро­де ты­ся­ча пи­са­те­лей, а для де­тей пи­шут лишь при­мер­но трид­цать ав­то­ров.

ПИ­РА­ТЫ XXI ВЕ­КА

- Прав­да, что о пи­ра­тах вы зна­е­те не толь­ко из ис­то­рии, а - как это ни стран­но зву­чит - встре­ча­лись с ни­ми и в на­ши дни?

- Да, вот уже пять лет охра­няю ко­раб­ли от пи­ра­тов в Ин­дий­ском оке­ане. Это у ме­ня та­кая под­ра­бот­ка.

Там вой­на в прин­ци­пе уже за­кон­чи­лась. Рань­ше пи­ра­тов - а это в ос­нов­ном со­ма­лий­цы - бы­ло очень мно­го, те­перь на­ве­ли по­ря­док: часть пе­ре­би­ли, при­мер­но пол­то­ры ты­ся­чи си­дит по тюрь­мам. Спон­со­ры из Эми­ра­тов на­вер­бо­ва­ли в ЮАР быв­ших по­ли­цей­ских, на­бра­ли со­ма­лий­цев и со­зда­ли ба­та­льон бе­ре­го­вой охра­ны - за­чи­сти­ли по­бе­ре­жье. Но вско­ре их пе­ре­ста­ли фи­нан­си­ро­вать - рас­пу­сти­ли. В Аден­ском за­ли­ве дей­ству­ют во­ен­ные ко­а­ли­ци­он­ные силы, по­сто­ян­но при­мер­но два­дцать ко­раб­лей. На все су­да со­про­вож­де­ния не хва­та­ет, и на каж­дое граж­дан­ское суд­но са­дит­ся охра­на, лю­ди из раз­ных стран, в этом биз­не­се око­ло двух­сот фирм. Так что ста­ло спо­кой­но, тре­тий год - ни од­но­го за­хва­та. Но всё рав­но охра­на есть, по­то­му что сто­ит част­ной охране и фло­ту уй­ти - пи­ра­ты вер­нут­ся. К су­дам, на ко­то­рых я был, мор­ские раз­бой­ни­ки па­ру раз под­хо­ди­ли, про­во­ци­ро­ва­ли, но мы стреляли в воз­дух, и они уби­ра­лись.

- На­сколь­ко для вас, как для пи­са­те­ля, ва­жен лич­ный жиз­нен­ный опыт?

- Да без него я ни­че­го бы не на­пи­сал. А так мне есть о чём рас­ска­зать. По­сле окон­ча­ния во­ен­но­го учи­ли­ща я год от­слу­жил в Турк­ме­ни­стане, а по­том на­пи­сал ра­порт, что­бы от­пра­ви­ли в Аф­га­ни­стан. За­чем? Ко­гда же­на так спро­си­ла, я от­ве­тил: «Что­бы ни­кто не ска­зал, что я от­си­жи­вал­ся за чу­жи­ми спи­на­ми». - «Да кто ска­жет? А да­же ес­ли бы и ска­за­ли, ну и что?» - «И всё-та­ки, что­бы ни­кто не мог ме­ня упрек­нуть».

Ко­неч­но, по­рой ко­гда полз на вер­ши­ну хреб­та с гру­зом два­дцать-трид­цать ки­ло­грам­мов, и жа­ра невы­но­си­мая, и пить охо­та, и го­ло­да­ешь, си­дя в горах, и гряз­ный - за­ду­мы­вал­ся: и за­чем мне это всё?! В ито­ге про­во­е­вал два го­да в рей­до­вом ба­та­льоне - участ­во­вал в со­ро­ка двух бо­е­вых опе­ра­ци­ях. Ра­нен не был, толь­ко кон­ту­зи­ло. Но пи­сать на­чал не от то­го, что кон­ту­зи­ло (

- Вас ведь два­жды пред­став­ля­ли к зва­нию Ге­роя Со­вет­ско­го Со­ю­за?

- По­лу­чил два ор­де­на Крас­ной Звезды и ме­да­ли. Как по­шу­тил мой то­ва­рищ сер­жан­траз­вед­чик Ви­та­лий Лы­сак: «Зам­по­лит дол­жен быть Ге­ро­ем Со­вет­ско­го Со­ю­за толь­ко по­смерт­но».

- Есть та­кое мне­ние, что ес­ли убрать вой­ны, то в ис­то­рии ни­че­го не оста­нет­ся.

- Дей­стви­тель­но, че­ло­ве­че­ство по­сто­ян­но се­бя ис­треб­ля­ет. На­до не до­во­дить до вой­ны, сде­лать всё, что­бы её не бы­ло! И из­жить шап­ко­за­ки­да­тель­ские на­стро­е­ния.

Счи­та­ет­ся, что на войне ис­пы­ты­ва­ют но­вое ору­жие, лю­ди учат­ся во­е­вать. Это так, но вот мы, «аф­ган­цы», де­мо­би­ли­зо­ва­лись, а ко­гда на­ча­лась Чеч­ня, при­шлось всё на­чи­нать с ну­ля.

