СЫ­ТОЙ ТУ­ПО­СТИ - НЕТ!

AiF Peterburg (St. Petersburg) - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - Сер­гей ГРАЧЁВ

«НА­КО­НЕЦ-ТО СТА­ЛО НЕ СТЫД­НО ПРИ­ЗНАТЬ­СЯ В ТОМ, ЧТО ТЫ РУС­СКИЙ!» - СЧИ­ТА­ЕТ МЭТР КИ­НО.

РАЗ­РУ­ШИ­ЛИ ДО ОС­НО­ВА­НИЯ

- Ста­ни­слав Сер­ге­е­вич, ваш но­вый фильм, пред­став­лен­ный не­дав­но на от­кры­тии ки­но­фе­сти­ва­ля «Ки­но­тавр», на­зы­ва­ет­ся «Ко­нец пре­крас­ной эпо­хи» (

- Ред.). Что же та­ко­го пре­крас­но­го бы­ло в той со­вет­ской эпо­хе?

- Сло­во «пре­крас­ный» в дан­ном слу­чае долж­но зву­чать чуть иро­ни­че­ски, посколь­ку вся­кое там бы­ло - и пло­хое, и хо­ро­шее. Тем не ме­нее вре­мя бы­ло неза­бы­ва­е­мое. В первую оче­редь для по­ко­ле­ния, ко­то­рое его пом­нит.

- А эпо­ха, в ко­то­рой мы ока­за­лись се­го­дня, она ка­кая?

- То­же ин­те­рес­ная. Мы пе­ре­жи­ва­ем пе­ри­од вос­ста­нов­ле­ния раз­ру­шен­но­го на­род­но­го хо­зяй­ства. Это как пер­вая ста­лин­ская пя­ти­лет­ка по­сле вой­ны. Толь­ко то­гда раз­ру­ше­ния бы­ли не столь вну­ши­тель­ны­ми, как те, что бы­ли на­не­се­ны на­шей про­мыш­лен­но­сти, гос­си­сте­ме, сель­ско­му хо­зяй­ству, ар­мии в 90-е го­ды ХХ ве­ка. Так что сей­час очень ин­те­рес­но ез­дить по стране, смот­реть, как ме­ня­ют­ся в луч­шую сто­ро­ну го­ро­да - осо­бен­но про­вин­ци­аль­ные.

- Вы про­из­нес­ли сло­ва «пя­ти- лет­ка», «вос­ста­нов­ле­ние»... Не слиш­ком ли оно у нас за­тя­ну­лось?

- А что вы хо­ти­те? Вс­пом­ни­те: гит­ле­ров­ское на­ше­ствие, по боль­шо­му счё­ту, раз­ру­ши­ло по­ло­ви­ну ев­ро­пей­ской ча­сти СССР. А в 90-е бы­ла раз­ру­ше­на вся стра­на. До ос­но­ва­ния! Так что ес­ли по­сле Ве­ли­кой Оте­че­ствен­ной вой­ны мож­но бы­ло вос­ста­но­вить­ся, по су­ти, за две «пя­ти­лет­ки», то по­сле то­го, что слу­чи­лось с Рос­си­ей чет­верть ве­ка на­зад, нужны де­сят­ки лет.

Ко­неч­но, не всё из то­го, что я ви­жу се­го­дня, вну­ша­ет мне оп­ти­мизм. Но всё-та­ки из­ме­не­ния есть, и они по­ло­жи­тель­ные. Стра­на, на­при­мер, пе­ре­ста­ла те­рять на­се­ле­ние. По ста­ти­сти­ке, в про­шлом го­ду его чис­лен­ность воз­рос­ла на 37 ты­сяч че­ло­век. При­рост не­боль­шой, но он есть.

ВОР ДОЛ­ЖЕН СИ­ДЕТЬ

- А лю­ди при этом как-то ме­ня­ют­ся?

