ОТРЕЗ­ВИТ ГО­ЛОД, А НЕ ТВ!

AiF Peterburg (St. Petersburg) - - КРУГЛЫЙ СТОЛ - Сер­гей ГРАЧЁВ

«ПИЩИ ДЛЯ ДУ­ШИ НАМ, УВЫ, НУЖ­НО ВСЁ МЕНЬ­ШЕ И МЕНЬ­ШЕ...» - СЧИ­ТА­ЕТ ИЗ­ВЕСТ­НЫЙ СЦЕ­НА­РИСТ И РЕ­ЖИС­СЁР.

- По­то­му что лю­ди в ос­нов­ном жаж­дут по­зи­ти­ва. Им хо­чет­ся уте­ше­ния, в том чис­ле и в ис­кус­стве. Это не су­гу­бо рос­сий­ская про­бле­ма - так во всём ми­ре про­ис­хо­дит. Уко­ре­не­ние и раз­рас­та­ние мас­со­вой куль­ту­ры - про­цесс ци­ви­ли­за­ци­он­ный. Ка­са­ет­ся он не толь­ко ки­но, но и ли­те­ра­ту­ры, жи­во­пи­си, му­зы­ки. Че­ло­век хо­чет по­треб­лять то, что ему ка­жет­ся при­ят­ным, слад­ким, вкус­ным. Но ес­ли на За­па­де, где так­же ца­рит мас­со­вая куль­ту­ра, есть, на­при­мер, спе­ци­а­ли­зи­ро­ван­ные ки­но­те­ат­ры, в ко­то­рых по­ка­зы­ва­ют се­рьёз­ное ки­но, тре­бу­ю­щее от зри­те­ля уси­лий ду­ши и ума, то у нас они от­сут­ству­ют. Кро­ме то­го, про­цент на­сто­я­ще­го ис­кус­ства в ис­кон­ном зна­че­нии это­го по­ня­тия во всём ми­ре неиз­мен­но умень­ша­ет­ся. На при­ме­ре на­шей стра­ны этот куль­тур­ный раз­лом наи­бо­лее яр­ко вы­ра­жен, посколь­ку при той же со­вет­ской вла­сти бы­ло до­ста­точ­но боль­шое ко­ли­че­ство лю­дей, чья ду­ша тре­бо­ва­ла ду­хов­ной пищи, а не про­сто «поп­кор­на».

- Да­же учи­ты­вая ис­то­ри­че­ские пе­ре­ме­ны, стран­но, что куль­тур­ные при­стра­стия столь быст­ро по­ме­ня­лись. Со­глас­ны?

- Не со­всем. Во­пер­вых, вы­рос­ло но­вое по­ко­ле­ние, ко­то­рое жаж­дет ис­клю­чи­тель­но по­треб­лять. А во-вто­рых, мы все ока­за­лись в об­ще­стве недо­по­тре­бив­шем, недо­вку­сив­шем ци­ви­ли­за­ци­он­ных благ. Есте­ствен­но, лю­дям хо­чет­ся ком­фор­та, пу­те­ше­ствий и пр. По­вы­шен­ный уро­вень «ра­дио­ак­тив­но­сти», то есть на­пря­жён­но­сти - будь то мо­раль­ной, душевной, идей­ной и про­чей, неот­вра­ти­мо ве­дёт пусть не к ги­бе­ли, но к му­та­ции об­ще­ства.

- А по­ми­мо му­та­ции при­шло ли по­ни­ма­ние то­го, «кто мы есть»?

МЫС­ЛИ ВСЛУХ

СА­ДЫ НА КО­СТЯХ

- Александр Ана­то­лье­вич, ваш но­вый фильм «Ми­лый Ханс, до­ро­гой Пётр», во­шед­ший в кон­курс­ную про­грам­му 37-го Мос­ков­ско­го меж­ду­на­род­но­го ки­но­фе­сти­ва­ля, сни­мал­ся при уча­стии несколь­ких ев­ро­пей­ских стран, с немец­ки­ми ак­тё­ра­ми. При этом са­ми съём­ки про­хо­ди­ли на Укра­ине. Не воз­ни­ка­ло ли у вас слож­но­стей на по­ли­ти­че­ской поч­ве?

