ДЕ­ЛАЙ­ТЕ ГЛУ­ПО­СТИ!

AiF Peterburg (St. Petersburg) - - РЕКЛАМА - Еле­на ПЕТ­РО­ВА

ВМЕ­СТЕ СО ШТРАУСОМ

- Се­мён Те­одо­ро­вич, как воз­ник­ло ва­ше со­дру­же­ство с те­ат­ром и, мож­но ска­зать, с са­мим Ио­ган­ном Штраусом?

- Учи­ты­вая, что Штра­ус дав­но там, а я по­ка тут, «со­дру­же­ство» в пе­ре­нос­ном смыс­ле. Тьфу-тьфу-тьфу! Му­зы­ка «ко­ро­ля валь­сов» Штра­у­са вне вре­ме­ни, она за­ме­ча­тель­ная, а вот са­му ис­то­рию, сю­жет опе­рет­ты « Вен­ская кровь» те­атр ре­шил осо­вре­ме­нить и при­гла­си­ли ме­ня. Я сна­ча­ла за­пу­тал­ся в име­нах дей­ству­ю­щих лиц - кня­зя фон Ин­с­хайм-Гин­дель­ба­ха, ми­ни­стра Ройс-Шлайц-Грай­ца и дру­гих. По­том упро­стил име­на, из­ме­нил сю­жет, пе­ре­пи­сал ди­а­ло­ги. В те­ат­ре оста­лись до­воль­ны. Вик­тор Кри­во­нос на­пи­сал ли­хие сти­хо­твор­ные встав­ки. История во­де­виль­ная: муж­чи­на, же­на, лю­бов­ни­ца. Клас­си­че­ский рав­но­бед­рен­ный тре­уголь­ник. Прав­да, ге­рой - де­пу­тат, а у пуб­ли­ки к ним ин­те­рес осо­бый…

Сей­час за­кан­чи­ваю свою соб­ствен­ную пье­су, без Штра­у­са. Уже не пер­вая по­пыт­ка в дра­ма­тур­гии.

- На­сколь­ко я знаю, вы так­же ак­тив­но про­во­ди­те лет­ние твор­че­ские ве­че­ра в Те­ат­ре на Ва­си­льев­ском ост­ро­ве. Это уже тра­ди­ция?

- Тре­тий год вы­сту­паю там в бе­лые но­чи. Сле­ду­ю­щий ве­чер - 29 июня в 20 ча­сов. Учи­ты­вая, что Ва­си­льев­ский ста­но­вит­ся всё бо­лее недо­ступ­ным ост­ро­вом, на­до дать вре­мя до­брать­ся до те­ат­ра. На этих встре­чах чи­таю мно­го но­во­го. По­ми­мо чте­ния по­ка­жу ки­но­ка­пуст­ник, ко­то­рый моск­ви­чи сде­ла­ли к мо­е­му юби­лею.

- А в бе­лые но­чи гу­ля­е­те по го­ро­ду? Или вся ро­ман­ти­ка оста­лась в про­шлом?

- По­жа­луй, по­след­ний раз гу­лял но­чью, ко­гда уха­жи­вал за же­ной, лет со­рок на­зад. Ла­ри­са жи­ла на Кар­пов­ке, и я от­ту­да пеш­ком до­шёл до сво­е­го до­ма в Куп­чи­но. Ни­ка­ко­го так­си не бы­ло. Да и де­нег на так­си то­же.

С го­да­ми мы что-то при­об­ре­та­ем, но мно­гое и те­ря­ем. Пе­ре­ста­ём де­лать глу­по­сти. А это - са­мая боль­шая глу­пость! Во вре­ме­на мо­ей мо­ло­до­сти ве­че­ра­ми на ули­цах бы­ло пол­но на­ро­да, лю­ди гу­ля­ли, раз­го­ва­ри­ва­ли, сме­я­лись. По­то­му что те­ле­ви­зо­ров до­ма ни у ко­го не бы­ло. Мо­биль­ни­ки, Ин­тер­нет… да­же пред­ста­вить, что это та­кое, бы­ло нель­зя! Ре­сто­ра­нов ма­ло, же­ла­ю­щих мно­го. У две­рей все­гда воз­вы­шал­ся швей­цар. Ле­ген­дар­ная фи­гу­ра!

