КУЛЬ­ТУ­РА НЕПОЗНАННОЕ СПОРТ ПОГОДА ЛЮ­ДИ И ЗВЕ­РИ ШОУ-БИЗ­НЕС КРОССВОРД

AiF Peterburg (St. Petersburg) - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - Бе­се­до­ва­ла Оль­га ШАБЛИНСКАЯ

«НИ­КО­ГДА НЕ СКА­ЖУ, ЧТО ВВЕ­ДЕ­НИЕ ЦЕН­ЗУ­РЫ - ЭТО СПА­СЕ­НИЕ», - ГО­ВО­РИТ РЕ­ЖИС­СЁР сплош­ной нега­тив: Рос­сия окру­же­на вра­га­ми, санк­ции, мир на по­ро­ге тре­тьей ми­ро­вой вой­ны... Всё это вы­зы­ва­ет нер­воз­ность в об­ще­стве...

- Сло­во «вой­на» для ме­ня чу­до­вищ­но. Это кош­мар, ко­то­рый я за­ста­ла, ко­гда бы­ла ещё ре­бён­ком, и с ме­ня хва­ти­ло... Санк­ции? Ну что я бу­ду ло­зун­га­ми го­во­рить - мы и в бо­лее слож­ные вре­ме­на вы­жи­ва­ли, в го­раз­до бо­лее тя­жё­лые. Ко­неч­но, на ме­ня но­во­сти вли­я­ют, как на лю­бо­го нор­маль­но­го че­ло­ве­ка, ко­то­рый не жи­вёт в за­мкну­том про­стран­стве. Бы­ва­ет и жут­ко, и горь­ко...

У ме­ня та­кое ко­ли­че­ство дру­зей в Ки­е­ве... Мы ту­да ез­ди­ли каж­дый год на га­стро­ли - ко­рот­кие или длин­ные... И ви­деть всё, что про­ис­хо­дит на Укра­ине, все эти раз­ру­ше­ния... Лю­ди, стра­да­ю­щие от вой­ны, ста­ри­ки и ма­лень­кие де­ти... Это кош­мар.

- Ре­жис­сёр Ста­ни­слав Го­во­ру­хин го­во­рит: в бли­жай­шие 50 лет вряд ли вос­ста­но­вят­ся от­но­ше­ния меж­ду Рос­си­ей и Укра­и­ной. А вы ве­ри­те, что на­шим стра­нам удаст­ся по­ми­рить­ся?

- Я бы хо­те­ла в это ве­рить. Но та­кая агрес­сив­ная ин­то­на­ция ис­хо­дит от мно­гих с той сто­ро­ны, что… ( Не знаю, сколь­ко нуж­но вре­ме­ни, что­бы эта внут­рен­няя агрес­сия кудато ушла...

- Сей­час мно­го го­во­рят о том, что нуж­но воз­ро­дить пат­ри­о­ти­че­ское вос­пи­та­ние мо­ло­дё­жи. А для вас ис­тин­ный пат­ри­о­тизм - это что?

- Это очень ин­тим­ное по­ня­тие, оно в ду­ше. На­до каж­до­му из нас чест­но де­лать своё де­ло, нести доб­ро тем, кто ря­дом с то­бой. Лю­бить то ме­сто, где жи­вёшь... Пат­ри­о­тизм скла­ды­ва­ет­ся из ме­ло­чей, ло­зун­ги тут неумест­ны.

МЫС­ЛИ ВСЛУХ

«РИС­КУ­ЕМ? ДА!»

- Мно­гие на­ши из­вест­ные де­я­те­ли уве­ре­ны: про­бле­мы куль­ту­ры се­го­дня не в недо­стат­ке де­нег, а в том, что у го­су­дар­ства нет еди­ной куль­тур­ной по­ли­ти­ки, ко­то­рая пусть и с идео­ло­ги­че­ски­ми пе­ре­ко­са­ми, но всё же бы­ла в со­вет­ские вре­ме­на...

- Её не бы­ло! Куль­тур­ная по­ли­ти­ка то­гда за­клю­ча­лась в том, что­бы ис­пу­гать, не раз­ре­шить. И этим уни­зить и зри­те­ля, и те­атр. Ино­гда нер­вы про­сто не вы­дер­жи­ва­ли, ко­гда по­ста­нов­ку на­до бы­ло сда­вать по 15 раз.

