ВОЗ­ВРА­ЩЕ­НИЕ МОЛЧАЛИНЫХ

AiF Peterburg (St. Petersburg) - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА -

СО­ЦИО­ЛО­ГИ ИЗ «ЛЕ­ВА­ДА-ЦЕН­ТРА» ЗА­ФИК­СИ­РО­ВА­ЛИ ПА­ДЕ­НИЕ ЗА­ПРО­СА НА­СЕ­ЛЕ­НИЯ НА ДЕ­МО­КРА­ТИЮ, СВО­БО­ДУ СЛО­ВА И СВО­БО­ДУ ПЕ­РЕ­ДВИ­ЖЕ­НИЯ. БО­ЛЕЕ 40% РОС­СИ­ЯН ГО­ТО­ВЫ ОТ­КА­ЗАТЬ­СЯ ОТ ЭТИХ ДЕ­МО­КРА­ТИ­ЧЕ­СКИХ ЦЕННОСТЕЙ РА­ДИ ХО­РО­ШЕЙ ПЕН­СИИ И ЗАР­ПЛА­ТЫ.

Один из са­мо­де­я­тель­ных по­этов, ре­гу­ляр­но снаб­жа­ю­щих «Ар­гу­мен­ты и фак­ты» сво­и­ми от­кли­ка­ми на ак­ту­аль­ные со­бы­тия, на­пи­сал по это­му по­во­ду так:

К сча­стью, с та­кой точ­кой зре­ния не со­глас­на по­чти по­ло­ви­на на­се­ле­ния. Ви­ди­мо, на­род ещё пом­нит, как хо­дил на де­мон­стра­ции с ло­зун­га­ми «За ва­шу и на­шу сво­бо­ду». Но тенденция обо­зна­чи­лась: в стране умень­ша­ет­ся чис­ло Чац­ких, лю­бя­щих за­да­вать непри­ят­ные во­про­сы, и воз­рас­та­ет ко­ли­че­ство Молчалиных и Ска­ло­зу­бов.

Те, кто учил­ся в со­вет­ской шко­ле, на­вер­ное, пом­нят, как мно­го учи­те­ля рас­ска­зы­ва­ли о «но­вых лю­дях». Об­раз но­во­го че­ло­ве­ка и спо­ры о нём бы­ли неотъ­ем­ле­мой ча­стью ли­те­ра­ту­ры и об­ще­ствен­ной жиз­ни. Это ста­рая при­ме­та рус­ской жиз­ни: ес­ли нель­зя го­во­рить о ре­фор­мах, то да­вай­те спо­рить о Ба­за­ро­ве. Нель­зя при­зы­вать к свер­же­нию ре­жи­ма, но мож­но, как Мак­сим Горь­кий, гром­ко шу­меть: «Бу­ря! Ско­ро гря­нет бу­ря!» И вся Рос­сия при­хо­ди­ла (и при­хо­дит) от та­ко­го шу­ма в воз­буж­де­ние.

ПАР­НИ ИЗ НА­ШЕ­ГО

ГО­РО­ДА

Со­вет­ская власть с удо­воль­стви­ем про­дол­жи­ла тра­ди­цию этих бес­смыс­лен­ных спо­ров. Ед­ва при­дя в себя от Граж­дан- ской вой­ны, она при­ня­лась ле­пить об­ра­зы «но­вых лю­дей». И не толь­ко ле­пить, как Тур­ге­нев или Чернышевский, но и мас­со­во внед­рять их в но­вую жизнь. Пер­вен­ца­ми бы­ли мат­рос Же­лез­няк, во­е­вав­ший за со­вет­скую власть «в сте­пи под Хер­со­ном», и Пав­ка Кор- ча­гин с бес­при­зор­ни­ком Муста­фой, стро­ив­шие для но­вой жиз­ни но­вую до­ро­гу. Пер­вен­цы со­вет­ской про­па­ган­ды, впро­чем, ещё име­ли своё ли­цо, ха­рак­тер и в си­лу это­го оста­ви­ли за­мет­ный след в со­вет­ской куль­ту­ре.

А вот сле­дом за Кор­ча­ги­ным по стра­ни­цам по­ве­стей и ро­ма­нов по­шли бес­чис­лен­ные и сши­тые как бы по од­ной мер­ке об­ра­зы но­вых ге­ро­ев - ра­бо­чие, шах­тё­ры, ста­ле­ва­ры, пе­ре­до­вые до­яр­ки, уда­лые трак­то­ри­сты, решительные пред­се­да­те­ли кол­хо­зов, сме­лые по­ко­ри­те­ли Арк­ти­ки, а позд­нее - по­ко­ри­те­ли це­ли­ны, кос­мо­са, «фи­зи­ки и ли­ри­ки». Осо­бен­но­стью этих «но­вых лю­дей» бы­ло по­чти то­таль­ное ни­ве­ли­ро­ва­ние лич­но­сти. Ка­кой там Пе­чо­рин, Оне­гин, Ба­за­ров или Ка­ра­ма­зов! Но­вые ге­рои смот­ре­лись «пар­ня­ми из на­ше­го го­ро­да», все бы­ли на од­но со­вет­ское ли­цо. Впро­чем, что­бы чи­та­те­лям и зри­те­лям бы­ло не очень скуч­но от их на­вяз­чи­во­го тру­до­во­го ге­ро­из­ма, му­ску­ли­стых пар­ней и дев­чат обиль­но раз­бав­ля­ли ве­сель­ча­ка­ми и ба­ла­гу­ра­ми - де­да­ми Щу­ка­ря­ми, гар­мо­ни­ста­ми с ду­шой на­рас­паш­ку, сол­да­та­ми-ве­сель­ча­ка­ми на­по­до­бие Ива­на Бров­ки­на.