Пом­ню, как швей­цар не узнал Ха­за­но­ва, ко­то­рый уже был по­пу­ля­рен. Ге­на дол­го хо­дил взад-впе­рёд, де­мон­стри­руя про­филь и фас, по­ка кто-то не под­ска­зал швей­ца­ру, ко­го он не про­пус­ка­ет. И сра­зу рас­пах­ну­лись две­ри. Что мог­ло быть при­ят­нее: всех не пус­ка­ют, а вас - по­жа­луй­ста!

У НАС ВЕ­СЕ­ЛЕЕ

- Кто-то из древ­них ска­зал, что «пра­виль­но ра­до­вать­ся - есть уме­ние необ­хо­ди­мое и са­мое важ­ное для сво­бод­но­го че­ло­ве­ка». По­че­му же в об­ще­стве всё боль­ше хам­ства?

- Это оче­ред­ной от­сыл к куль­ту­ре. Сво­бод­ное от куль­ту­ры ме­сто тут же за­ни­ма­ет хам­ство. При­чём это не де­мон­стра­тив­ное по­ве­де­ние, а есте­ствен­ное. Как-то в «Ше­ре­ме­тье­во» в ав­то­бу­се, ко­то­рый под­во­зит лю­дей к са­мо­лё­ту, мо­ло­дой че­ло­век об­щал­ся с кем-то по мо­биль­но­му те­ле­фо­ну ис­клю­чи­тель­но ма­том. Я ему ска­зал: «Тут женщины, де­ти, за­чем же вы ма­том?» Па­рень был ис­кренне удив­лён: «Я же не с ни­ми раз­го­ва­ри­вал, я по те­ле­фо­ну! А вот под­слу­ши­вать некра­си­во!»

Я ред­ко ви­дел клас­си­че­ских ха­мов, всё-та­ки их еди­ни­цы, но за­ча­стую лю­ди непри­лич­но се­бя ве­дут, не по­до­зре­вая, что ко­му-то ме­ша­ют. Есть на­ро­ды за­ко­но­по­слуш­ные, а мы - за­ко­но­не­по­слуш­ные.

Вот ещё при­мер, уже из за­гра­нич­ной жиз­ни: на оке­ан­ском лайнере но­чью ра­бо­та­ет ка­зи­но, лю­ди раз­ных на­ци­о­наль­но­стей азарт­но иг­ра­ют. И вдруг гас­нет свет, всё за­кан­чи­ва­ет­ся. По­че­му?! Ока­зы­ва­ет­ся, до бе­ре­го­вой ли­нии оста­ёт­ся мень­ше трёх ки­ло­мет­ров, а ка­зи­но име­ет пра­во ра­бо­тать толь­ко в от­кры­том мо­ре. На­ши ту­ри­сты воз­му­ще­ны - да кто уви­дит в оке­ане но­чью, что до бе­ре­га три ки­ло­мет­ра! Нет, раз по ан­глий­ско­му за­ко­ну нель­зя - зна­чит, нель­зя! Ино­стран­цы спо­кой­но, хоть и в пе­ча­ли, разо­шлись по ка­ю­там.

Нет, к со­жа­ле­нию, у нас ве­се­лей!

УДИ­ВИТЬ­СЯ - ТРУД­НО

- Вы объ­ез­ди­ли, на­вер­ное, весь мир? До сих пор ин­те­рес­но?

