ЭХ, ДУ­БИ­НУШ­КА!

ДИ­А­ГНОЗ КОКЛЮШКИНА

AiF Peterburg (St. Petersburg) - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА -

«Моё мне­ние мо­жет не сов­па­дать с мо­им со­об­ще­ни­ем» - так, на­вер­ное, ско­ро бу­дут под­пи­сы­вать свои п у бли­ка­ции жур­на­ли­сты. Ста­ра­ясь обез­опа­сить себя на вся­кий слу­чай, ко­то­рый сто­ит за две­рью. И дверь эта в иное, но от­нюдь не но­вое су­ще­ство­ва­ние.

В го­ды оные мой раз­бит­ной при­я­тель ра­бо­тал в го­род­ской га­зе­те. Рань­ше ше­сти ве­че­ра он с ра­бо­ты не ухо­дил. Не по­то­му, что был дис­ци­пли­ни­ро­ван, а по­то­му, что в шесть ве­че­ра вы­хо­ди­ла «Ве­чёр­ка» и он пе­ре­пи­сы­вал из неё но­во­сти.

Мне до­ве­лось по­тру­дить­ся в пи­са­тель­ской га­зе­те. Наш цен­зор пи­сал иро­ни­че­ские сти­хи и пуб­ли­ко­вал их под псев­до­ни­мом. Ес­ли они мне чем-ли­бо не под­хо­ди­ли, я, по­ни­зив го­лос и втайне по­сме­и­ва­ясь, го­во­рил: «Слиш­ком ост­ро». Или по­ка­зы­вал взгля­дом на по­то­лок и мно­го­зна­чи­тель­но про­из­но­сил: «Там могут непра­виль­но по­нять». Что и как там по­ни­ма­ли, все то­гда от­лич­но зна­ли!

Те­перь о меж­ду­на­род­ной об­ста­нов­ке. Боль­шая по­ли­ти­ка все­гда бы­ла ци­нич­ной, но она не долж­на быть глу­пой. Ко­гда со­би­ра­ет­ся меж­ду­на­род­ный сход с же­ла­ни­ем на­ка­зать Рос­сию, пер­вое, что со­брав­шим­ся на­до сде­лать, - по­слу­шать на­род­ные пес­ни. Сесть, под­пе­рев ку­ла­ка­ми под­бо­род­ки, и слу­шать: «Эх, ду­би­нуш­ка, ух­нем! Эх, зе­лё­ная, са­ма пой­дёт! По­дёр­нем, по­дёр­нем да ух­нем!..» Это не про­сто песня - это об­раз жиз­ни! План дей­ствий! На все ве­ка! При всех ре­жи­мах!

Будь на­ла­га­те­ли санк­ций по­ум­нее - по­сло­ви­цы на­род­ные по­смот­ре­ли бы: «На ми­ру и смерть крас­на», «Семь раз не уми­рать - од­но­го не ми­но­вать». С та­ки­ми по­сло­ви­ца­ми не в банк - в бой идут! А в бою: «Или грудь в кре­стах, или го­ло­ва в ку­стах». Ино­го не на­до. Да и не да­дут!

Не ве­рить на­род­но­му твор­че­ству - всё рав­но что ле­том не ве­рить, что за ок­ном ле­то. А гля­дя на небо - не ве­рить, что есть Бог! Санк­ции про­дли­ли до ян­ва­ря, а че­го про­длив­шие ждут? Сво­и­ми ста­ра­ни­я­ми Рос­сий­скую ар­мию они укре­пи­ли. Пат­ри­о­тизм (уни­зив на­ци­о­наль­ную гор­дость) вско­лых­ну­ли. Ес­ли им до­ста­нет (а это не ис­клю­че­но) глу­по­сти объ­явить бой­кот фут­боль­но­му чем­пи­о­на­ту, то и ян­ва­ря ждать не при­дёт­ся. Не­при­знан­ные До­нец­кая и Лу­ган­ская рес­пуб­ли­ки бу­дут при­знан­ны­ми ре­ги­о­на­ми России. А на­чи­нать ми­ро­вую вой­ну - со­гла­сить­ся на соб­ствен­ное уни­что­же­ние.

Ес­ли за­бо­тишь­ся о сво­ём здо­ро­вье, не на­до ид­ти сра­зу к па­то­ло­го­ана­то­му - по­лез­нее об­ра­тить­ся сна­ча­ла хо­тя бы к пси­хи­ат­ру. Или к оку­ли­сту, что­бы яс­нее ви­деть про­ис­хо­дя­щее и, со­от­вет­ствен­но, ра­зум­нее по­сту­пать.

Вой­ны (хо­лод­ные в том чис­ле) ко­гда-ни­будь кон­ча­ют­ся. Глав­ное, что­бы они кон­ча­лись быст­рее. И что­бы по­бе­ди­тель по­том не чув­ство­вал себя по­беж­дён­ным сво­ей по­бе­дой.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.