- Не то что слож­но­стей, да­же раз­го­во­ров не бы­ло на по­ли­ти­че­ские те­мы. И не по­то­му, что эти во­про­сы как-то та­бу­и­ро­ва­лись. Про­сто никому в го­ло­ву не при­хо­ди­ло об­суж­дать их. Мы на­столь­ко бы­ли за­ня­ты про­цес­сом съё­мок, что у нас эле­мен­тар­но не бы­ло вре­ме­ни вни­кать во все эти ин­фор­ма­ци­он­ные вой­ны, раз­бор­ки и спо­ры. Мы ра­бо­та­ли на сто­роне ис­кус­ства, а не по­ли­ти­ки.

- На­сто­я­щее искус­ство, как пра­ви­ло, за­тра­ги­ва­ет глу­бин­ные, бо­лез­нен­ные те­мы, что, как вы са­ми вы­ра­зи­лись в од­ном из ин­тер­вью, вы­зы­ва­ет у со­вре­мен­но­го зри­те­ля дис­ком­форт и от­тор­же­ние. По­че­му это про­ис­хо­дит?

- Есть тен­ден­ции к это­му - опас­ные или не очень, ор­га­ни­че­ские или не со­всем, но са­мо­иден­ти­фи­ка­ция у нас окон­ча­тель­но не про­изо­шла, да и не мо­жет про­изой­ти. Слиш­ком непро­стая у нас ис­то­рия. Слиш­ком мно­го кро­ви впи­та­ла в себя на­ша зем­ля в ХХ в. Слиш­ком мас­со­вым ока­зал­ся удар по ге­но­фон­ду стра­ны. И по­ло­ман ли её хре­бет - этот во­прос до сих пор оста­ёт­ся без от­ве­та. Яс­но лишь то, что на поч­ве, про­пи­тан­ной ядом тра­ге­дий и драм, бла­го­уха­ю­щие са­ды враз не за­цве­тут. Ес­ли че­ло­век оч­нул­ся по­сле тя­жё­лой бо­лез­ни, это ещё не зна­чит, что он вы­здо­ро­вел.

ЛИФТ В НИ­КУ­ДА

- Боль­шая часть на­се­ле­ния ве­рит в то, что мы очнулись и что из всех стран мы са­мые здо­ро­вые. Мень­шин­ство же счи­та­ет, что мы в ша­ге от то­го, что­бы впасть в ко­му. Вы ка­кой по­зи­ции при­дер­жи­ва­е­тесь?

- Я об этом про­сто не ду­маю - свои мыс­ли и чув­ства я вы­ра­жаю в ки­но. По­зи­ции боль­шин­ства­мень­шин­ства - это веч­ный дви­га­тель ис­то­рии. И ис­то­рия не раз по­ка­зы­ва­ла, что боль­шин­ство спо­соб­но рож­дать са­мые жут­кие си­сте­мы. Ко­гда при­ез­жа­ешь се­го­дня в Гер­ма­нию и мыс­лен­но пе­ре­но­сишь­ся в на­ча­ло ХХ в., труд­но по­ве­рить, что эти лю­ди са­ми при­ве­ли Гит­ле­ра к вла­сти. Они же го­ло­со­ва­ли за него ка­ким-то неве­ро­ят­ным 98%-ным боль­шин­ством! Что это бы­ло?! Мас­со­вое по­ме­ша­тель­ство или про­яв­ле­ние ка­ких-то глу­бин­ных ча­я­ний немец­ко­го ха­рак­те­ра? Так что к по­зи­ции боль­шин­ства на­до под­хо­дить очень осто­рож­но. Боль­шин­ство мо­жет очень силь­но оши­бать­ся.

