СТРА­ТЕ­ГИЯ ЧУ­ДА

AiF Peterburg (St. Petersburg) - - РЕКЛАМА - Кон­стан­тин КУД­РЯ­ШОВ

НЕТ - ОР­ДЕ

Впро­чем, с недав­них пор ста­ло хо­ро­шим то­ном до­бав­лять к это­му иное. Де­скать, князь, вме­сто то­го что­бы объ­еди­нить­ся с нем­ца­ми и всей Ев­ро­пой про­тив Ор­ды, пред­по­чёл пре­смы­кать­ся пе­ред ди­ки­ми степ­ня­ка­ми.

Это про­из­во­дит впе­чат­ле­ние. Осо­бен­но ес­ли не знать, как се­бя по­ве­ла та са­мая Ев­ро­па пе­ред ли­цом мон­голь­ско­го втор­же­ния. А по­ве­ла она се­бя тра­ди­ци­он­но трус­ли­во. Вот «до­стой­ней­ший из до­стой­ных», им­пе­ра­тор Свя­щен­ной Рим­ской им­пе­рии Фри­дрих II. Мон­го­лы да­же не по­до­шли к его гра­ни­цам, а он по­до­бо­страст­но пи­шет Ба­тыю: «Бу­дучи зна­то­ком со­ко­ли­ной охо­ты, я мог бы стать со­коль­ни­чим при дво­ре Ва­ше­го Ве­ли­че­ства».

И кто же пре­смы­кал­ся? Ев­ро­пей­цы, ко­то­рые го­то­вы бы­ли лечь при од­ном име­ни мон­го­лов? Или Алек­сандр, ко­то­рый ярост­но и жёст­ко тор­го­вал­ся с Ор­дой и одер­жал впе­чат­ля­ю­щую ди­пло­ма­ти­че­скую по­бе­ду?

Об этой сто­роне де­я­тель­но­сти кня­зя го­во­рят неча­сто. И со­вер­шен­но на­прас­но.

Кро­ме обыч­ной да­ни Орда тре­бо­ва­ла ещё и «на­лог кро­вью». Мо­ло­ды­ми муж­чи­на­ми, ко­то­рых за­би­ра­ли на во­ен­ную служ­бу. И Русь уже ис­пы­та­ла это на се­бе - несколь­ко на­ших пол­ков штур­мо­ва­ли Пе­кин в со­ста­ве ар­мии Ху­би­лай-ха­на. До­мой не вер­нул­ся ни­кто.

Ес­ли бы так про­дол­жа­лось хо­тя бы пол­ве­ка, то Русь бы­ла бы вы­черк­ну­та из ре­аль­но­сти. Но тут вме­шал­ся Алек­сандр. Ко­гда в 1262 г. был объ­яв­лен на­бор рус­ских в вой­ско мон­го­лов, на этот раз для экс­пе­ди­ции в Пер­сию, князь по­ехал в Ор­ду. Про­вёл там бо­лее по­лу­го­да. И до­бил­ся сво­е­го. Хан Бер­ке на­все­гда осво­бо­дил рус­ских от «на­ло­га кро­вью». Од­но­го это­го бы­ло бы до­ста­точ­но для веч­ной бла­го­дар­но­сти Алек­сан­дру.

ОРИ­ЕН­ТА­ЦИЯ -

СЕ­ВЕР

Но бы­ли и дру­гие свер­ше­ния. В 1242 г., спу­стя все­го несколь­ко ме­ся­цев по­сле зна­ме­ни­той Чуд­ской бит­вы, ли­тов­ский князь Мин­довг, ре­шив, что рус­ские уста­ли, от­пра­вил в нов­го­род­ские зем­ли семь круп­ных от­ря- дов. Судьба их бы­ла неза­вид­ной. Быст­рый марш Алек­сандра, три сра­же­ния, дан­ные за три дня. И вот уже «но­во­го­род­ци ве­до­ша по­ло­на лит­вин­ско­го бес­чис­ла у хво­ста кон­ско­го». А ещё че­рез три го­да князь со­вер­шил ка­ра­тель­ный по­ход. И «Литва в страх впа­до­ша и ста­ла блю­сти­те­ся (осте­ре­гать­ся) од­но­го име­ни его».