Пат­ри­о­тизм, на мой взгляд, это не «ура!» Сде­лай­те до­ро­ги, по­строй­те боль­ни­цы, улуч­ши­те жизнь лю­дей... Я жи­ву в Сер­то­ло­во, где на­се­ле­ние - 50 ты­сяч че­ло­век. А боль­ни­цы нет, в по­ли­кли­ни­ке не оста­лось спе­ци­а­ли­стов, од­ни те­ра­пев­ты, раз­бе­жа­лись из-за ма­лень­кой зар­пла­ты. Ни­ка­кой ап­па­ра­ту­ры.

За строительство боль­ни­цы я со­брал пол­то­ры ты­ся­чи под­пи­сей и от­вёз Д. Мед­ве­де­ву. По­сле это­го «на­вер­ху» ска­за­ли - на­до! Про­ек­ты и про­жек­ты. Но вот уже де­вять лет про­шло, но ни­че­го не де­ла­ет­ся. Од­ни обе­ща­ния.

НИ­ЧТО НЕ ЗА­БЫ­ТО?

- В пред­две­рии юби­лея По­бе­ды вы­шло не­ма­ло филь­мов о войне. На­сколь­ко, на ваш взгляд, они прав­ди­вы?

- Мно­го фаль­ши да­же в де­та­лях. Ак­те­ры хо­лё­ные, от­корм­лен­ные. Не знаю, что ду­ма­ют во­ен­ные кон­суль­тан­ты: смот- ришь - на экране бой­цы и офи­це­ры бе­гут в ата­ку с ор­де­на­ми и ме­да­ля­ми. Но на­гра­ды и до­ку­мен­ты остав­ля­ли в шта­бе или у стар­ши­ны ро­ты в обо­зе!

Или: ге­рой на­жал на спус­ко­вой крю­чок - и па­да­ют де­сят­ки вра­гов, ки­нул гра­на­ту - ку­ча тру­пов. На са­мом де­ле в бою - я го­во­рю об Аф­га­ни­стане - ре­аль­но на каж­до­го уби­то­го в бою аф­ган­ца - уби­тый наш. А то и ху­же. Они же у се­бя до­ма во­е­ва­ли, из за­сад стреляли. А бро­сил ав­то­мат, взял мо­тыгу - ты уже кре­стья­нин. Аф­ган­цы с дет­ства с ору­жи­ем в ру­ках. Ка­кто ко мне по­до­шёл маль­чиш­ка из от­ря­да са­мо­обо­ро­ны и че­рез пе­ре­вод­чи­ка спро­сил: «Ты хо­ро­шо стре­ля­ешь?» - «Хо­ро­шо». - «В боль­шой ка­мень на горе по­па­дёшь?» А до го­ры мет­ров 400, я и кам­ня-то это­го не ви­жу, но го­во­рю, что по­па­ду, он го­во­рит: «Я то­же в него по­па­даю», а ему лет 12 и ни­че­му кро­ме как стре­лять в жиз­ни не учил­ся. Наш мо­ло­дой сол­дат был сла­бо под­го­тов­лен к той войне: жа­ра, тя­жё­лая гор­но-пу­стын­ная мест­ность, «зе­лён­ка». Эпи­де­мии ин­фек­ци­он­ных за­бо­ле­ва­ний вы­ка­ши­ва­ли на­ши ча­сти! Мож­но ска­зать, что пи­сать я на­чал по­то­му, что ду­ша бо­ле­ла за дру­зей, ко­то­рые по­гиб­ли.

- В ми­ре всё чёт­че про­яв­ля­ет­ся тен­ден­ция к пе­ре­смот­ру ито­гов войн. История ни­че­му не учит?

- Ито­ги Вто­рой ми­ро­вой стре­мят­ся пе­ре­смот­реть и у нас, и на За­па­де. Вновь на­чи­на­ем за­ни­жать свои бо­е­вые по­те­ри, ру­гать со­юз­ни­ков, а те в от­вет иг­но­ри­ру­ют наш ос­нов­ной вклад в По­бе­ду. Да и с но­вей­ши­ми вой­на­ми глу­по­сти тво­рим - ста­ли раз­да­вать­ся го­ло­са, что­бы при­знать пра­виль­ной вой­ну в Аф­га­ни­стане. А ведь ещё в 1989 го­ду бы­ло ре­ше­ние о её по­ли­ти­че­ском и мо­раль­ном осуж­де­нии. Вот и ду­май­те, че­му и как учит история.

Ни­кто не за­быт? Ни­что не за­бы­то? Хо­чу ска­зать о сай­те Ми­ни­стер­ства обо­ро­ны о во­и­нах, по­гиб­ших в Ве­ли­кую Оте­че­ствен­ную вой­ну. О сво­ём де­де Илье Ва­си­лье­ви­че Вол­же­нине я на­шёл дан­ные, ко­то­рые мы и так зна­ли: при­зван 3 но­яб­ря 1941 г. и по­гиб 25 фев­ра­ля 1942 г. Ни но­ме­ра по­ле­вой по­чты, ни где по­гиб, ни где по­хо­ро­нен. Ни­че­го! По­сле вой­ны про­шло уже 70 лет, но ра­но го­во­рить, что «ни­кто не за­быт».

В ВО­ЕН­НЫХ ФИЛЬ­МАХ МНО­ГО ФАЛЬ­ШИ.

По­сле вой­ны про­шло 70 лет, но про­бе­лов всё ещё мно­го.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.