ПРО­СТО БЫТЬ ЧЕ­ЛО­ВЕ­КОМ

AiF Peterburg (St. Petersburg) - - РЕКЛАМА -

ОСТ­РЫЙ РАЗ­ГО­ВОР

- Алек­сандр, бит­ком за­би­тый зал, ова­ции - та­кой ажи­о­таж и в луч­ших ев­ро­пей­ских за­лах не ча­сто уви­дишь. А тут Ка­зань.

- Преж­де все­го, в этом за­слу­га На­та­на Рах­ли­на, ко­то­рый 50 лет на­зад со­здал этот ор­кестр. Про­сто так зал не со­бе­рёшь - пуб­ли­ка пе­сту­ет­ся по­ко­ле­ние за по­ко­ле­ни­ем.

Второе - за ро­яль в этот ве­чер сел Ми­ха­ил Плет­нёв. Та­ин­ствен­ный, за­кры­тый. По боль­шо­му счё­ту, его един­ствен­ная лю­бовь - это му­зы­ка. Плет­нёв от­стра­нён от этой мир­ской су­е­ты, и это слыш­но в его иг­ре.

ЧТО­БЫ ВЫ­ЖИТЬ

- В XIX в. в Рос­сии ме­це­на­ты - куп­цы, про­мыш­лен­ни­ки - со­дер­жа­ли по­этов, ху­дож­ни­ков, му­зы­кан­тов. Я сла­бо пред­став­ляю, что­бы Аб­ра­мо­вич по­звал в свои уго­дья мо­ло­дых ху­дож­ни­ков или Век­сель­берг от­дал бы ва­ше­му ор­кест­ру особ­няк под ре­пе­ти­ци­он­ную ба­зу. Что же зна­ли те лю­ди, вы­шед­шие из «ла­пот­ной Ру­си», и не зна­ют эти, име­ю­щие ди­пло­мы луч­ших за­пад­ных уни­вер­си­те­тов?

- От­ча­сти то­гда это бы­ло модно - быть не толь­ко успеш­ным, бо­га­тым, но и быть про­све­ти­те­лем. Быть доб­ро­по­ря­доч­ным граж­да­ни­ном - по­мо­гать бед­ным. По-на­сто­я­ще­му по­мо­гать. И про­све­щать. Что­бы имен­но ты при­нёс в Рос­сию ка­кие-то но­вин­ки из Ев­ро­пы. Ев­ро­па пе­ре­жи­ва­ет бум ита­льян­ской опе­ры - и в Москве Морозов от­кры­ва­ет част­ную опе­ру, где ди­ри­жи­ро­вал Рах­ма­ни­нов и пел Ша­ля­пин.

Плюс ими дви­гал ин­стинкт са­мо­со­хра­не­ния - и от­дель­но­го че­ло­ве­ка, и на­ро­да в це­лом. Лю­ди, об­ла­да­ю­щие огром­ны­ми ма­те­ри­аль­ны­ми воз­мож­но­стя­ми, се­год­ня по­рой те­ря­ют по­ни­ма­ние, что про­ис­хо­дит во­круг и чем это чре­ва­то. Им хо­ро­шо - и лад­но. Но, ко­гда лю­ди пе­ре­ста­ют за­ду­мы­вать­ся о про­ис­хо­дя­щем, они вплот­ную под­хо­дят к чер­те, по­сле ко­то­рой - крах! По­то­му что, ес­ли мы се­год­ня не за­бо­тим­ся о раз­ви­тии куль­ту­ры, зав­тра мы бу­дем иметь де­ло с об­ще­ством, го­то­вым ко все­му, че­му угод­но, но толь­ко не к со­зи­да­нию.

- Ну да, они вкла­ды­ва­лись, про­све­ща­ли. И в 1913-м Рос- сия бы­ла в ми­ро­вых ли­де­рах. А в 1917-м всё ух­ну­ло в тар­та­ра­ры.