- Я до­мо­сед. Это же­на ме­ня тас­ка­ет по ми­ру, за впе­чат­ле­ния ей от­дель­ное спа­си­бо. Вес­ной бы­ли в Пор­ту­га­лии. Из Лис­са­бо­на на ма­шине по­е­ха­ли в го­род Пор­то, при­чём от­ка­за­лись от на­ви­га­то­ра, по­сколь­ку не на­учи­лись им поль­зо­вать­ся. Ока­за­лось, что в Пор­ту­га­лии не го­во­рят не толь­ко по-русски, но и по-ан­глий­ски! К на­ше­му воз­му­ще­нию, толь­ко по-пор- ту­галь­ски. За­еха­ли в ка­кой-то го­ро­док, а са­ми тол­ком не зна­ем, где находимся. Тем­не­ет, хо­чет­ся есть, а кру­гом, как на­зло, од­ни пор­ту­галь­цы. Бро­си­ли ма­ши­ну, мрач­ные бре­дём по ули­це, и тут на­встре­чу идёт па­рень и раз­го­ва­ри­ва­ет по те­ле­фо­ну. Я слы­шу, как он по-русски кри­чит в труб­ку: «Фи­липп, или это глю­ки, или это Аль­тов!» Ки­ну­лись к нему, он по­ка­зал, где по­есть, и ку­да ехать даль­ше …

- А я не удив­ля­юсь, что этот че­ло­век вас узнал, по­то­му что с го­да­ми вы ма­ло ме­ня­е­тесь, хоть не­дав­но от­ме­ти­ли 70-лет­ний юби­лей. Что по­мо­га­ет со­хра­нить мо­ло­дость?

- Лю­бая воз­мож­ность и спо­соб­ность че­му-то ра­до­вать­ся - мо­ло­дит. А как толь­ко за­мы­ка­ешь­ся в се­бе, на­чи­на­ешь жить сво­и­ми бо­ляч­ка­ми, от­ри­ца­тель­ны­ми эмо­ци­я­ми - ста­ре­ешь. Врач дол­жен про­пи­сы­вать па­ци­ен­ту: «Вам нуж­но ра­до­вать­ся три ра­за в день!» - «Че­му!?» - «А это, па­ци­ент, уже ва­ши про­бле­мы, пи­люль та­ких нет».

- Из­вест­но, что че­ло­век дол­жен по­стро­ить дом, ро­дить сы­на, по­са­дить де­ре­во. На­сколь­ко я знаю, всё это вы ис­пол­ни­ли. А что ещё не сбы­лось?

- До недав­не­го вре­ме­ни оста­ва­лась меч­та - пой­мать круп­ную ры­бу. Мой са­мый боль­шой улов бы­ла щу­ка 3 ки­ло­грам­ма 200 грам­мов. А тут в Ис­па­нии мы пой­ма­ли 75-ки­ло­грам­мо­во­го тун­ца! Со­рок ми­нут втро­ём та­щи­ли его из мо­ря. Ко­гда под­ня­ли на па­лу­бу ка­те­ра, мне ста­ло его жал­ко - се­реб­ри­стый кра­са­вец! И как же он, ду­ра­чи­на, по­пал­ся, за­гло­тив мел­кую ры­бёш­ку с крюч­ком? Ну, зна­чит, та­кая его судьба…

Так что дом есть, сын есть, де­ре­во есть, да­же ту­нец есть, - боль­ше ме­ня ни­че­го на зем­ле не дер­жит! (

- Не вол­нуй­тесь, без меч­ты не оста­не­тесь. Хо­тя бы о том, что­бы жизнь оста­ва­лась спо­кой­ной и мир­ной.

- К со­жа­ле­нию, на пла­не­те на­гне­та­ет­ся на­пря­жён­ность, стра­ны тол­ка­ют­ся, как школь­ни­ки на пе­ре­мен­ке: кто ко­го? Хо­чет­ся ве­рить, что кол­лек­тив­ный ра­зум по­бе­дит кол­лек­тив­ное бе­зу­мие.

НА­СТО­Я­ЩИХ ХА­МОВ  ЕДИ­НИ­ЦЫ.

Фото Алек­сандра НИ­КО­ЛА­Е­ВА

В бе­лые но­чи встре­чай­те рас­свет, а не си­ди­те у ком­пью­те­ра.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.