ПРЕ­ДА­ТЕЛЬ?!»

AiF Peterburg (St. Petersburg) - - РЕКЛАМА - Ан­дрей КО­ЛО­БА­ЕВ

по­чти обя­за­лов­кой. Мне по­сто­ян­но го­во­ри­ли: «Ну как же так, ты у нас луч­ший кло­ун, по­сто­ян­но ез­дишь за гра­ни­цу - и не в пар­тии?!» Но я счи­тал, что кло­ун не дол­жен за­ви­сеть от ка­ко­го-то по­ли­ти­че­ско­го кур­са, он дол­жен всё де­лать по со­ве­сти. Не мо­жет же ему пар­тия ука­зы­вать, как сме­шить лю­дей. И мне всё вре­мя ка­кто уда­ва­лось за­ко­сить под при­дур­ка.

Бо­лее то­го, с «ор­га­на­ми» у ме­ня все­гда бы­ли са­мые тёп­лые от­но­ше­ния. В каж­дую за­ру­беж­ную по­езд­ку то­гда с на­ми обя­за­тель­но ехал «пред­ста­ви­тель от­де­ла куль­ту­ры». Ка­кие клич­ки мы им толь­ко не да­ва­ли! Од­но­го Че­бу­раш­кой про­зва­ли - за гро­мад­ные рас­то­пы­рен­ные уши. Дру­го­го «Сталь­ной че­лю­стью» - у него верх­ние зу­бы бы­ли из нержа­вей­ки.

Ко­пать-то под ме­ня ко­па­ли, толь­ко до­ко­пать­ся я по­во­да не да­вал. Прав­да, од­на­ж­ды и ме­ня, и Никулина тя­ну­ли по зна­ме­ни­то­му «цир­ко­во­му» де­лу ди­рек­то­ра «Со­юзгос­цир­ка» Ана­то­лия Ко­ле­ва­то­ва, осуж­дён­но­го за взят­ки. След­ствие кон­тро­ли­ро­вал лич­но Ан­дро­пов. Всё усу­губ­ля­лось от­но­ше­ни­я­ми до­че­ри Ко­ле­ва­то­ва с Га­ли­ной Бреж­не­вой. Же­на Ко­ле­ва­то­ва, ак­три­са Те­ат­ра Вах­тан­го­ва Ла­ри­са Паш­ко­ва, не до­жда­лась воз­вра­ще­ния му­жа из за­клю­че­ния и на­ло­жи­ла на се­бя ру­ки в 1987 го­ду… А с Ко­ле­ва­то­вым у нас бы­ли доб­рые от­но­ше­ния. Пре­крас­ный был че­ло­век! Один раз он по­про­сил ме­ня: «Олег, при­ве­зи мне дик­то­фон». Ра­зу­ме­ет­ся, я не мог от­ка­зать. Ни­ку­лин по­да­рил ему, ка­жет­ся, ча­сы. Но раз­ве это по­вод, что­бы ме­ня тас­кать на Пет­ров­ку, 38?! Сле­до­ва­тель спра­ши­ва­ет: «Вы да­ва­ли взят­ку Ко­ле­ва­то­ву, что­бы ез­дить в за­гран­по­езд­ки?» Я го­во­рю: «За­чем мне да­вать взят­ку? Во­пер­вых, я са­мую боль­шую став­ку по­лу­чаю. Во-вто­рых, ме­ня не по­сы­ла­ют за гра­ни­цу, а про­сят по­ехать. Это мне нуж­но взят­ку да­вать, что­бы я со­гла­сил­ся!»