- Это как раз под­твер­жде­ние те­зи­са о том, что мож­но очень дол­го стро­ить, а по­том рас­сла­бить­ся и об­на­ру­жить, что за пять ми­нут всё раз­ру­ши­лось. Ужас се­го­дняш­не­го дня в том, что лю­ди это­го не по­ни­ма­ют. Это же са­мое про­стое, что мож­но сде­лать, - раз­ва­лить. Го­раз­до труд­нее об­ра­зо­вы­вать - се­бя и близ­ких, при­нуж­дать к тру­ду, быть чест­ным. Очень тя­же­ло осо­зна­вать, что со­зи­да­ние не при­но­сит мгно­вен­но­го ре­зуль­та­та - для это­го тре­бу­ет­ся тер­пе­ние. Имен­но это­му ро­ди­те­ли долж­ны учить де­тей - тер­пе­нию и уме­нию чест­но ра­бо­тать.

- У вас уже 3 го­да идёт про­грам­ма «Уро­ки му­зы­ки с ор­кест­ром». Вы за­ме­ча­е­те, как ме­ня­ют­ся де­ти, ко­то­рые к вам при­хо­дят?

- Что вы! Для это­го долж­но прой­ти не 3, а 23 го­да! Это как раз тот са­мый слу­чай дол­го­сроч­ных ин­ве­сти­ций. И пло­ды на­ших тру­дов мы уви­дим, ко­гда эти де­ти при­дут в фи­лар­мо­нию уже со сво­и­ми детьми, что­бы по­но­сталь­ги­ро­вать о том, как их, ма­лень­ких, при­во­ди­ли сю- да, в Боль­шой зал, на­силь­но. И где они, са­ми то­го не по­ни­мая, по­лу­ча­ли энер­ге­ти­че­скую под­пит­ку.

- Хо­ро­шо, а в Ев­ро­пе или на Во­сто­ке - там эти дол­го­сроч­ные ин­ве­сти­ции в про­све­ще­ние сра­ба­ты­ва­ют?

- В кон­це 80-х я учил­ся на во­ен­но-ди­ри­жёр­ском фа­куль­те­те. То­гда уже на­ча­лась от­те­пель и раз­ре­ши­ли го­во­рить, а как там, у них. К нам на фа­куль­тет при­е­хал ди­пло­мат, и нам, бу­ду­щим офи­це­рам Со­вет­ской ар­мии, рас­ска­зы­вал, как на фа­куль­те­тах ме­недж­мен­та в луч­ших уни­вер­си­те­тах ФРГ, Японии и дру­гих «про­кля­тых ка­пи­та­ли­сти­че­ских стран» сту­ден­тов на­силь­но за­став­ля­ют слу­шать клас­си­че­скую му­зы­ку.

На дво­ре 2015-й. По­смот­ри­те, ку­да за это вре­мя ушли экономика и на­у­ка там и что про­ис­хо­дит у нас. У нас спут­ни­ки па­да­ют, а у них ро­бо­ты ор­кест­ра­ми ди­ри­жи­ру­ют - я сво­и­ми гла­за­ми ви­дел, как в Японии ро­бот ди­ри­жи­ро­вал «Ше­хе­ре­за­дой». Да, это цир­ко­вой но­мер. Но ведь это­го ро­бо­та кто-то дол­жен был раз­ра­бо­тать и сде­лать. Вот и от­вет на во­прос, ра­бо­та­ют ли дол­го­сроч­ные ин­ве­сти­ции в об­ра­зо­ва­ние.

СКРИП­КА КАК ОРУ­ЖИЕ

- По­сле кон­цер­та вы так дру­же­ски по­здрав­ля­ли му­зы­кан­тов. Но как мож­но дер­жать в ра­бо­чем со­сто­я­нии та­кой боль­шой кол­лек­тив и при этом быть доб­рым?

- А я во­об­ще не доб­рый! Это мы по­сле кон­цер­та мо­жем об­нять­ся, я мо­гу по­здра­вить му­зы­кан­тов с хо­ро­шей иг­рой. А на ре­пе­ти­ци­ях... Это же как в хок­кее или в фут­бо­ле: ты вы­ра­ба­ты­ва­ешь в лю­дях уме­ние де­лать своё де­ло с пол­ной от­да­чей. Для это­го со­вер­шен­но необя­за­тель­но кри­чать и швы­рять но­ты. Вез­де свои ме­то­ди­ки - у нас по­рой взгля­дом мож­но уни­что­жить че­ло­ве­ка, рас­пи­лить по­по­лам.