- Ко­неч­но! Ме­ня­ет­ся жизнь - ме­ня­ют­ся и лю­ди во­круг. Но посколь­ку сей­час иде­а­лом, пу­те­вод­ной звез­дой ста­ли дол­ла­ры, то и из­ме­не­ния в лю­дях про­ис­хо­дят со­от­вет­ству­ю­щие. Всё-та­ки в со­вет­ское вре­мя о день­гах как-то осо­бо не го­во­ри­ли. Все бы­ли при­мер­но оди­на­ко­во бед­ны, по­это­му и чув­ства за­ви­сти друг к дру­гу не бы­ло.

- Не­уже­ли вы счи­та­е­те, что урав­ни­лов­ка луч­ше, чем ры­ноч­ные от­но­ше­ния в том ви­де, в ко­то­ром мы имеем их се­го­дня?

- Пло­хо и то и дру­гое. Но опять же во вре­ме­на Со­ю­за чест­но­сти всё-та­ки бы­ло по­боль­ше. Не бы­ло та­ко­го от­кро­вен­но­го жу­лья во­круг. Не бы­ло та­ко­го от­кро­вен­но­го ци­низ­ма. Ко­неч­но, кор­руп­ция су­ще­ство­ва­ла и то­гда, но не в та­ких мас­шта­бах, как се­го­дня. Во­об­ще, кор­руп­ция су­ще­ству­ет ведь не толь­ко в России. Про­сто у нас она силь­нее раз­ви­та. Вот на За­па­де аре­сто­ва­ли не­дав­но чи­нов­ни­ков ФИФА. А за что? По по­до­зре­нию в коррупции как раз. А у нас ещё ни один круп­ный жу­лик, кро­ме Хо­дор­ков­ско­го, да­же в тюрь­ме не по­си­дел. Там, в той же Ев­ро­пе, они дав­но се­ли, меж­ду про­чим. Их кор­руп­ция ни­чем не от­ли­ча­ет­ся от на­шей, кро­ме уров­ня борьбы с ней.

- Что же нам ме­ша­ет бо­роть­ся с кор­руп­ци­ей по-на­сто­я­ще­му?

- На мой обы­ва­тель­ский взгляд - ни­че­го.

- Со­глас­но недав­ним соцо­про­сам россияне ста­ли жить бед­нее. Но при этом уро­вень сча­стья, удо­вле­тво­рён­но­сти жиз­нью по­вы­сил­ся. Чем вы объ­яс­ни­те та­кой па­ра­докс?

- Тем, что мы на­ко­нец пе­ре­ста­ли чув­ство­вать себя уни­жен­ны­ми. Ещё лет 15 на­зад, на­хо­дясь за гра­ни­цей, стыд­но бы­ло при­знать­ся, что ты рус­ский. Лю­ди ис­пы­ты­ва­ли чув­ство сты­да за свою ро­ди­ну. Сей­час это­го нет.

МИ­ФЫ О РАЕ

- Да­вай­те вер­нём­ся к ва­ше­му филь­му. Герой Сер­гея Гар­ма­ша, ка­пи­тан ми­ли­ции, про­из­но­сит эмо­ци­о­наль­ный мо­но­лог, смысл ко­то­ро­го сво­дит­ся к про­стой мыс­ли: дай со­вет­ским лю­дям сво­бо­ду, так они по­уби­ва­ют друг дру­га, глот­ки пе­ре­гры­зут…

- Ну, се­го­дня мы ви­дим, что имен­но так оно и слу­чи­лось. Ед­ва да­ли сво­бо­ду, и на­ча­лась ка­кая-то все­об­щая ди­кость. Пра­виль­но же? Но я в филь­ме го­во­рю не с по­зи­ции со­вре­мен­но­го че­ло­ве­ка. Зад­ним-то чис­лом мы все ум­ны. Как го­во­рят в Одес­се: «Прав, как моя же­на. По­том». Де­ло в том, что в со­вет­ское вре­мя бы­ли лю­ди, ко­то­рые пы­та­лись го­во­рить, кри­чать: «Ре­бя­та, од­ной сво­бо­ды нам недо­ста­точ­но!» И та­ких лю­дей, кста­ти, бы­ло до­воль­но мно­го, толь­ко их ни­кто не слы­шал. В том чис­ле и я.