Од­но своё вы­ступ­ле­ние я за­пом­нил на всю жизнь. В Мон­те-Кар­ло, ко­гда я по­лу­чил «Зо­ло­то­го кло­у­на». 1981 год. В этот день нам вру­ча­ли пре­мию. И в этот же день в Поль­ше под дав­ле­ни­ем СССР вве­ли во­ен­ное по­ло­же­ние. Но мы-то ни­че­го не зна­ли! Нас от­вез­ли в Ниц­цу, да­ли ка­кие-то день­ги на су­ве­ни­ры, обе­ща­ли при­слать ав- то­бус. Час ждём, два, три - ав­то­бу­са нет. А нам вы­сту­пать... Как до­би­ра­лись - неопи­су­е­мо. И ко­гда мы во­шли в зал, у ор­га­ни­за­то­ров ша­ры на лоб: от­ку­да они взя­лись? Даль­ше - ху­же. Вы­хо­жу со сво­им но­ме­ром: фо­но­грам­му не вклю­ча­ют, ор­кестр иг­ра­ет дру­гую му­зы­ку, осве­ти­тель вме­сто ме­ня осве­ща­ет про­жек­то­ром сте­ны. И тут... Пуб­ли­ка есть пуб­ли­ка, всё чув­ству­ет - как же она сво­и­ми ап­ло­дис­мен­та­ми ме­ня под­дер­жи­ва­ла! Ве­че­ром по­лу­чаю сво­е­го «Зо­ло­то­го кло­у­на» - и тут как на­ка­тит! Я ры­дал, ры­дал, ры­дал... Бе­лу­гой! Та­кое бы­ло на­пря­же­ние... Я ду­мал: ну за что? По­ли­ти­ку де­ла­ют по­ли­ти­ки, а мы, ар­ти­сты, долж­ны от­ве­чать. Дру­гой слу­чай. При­ез­жа­ем в Аме­ри­ку - убивают Кен­не­ди. Кто? Освальд. Где он был? В Мин­ске мо­ря­ком! «Зна­чит, рус­ские уби­ли!» Неде­лю вся труп­па не вы­ле­за­ла из оте­ля - бо­я­лись вы­хо­дить. На­род разъ­ярён­ный, мог­ли и убить. По­том ула­ди­лось...

КЛО­УН НОН ГРА­ТА

Моя пер­вая же­на, Алек­сандра, бы­ла скри­пач­ка по об­ра­зо­ва­нию. Очень кра­си­вая. Мы по­зна­ко­ми­лись в цир­ке в 1952 го­ду, по­же­ни­лись, ро­ди­лась дочь Оль­га. Алек­сандра умер­ла от ра­ка. Я то­гда ни на од­ну жен­щи­ну не смот­рел... По­том вот Га­б­ри­ель, как го­во­рит­ся, бог дал. В 1990 го­ду наш цирк га­стро­ли­ро­вал в Австрии. И Га­би при­е­ха­ла из Гер­ма­нии спе­ци­аль­но по­смот­реть на ме­ня. В ан­трак­те при­ш­ла с про­грамм­кой за ав­то­гра­фом. И я, уж сам не знаю по­че­му, по­про­сил у неё те­ле­фон... С по­мо­щью пе­ре­вод­чи­ка вы­учил две фра­зы на немец­ком язы­ке: «Доб­рый день», «Как вас уви­деть?» И по­зво­нил. Она от­ве­ча­ет: «Я при­еду». А так по­лу­чи­лось, что наш ар­ген­тин­ский им­пре­са­рио (кста­ти, ком­му­нист) нас бро­сил, де­нег не за­пла­тил. В этот мо­мент при­е­ха­ла Га­би. И забрала ме­ня вме­сте с рек­ви­зи­том. Ей не бы­ло трид­ца­ти, мне - шесть­де­сят. Че­рез два го­да мы сыг­ра­ли сва­дьбу. И вме­сте вы­сту­па­ем до сих пор.

Ко­неч­но, все эти го­ды до ме­ня до­но­си­лось: «По­пов в Гер­ма­нии ни­щен­ству­ет». А ещё ча­ще - «пре­да­тель, невоз­вра­ще­нец», мол… Ка­кой же я пре­да­тель?! У ме­ня рус­ский пас­порт, и граж­дан­ство я ме­нять не со­би­ра­юсь. Мы здесь ра­бо­та­ем по кон­трак­ту! К то­му же у ме­ня здесь се­мья, дом. Я от Ро­ди­ны не от­ка­зы­вал­ся - это Ро­ди­на от ме­ня от­ка­зы­ва­ет­ся. Я же не тре­бую «Ролл­сРойс» или квар­ти­ру. Про­сто я не хо­чу на ро­дине уме­реть с го­ло­ду...