- А кра­си­вые му­зы­кант­ши име­ют некие пре­иму­ще­ства пе­ред осталь­ны­ми?

- Нет! Я аб­со­лют­но уве­рен, что по­доб­ные ис­то­рии по­том аук­нут­ся. Цель­ность - она долж­на быть во всём, в том чис­ле и в от­но­ше­ни­ях с людь­ми. И, ес­ли ты в чём-то идёшь про­тив нрав­ствен­ных за­ко­нов, это уда­рит по­том по те­бе са­мо­му. Рас­ска­жу ис­то­рию - в чём­то свет­лую, в чём-то груст­ную. К нам об­ра­ти­лась де­вуш­ка из До­нец­ка. Она ис­ка­ла ме­сто в рос­сий­ском ор­кест­ре. Пре­крас­ная скри­пач­ка, за­кон­чи­ла Львов­скую кон­сер­ва­то­рию, иг­ра­ла в опе­ре в До­нец­ке. Сей­час там, по­нят­но, вся­кое твор­че­ство за­кон­чи­лось. Тем не ме­нее к ней мы от­нес­лись так же, как от­но­сим­ся ко всем пре­тен­ден­там, - про­слу­ша­ли. Так как са­мый глав­ный прин­цип у нас не внеш­ность и не жиз­нен­ные труд­но­сти, а про­ф­при­год­ность.

- А ко­гда че­ло­век не со­от­вет­ству­ет, тя­же­ло ему по­ка­зать на дверь? - Та­ких в ор­кест­ре уже нет - кто не тя­нет. От­се­я­лись за про­шед­шие 5 лет. Бо­лее то­го, бы­ли те, кто 3 го­да на­зад ещё тя­нул, а 2 го­да на­зад - уже нет. Но у нас кон­трак­ты с му­зы­кан­та­ми и со мной за­клю­ча­ют­ся на год. Я не де­лаю спе­ци­аль­ных про­слу­ши­ва­ний, му­зы­кан­ты не ра­бо­та­ют в со­сто­я­нии стрес­са. Но че­рез кон­церт­мей­сте­ров я всё вре­мя от­сле­жи­ваю их под­го­тов­ку.

Ес­ли че­ло­век в те­че­ние го­да вы­да­ёт «жид­кие» по­ка­за­те­ли, мы про­сто не про­дле­ва­ем с ним кон­тракт. Ес­ли му­зы­кант об­ле­нил­ся, де­гра­ди­ру­ет, что с ним ещё де­лать? У ор­кест­ра огром­ный ре­пер­ту­ар, му­зы­кан­там неко­гда не то что ин­три­го­вать - они ед­ва успе­ва­ют учить но­вые но­ты. И в та­ком бе­ше­ном тем­пе мы жи­вём уже 5 лет. Так что те­перь все на­тре­ни­ро­ван­ные, как хо­ро­шая вой­ско­вая часть - та­кой спец­наз. Обу­чен­ный. Дис­ци­пли­ни­ро­ван­ный. Сы­тый. И ору­жие у них стре­ля­ет. Я им го­во­рю: «Ре­бя­та, ваш ин­стру­мент - это ва­ше ору­жие». Ес­ли оно не иг­ра­ет, зна­чит, вас убьёт че­ло­век по ту сто­ро­ну фрон­та.

Вот та­ким спо­со­бом мы и дер­жим­ся.

НАМ НЕ ДО ИН­ТРИГ  НАМ РА­БО­ТАТЬ НА­ДО!

Юлия ШИГАРЕВА,

Ка­зань - Москва

Ма­эст­ро Ми­ха­и­ла Плет­нё­ва (сле­ва) и ди­ри­жё­ра Алек­сандра Слад­ков­ско­го пуб­ли­ка дол­го не от­пус­ка­ла со сце­ны.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.