Это обыч­ный ле­то­пис­ный штамп у мно­гих на­ро­дов. И тем не ме­нее в слу­чае с Алек­сан­дром - чи­стая прав­да. Так, уже зна­ко­мый с кня­зем и да­же по­ме­чен­ный его ко­пьём ярл Бир­гер в 1250 г. ре­шил за­крыть рус­ским путь к мо­рю и при­нял­ся стро­ить в устье ре­ки На­ро­вы кре­пость. Алек­сандр объ­явил дру­жин­ный сбор. И шве­ды, ед­ва за­слы­шав о при­го­тов­ле­ни­ях кня­зя, всё бро­си­ли, сры­ли укреп­ле­ния и бе­жа­ли во­сво­я­си.

Во­об­ще-то рус­ских бо­я­лись не про­сто так. До 1187 г. сто­ли­цей Шве­ции, са­мым бо­га­тым и важ­ным го­ро­дом бы­ла Сиг­ту­на. А по­сле ви­зи­та нов­го­род­цев от сто­ли­цы оста­лось пу­стое ме­сто и во­ро­та, ко­то­рые и по сей день сто­ят в Нов­го­ро­де. Вза­мен Сиг­ту­ны тот же не­уго­мон­ный Бир­гер ос­но­вал Сток­гольм - как обо­ро­ни­тель­но-на­сту­па­тель­ную ба­зу про­тив Ру­си.

И тут Алек­сандр по­ка­зал, что та­кое на­сто­я­щий стра­те­ги­че­ский ге­ний. Вме­сто то­го что­бы ту­по бить­ся в сте­ны но­вой сто­ли­цы, князь от­би­ра­ет са­мых стой­ких и про­ве­рен­ных бой­цов из Вла­ди­ми­ро-Суз­даль­ской зем­ли. И ве­дёт их по льду Фин­ско­го за­ли­ва стро­го на се­вер. Че­рез всю Фин­лян­дию. Она бы­ла не­дав­но за­во­ё­ва­на шве­да­ми, и их хроника хваст­ли­во об этом со­об­ща­ет: «Ту стра­ну, ко­то­рую мы при­ня­ли под се­бя, рус­ский князь, ско­рее все­го, по­те­рял». Рус­ская же ле­то­пись не хва­ста­ет. Про­сто со­об­ща­ет: «И бысть зол путь, не ви­да­ли ни дня, ни но­чи, но толь­ко тьма». Отва­жить­ся на бро­сок за По­ляр­ный круг зи­мой - это и сей­час за­да­ча нетри­ви­аль­ная. То­гда же - рав­но­силь­ная са­мо­убий­ству.

С чи­сто во­ен­ной точ­ки зре­ния по­ход очень стран­ный. Бо­ёв по­чти не бы­ло, не бы­ло и взя­тых кре­по­стей. С до­ро­ги рус­ско­го вой­ска все мест­ные жи­те­ли и швед­ские гар­ни­зо­ны про­сто раз­бе­га­лись, по­сколь­ку не мог­ли по­ве­рить в это бе­зу­мие.

Но по­ве­рить при­шлось. Не дав ни од­но­го сра­же­ния, од­ним толь­ко ма­нев­ром, князь Алек­сандр про­де­мон­стри­ро­вал, что рус­ские, ес­ли на­до, прой­дут вез­де и смо­гут всё. Его по­ня­ли очень хо­ро­шо: шве­ды осте­ре­га­лись на­ру­шать гра­ни­цы Ру­си на про­тя­же­нии чет­вер­ти ве­ка - срок по тем вре­ме­нам ги­гант­ский.

На­ше­го кня­зя ча­сто срав­ни­ва­ют с Алек­сан­дром Ма­ке­дон­ским. Да, что ка­са­ет­ся стра­те­гии чу­да, эти два пол­ко­вод­ца сто­ят друг дру­га. Но рус­ский Алек­сандр не стре­мил­ся к за­во­е­ва­ни­ям. Смысл сво­ей жиз­ни и кня­же­ско­го слу­же­ния он ви­дел в со­хра­не­нии Ру­си. И тем са­мым пол­но­стью оправ­дал имя, дан­ное при кре­ще­нии. Алек­сандр пе­ре­во­дит­ся как «За­щит­ник лю­дей».

3

КРУП­НЫЕ ПО­БЕ­ДЫ ЗА 3 ДНЯ МОГ ОДЕР­ЖАТЬ АЛЕК­САНДР.

Ре­про­дук­ция кар­ти­ны В. Вас­не­цо­ва (РИА Новости)

Бит­ва кня­зя Алек­сандра со шве­да­ми на Не­ве, по­сле ко­то­рой его и про­зва­ли Нев­ским.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.