- И тем не ме­нее кто-то се­го­дня пред­ла­га­ет вер­нуть цен­зу­ру - как спа­се­ние куль­ту­ры от пош­ло­сти.

- Я счи­таю, что един­ствен­ны­ми цен­зо­ра­ми долж­ны быть те лю­ди, ко­то­рым до­ве­ре­но ве­сти те­атр. Ни­ко­гда не ска­жу - прой­дя та­кой путь с «Со­вре­мен­ни­ком», ко­то­рый мы про­шли, - что вве­де­ние цен­зу­ры - это спа­се­ние. Нет и нет. У ме­ня очень невесёлые мыс­ли по по­во­ду про­ис­хо­дя­ще­го... Сей­час в те­ат­ре оста- лись еди­ни­цы из тех, ко­го я мо­гу на­звать эли­той... К со­жа­ле­нию, сре­ди лю­дей, ко­то­рые бе­рут на себя пра­во фор­му­ли­ро­вать раз­ви­тие те­ат­ра, нет тех, ко­му мож­но бы­ло бы по­кло­нить­ся и ска­зать: «Спа­си­бо за спа­се­ние по­ня­тия «те­атр». Театральную ис­то­рию тво­рят сей­час «мо­де­лье­ры» от куль­ту­ры... Очень ред­ко я себя за­став­ляю по­слу­шать их ин­тер­вью по ТВ. Во­ло­сы на го­ло­ве вста­ют от та­кой наг­ло­сти, са­мо­уве­рен­но­сти! На чём она ос­но­ва­на? Что они сде­ла­ли? Ка­ко­го че­ло­ве­ка они сде­ла­ли ху­же или луч­ше? Всех толь­ко учат и по­уча­ют... Они за­ме­ни­ли по­ня­тие «те­атр» по­ня­ти­ем «мод­ное ме­сто», что для ме­ня во­об­ще воз­му­ти­тель­но. Ес­ли на­сто­я­щий те­атр умрёт, это бу­дет на со­ве­сти тех, кто на­чал се­го­дня эту по­хо­рон­ную про­цес­сию, - ина­че я не мо­гу на­звать про­ис­хо­дя­щие про­цес­сы.

- Но что пло­хо­го в том, что те­атр стал мод­ным ме­стом?

- Про те­атр нель­зя го­во­рить «мод­ный». Это не ре­сто­ран и не клуб! Раз­вле­кать долж­ны ка­ки­е­то дру­гие, спе­ци­аль­ные жан­ры. На­сто­я­щий пси­хо­ло­ги­че­ский те­атр, в ко­то­ром мы слу­жим, дол­жен вы­зы­вать дру­гие чув­ства, дру­гие мыс­ли. Ду­ша долж­на ра­бо­тать! Нуж­но, что­бы зри­тель за­ду­мы­вал­ся и ана­ли­зи­ро­вал...

- Га­ли­на Бо­ри­сов­на, ваш те­атр не пе­ре­ста­ёт удив­лять. Мо­ло­дой ре­жис­сёр вы­пус­ка­ет «Де­ка­ме­рон», Га­рик Су­ка­чёв - «Анар­хию», са­ми вы сде­ла­ли но­вую ре­дак­цию спек­так­ля «Двое на ка­че­лях», ва­ше­го ре­жис­сёр­ско­го де­бю­та. Не страш­но ре­шать­ся на все эти экс­пе­ри­мен­ты?

- Страш­но. Мы же жи­вые лю­ди, и я жи­вой че­ло­век. Без­услов­но, дер­га­юсь, вол­ну­юсь и не по­ни­маю за­ра­нее, что вый­дет... У нас есть свой на­мо­лен­ный зри­тель, сла­ва бо­гу. Но каж­дый спек­такль - это всё рав­но боль­шой риск, кто бы его ни ста­вил...

«ЛЮБОВЬ К РО­ДИНЕ  В СЕРД­ЦЕ, А НЕ В СЛО­ВАХ».

Фото Сер­гея КИ­СЕ­ЛЁ­ВА/Ком­мер­сантъ, Ан­то­на НОВОДЕРЕЖКИНА/ТАСС

«Те­атр - это не ре­сто­ран и не клуб! Нуж­но, что­бы зри­тель за­ду­мы­вал­ся...»

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.