- А се­го­дня, кста­ти, сво­бо­ды в стране до­ста­точ­но или её да­же боль­ше, чем нуж­но?

- Чёрт его зна­ет… Я счи­таю, что боль­ше, чем нуж­но. На За­па­де, на­при­мер, той же сво­бо­ды сло­ва го­раз­до мень­ше, чем у нас. Вы мо­же­те себе пред­ста­вить ра­дио­стан­цию или те­ле­ка­нал, ра­бо­та­ю­щие про­тив вла­сти, про­тив го­су­дар­ства, ска­жем, на Укра­ине, ко­то­рая хва­лит­ся сей­час сво­ей де­мо­кра­ти­ей? Та­кой де­мо­кра­тии, сво­бо­ды сло­ва там и близ­ко нет. Про Аме­ри­ку в этом плане и го­во­рить нече­го. Там граж­дане аб­со­лют­но не име­ют по­ня­тия о том, что в ми­ре про­ис­хо­дит, что их власть со­тво­ри­ла с Ира­ком, Ли­ви­ей, Си­ри­ей, Егип­том!

- Ста­ни­слав Сер­ге­е­вич, а по­че­му нас всё вре­мя в край­но­сти бро­са­ет: то мы молимся на ту же Аме­ри­ку, то нена­ви­дим её всей ду­шой. Как так?

- У нас и сей­час по­ло­ви­на на­се­ле­ния ду­ма­ет, что на За­па­де рай­ская жизнь... Вы мне ска­же­те: мол, ну и что, что лю­ди не зна­ют всей прав­ды о том, что тво­рит­ся в ми­ре - «за­то там по­со­бия, за­то там у те­бя каж­дый день бу­дет ку­сок хле­ба с мас­лом и ма­лень­кая квар­тир­ка в са­мом го­вён­ном рай­оне Нью-Йор­ка». Вас, до­пу­стим, это устра­и­ва­ет, а дру­го­го - нет! Дру­гой хо­чет быть пол­но­прав­ным участ­ни­ком со­бы­тий, жить пол­но­кров­ной жиз­нью. И ме­ня рас­ти­тель­ная жизнь то­же со­вер­шен­но не устро­и­ла бы... Каж­до­му своё. Мы мо­ли­лись на За­пад, посколь­ку нам ка­за­лось, что дай нам сво­бо­ду - и мы бу­дем жить так же, как они. Но вы­яс­ни­лось, что де­мо­кра­тия там до­ста­точ­но ублю­доч­ная, за­ме­шан­ная на пол­ной неин­фор­ми­ро­ван­но­сти лю­дей.

Сла­ва Бо­гу, я знаю, что про­ис­хо­дит в Аме­ри­ке, в ев­ро­пей­ских стра­нах… Об­ща­ясь там с людь­ми мо­е­го по­ко­ле­ния, по­рой по­ра­жа­юсь их ту­по­сти, необ­ра­зо­ван­но­сти, незна­нию ис­то­рии и то­го, что про­ис­хо­дит в на­сто­я­щее вре­мя! - А мо­ло­дёжь там та­кая же? - Мо­ло­дёжь - что у них, что у нас - ни хре­на не зна­ет… По­это­му на­ша глав­ная за­да­ча сей­час за­клю­ча­ет­ся да­же не в борь­бе с кор­руп­ци­ей, хо­тя бо­роть­ся с ней на­до, а в вос­пи­та­нии и об­ра­зо­ва­нии мо­ло­до­го по­ко­ле­ния. Как это сде­лать? По­сте­пен­но. На это нужны де­ся­ти­ле­тия. Но ина­че ни­как, и не сто­ит стро­ить ил­лю­зий по это­му по­во­ду.

«БО­РОТЬ­СЯ С КОР­РУП­ЦИ­ЕЙ НАМ НИ­ЧТО НЕ МЕ­ША­ЕТ».

Фото Ва­ле­рия ХРИСТОФОРОВА

«Мы мо­ли­лись на За­пад... Но вы­яс­ни­лось, что де­мо­кра­тия там до­ста­точ­но ублю­доч­ная».

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.