- Но об­щий эмо­ци­о­наль­ный подъ­ём вы чув­ству­е­те?

-( Мне труд­но ска­зать. Всё-та­ки моё окру­же­ние - это пре­иму­ще­ствен­но лю­ди ки­не­ма­то­гра­фа, а они жи­вут сво­и­ми на­стро­е­ни­я­ми. Но, ес­ли огля­нуть­ся ши­ре, ни­ка­ко­го осо­бо­го эмо­ци­о­наль­но­го подъ­ёма я не ви­жу. Подъ­ём был по­сле окон­ча­ния вой­ны. Он был на­столь­ко вы­сок, что Ста­лин да­же День По­бе­ды от­ме­нил как празд­ник и вы­ход­ной день и ин­ва­ли­дов вы­ки­нул с глаз долой, что­бы не пор­ти­ли «по­зи­тив­ную» кар­тин­ку. Но и в бо­лее позд­ний пе­ри­од со­вет­ской ис­то­рии с мо­раль­ным, эмо­ци­о­наль­ным ду­хом бы­ло, ко­неч­но, по­луч­ше, чем сей­час. В России при са­мых раз­ных си­сте­мах ни­ко­гда не бы­ло при­ня­то ки­чить­ся бо­гат­ством или из­вест­но­стью. «Быть зна­ме­ни­тым некра­си­во…» - на­пи­сал по­эт. Сей­час в этом смыс­ле век­то­ры по­ме­ня­лись. Мно­гие, не стес­ня­ясь, де­мон­стри­ру­ют своё богатство, жи­вут ра­ди это­го, стре­мят­ся стать из­вест­ны­ми, при­чём неваж­но, в ка­ком ка­че­стве. И на фоне все­го это­го у дру­гой огром­ной ча­сти на­се­ле­ния се­го­дня эле­мен­тар­но нет ни­ка­ких со­ци­аль­ных лиф­тов, что­бы хоть как-то со­сто­ять­ся. Ко­неч­но, ес­ли ты че­ло­век неор­ди­нар­ных спо­соб­но­стей, энер­гич­ный, мно­гие пу­ти для те­бя от­кры­ты. Но, ес­ли ты жи­вёшь обыч­ной жиз­нью, ни­ка­ких осо­бых пер­спек­тив у те­бя нет и на­де­ять­ся те­бе не на ко­го и не на что. В этом смыс­ле та же Гер­ма­ния или Скан­ди­нав­ские стра­ны ку­да бо­лее со­ци­а­ли­зи­ро­ва­ны. Там си­сте­ма за­то­че­на на «ма­лень­ко­го», сред­не­го че­ло­ве­ка. На то, что­бы в первую оче­редь ему жи­лось хо­ро­шо. Рос­сий­ская же си­сте­ма об­слу­жи­ва­ет в ос­нов­ном бо­га­тых. При этом бо­га­тые пла­но­мер­но уво­дят из стра­ны день­ги и по­сте­пен­но обос­но­вы­ва­ют­ся на со­всем дру­гих про­сто­рах. Но мо­жет на­сту­пить мо­мент - а я бы очень это­го не хо­тел, - ко­гда пу­стой хо­ло­диль­ник одер­жит по­бе­ду над те­ле­ви­зо­ром. То­гда мы уви­дим со­вер­шен­но дру­гие ре­а­лии, дру­гих лю­дей, не обол­ва­нен­ных про­па­ган­дой, а при­шед­ших в себя и про­трез­вев­ших.

НА­ША СИ­СТЕ­МА ОБ­СЛУ­ЖИ­ВА­ЕТ В ОС­НОВ­НОМ БО­ГА­ТЫХ.

«На съём­ках все кон­флик­ты бы­ли толь­ко со­глас­но сце­на­рию!»

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.