Я очень ску­чаю по Рос­сии. Там по­хо­ро­не­ны мои пред­ки, моя ба­буш­ка, моя же­на. Хоть на мо­ги­лы схо­дить... Но мне очень обид­но. Ме­ня же бук­валь­но вы­жи­ли из цир­ка на Цвет­ном. По­че­му? Моё мне­ние: Ни­ку­лин очень силь­но ме­ня рев­но­вал. Я имел боль­шой успех на За­па­де, а он нет. Дру­го­го объ­яс­не­ния я не на­хо­жу. Хо­тел на Цвет­ном буль­ва­ре от­ме­тить 60-лет­ний юби­лей, Ни­ку­лин не раз­ре­шил, со­слав­шись на об­ва­лив­ший­ся по­то­лок. Но по­то­лок-то об­ва­лил­ся в кас­се, при чём здесь ма­неж? Ну лад­но, уехал я.

Вот я всю жизнь чест­но ра­бо­тал. И в се­мье бы­ло не так, как хо­те­лось. У ме­ня од­на дочь, а мог­ло бы быть три - че­ты­ре - пять. Но ко­гда? Как цы­гане, всю жизнь на колёсах - га­стро­ли за га­стро­ля­ми, в Москве был толь­ко про­ез­дом. На­род­ный ар­тист. И на­гра­ды у ме­ня - ор­ден Ле­ни­на, три - Тру­до­во­го Крас­но­го Зна­ме­ни, несмот­ря на то что я бес­пар­тий­ный... Пом­ню, у ме­ня бы­ло силь­ное вос­па­ле­ние лёг­ких. Но ди­рек­тор пла­чет: вы­ру­чай, все би­ле­ты про­да­ны. Раз­ве я мог от­ка­зать? При­во­зи­ли, я на уко­лах вы­сту­пал, а на ули­це под­жи­да­ла «скорая». И опять в боль­ни­цу...

Сей­час по­не­во­ле ду­ма­ешь: за­чем я уехал?! Но, по­ни­ма­е­те... Я всю жизнь за­ра­ба­ты­вал день­ги, ко­то­рые дер­жал на ста­рость, а все мои сбе­ре­же­ния в 90-е го­су­дар­ство в од­но­ча­сье р-р-раз - и лик­ви­ди­ро­ва­ло. Это как по­ни­мать? Бы­ло бы всё это во вре­мя вой­ны или бе­ды ка­кой, я бы сам стране по­след­нее от­дал. Но в мир­ное вре­мя обо­брать как лип­ку и го­во­рить: «Че­го в Моск­ву не при­ез­жа­е­те?»! А я не хо­чу быть на Ро­дине ни­щим! Я столь­ко лет слу­жил Ро­дине, а она тол­ка­ет ме­ня ид­ти в под­зем­ный тон­нель, по­ло­жить на пол кеп­ку и под­ки­ды­вать ша­ри­ки - авось по­да­дут...

Ко­гда-то я меч­тал до­жить до 80 и про­дол­жать вы­хо­дить на ма­неж. Эта меч­та сбы­лась. Дру­гая моя меч­та - жить в ле­су - то­же осу­ще­стви­лась. Я счаст­лив! Эг­лоф­штайн - де­ре­вуш­ка под Нюрн­бер­гом на 300 че­ло­век, чуть по­стар­ше Моск­вы. Кру­гом ле­са - по­тря­са­ю­ще! В до­ме жи­вот­ные - по­ни, го­лу­би, со­бач­ки, кро­ли­ки... Есть своя ма­лень­кая цир­ко­вая аре­на, где я ре­пе­ти­рую но­вые но­ме­ра. По­чти каж­дый ме­сяц у нас с же­ной га­стро­ли! Кля­нусь, ни­ко­гда в жиз­ни да­же пред­ста­вить се­бе не мог, что бо­лее 20 лет из 84 проживу вда­ле­ке от Ро­ди­ны, от сво­их лю­би­мых зри­те­лей, от тех мест, где про­вёл дет­ство, где узнал пер­вый успех...

«Я И ДУ­МАТЬ НЕ МОГ, ЧТО 20 ЛЕТ ПРОЖИВУ ВДА­ЛИ ОТ РО­ДИ­НЫ»

«Ко­гда мы по­зна­ко­ми­лись с Габриэль, ей не бы­ло трид­ца­ти, а мне - шесть­де­сят!»

«Моя меч­та - до 80 лет вы­хо­дить на аре­ну - сбы­лась».

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.