Но из­ред­ка слу­ча­лись и сбои. Как, на­при­мер, у Бул­га­ко­ва в «Со­ба­чьем серд­це», ко­то­рое, впро­чем, сра­зу же и за­пре­ти­ли. И не­слу­чай­но. Ведь за об­ра­за­ми Ша­ри­ко­ва и Швон­де­ра яв­ствен­но про­смат­ри­ва­лись со­мни­тель­ные ито­ги кам­па­нии по кло­ни­ро­ва­нию со­вет­ско­го че­ло­ве­ка. Пом­ни­те сло­ва Дм. Ка­ра­ма­зо­ва из ро­ма­на Ф. До­сто­ев­ско­го - «ши­рок рус­ский че­ло­век, я бы сузил»? Так вот: со­вет­ская власть на про­тя­же­нии все­го сво­е­го су­ще­ство­ва­ния пы­та­лась не про­сто упро­стить и «сузить» рус­ско­го че­ло­ве­ка, она стре­ми­лась при­спо­со­бить че­ло­ве­ка для сво­ей по­тре­бы. Вот и по­лу­чи­лось, как в пе­сен­ке Ша­ри­ко­ва из фильма «Со­ба­чье серд­це»:

НО­ВАЯ НА­КО­ВАЛЬ­НЯ

В по­след­нее вре­мя в куль­тур­ной и в осо­бен­но­сти в ин­фор­ма­ци­он­ной по­ли­ти­ке сно­ва про­смат­ри­ва­ет­ся стрем­ле­ние «сузить» че­ло­ве­ка до по­тре­бы «те­ку­ще­го мо­мен­та». Се­го­дня та­кой по­тре­бой объ­яв­лен осо­бый рус­ский путь с упо­ром на пат­ри­о­тизм и от­тор­же­ние ев­ро­пей­ских ценностей.

Но власть столк­ну­лась с се­рьёз­ны­ми труд­но­стя­ми. Нет яс­но­сти, из ко­го ле­пить пат­ри­о­та. Ко­че­га­ры, плот­ни­ки, пол­но­гру­дые до­яр­ки, куд­ря­вые ком­бай­нё­ры и мон­таж­ни­ки-вы­сот­ни­ки ед­ва ли вдох­но­вят ны­неш­нюю мо­ло­дёжь. Де­лать же ге­ро­ев по спис­кам «са­мых бо­га­тых, успеш­ных и вли­я­тель­ных», ко­то­рые вре­мя от вре­ме­ни пуб­ли­ку­ют га­зе­ты, то­же опас­но. Се­го­дня ты в по­чёт­ном спис­ке, хо­дишь в бан­ки­рах, де­пу­та­тах, се­на­то­рах, ру­лишь мощ­ной кор­по­ра­ци­ей или воз­глав­ля­ешь ми­ни­стер­ство, а зав­тра, гля­дишь, объ­яв­лен в ро­зыск, за­гре­мел в ку­туз­ку, сбе­жал за гра­ни­цу или, ху­же то­го, рас­про­щал­ся с жиз­нью, как Бе­ре­зов­ский.

Есть и дру­гие труд­но­сти. Ес­ли во вре­ме­на Ста­ли­на, Жда­но­ва, Бе­рия или Сусло­ва по­то­ки люб­ви к вла­сти и во­ждям мож­но бы­ло внед­рять и под­дер­жи­вать по­сред­ством то­таль­ной про­мыв­ки моз­гов, стра­ха, все­об­ще­го до­но­си­тельст воз­мож­но­сти­ва и цен­зу­ры,для фор­ма­ти­ро­то се­го­дня ва­ния «но­вых мо­ло­то­бой­цев» весьм­де­ло, а огда огра­ни­чен­ны. фак­ти­че­ски Од­но весь со­вет­ский на­род был объ­яв­лен «невы­езд­ным» и ему под при­кры­ти­ем «же­лез­но­го за­на­ве­са» бы­ло лег­ко рас­ска­зы­вать бай­ки о «за­гни­ва­ю­щем За­па­де». Дру­гое де­ло, ко­гда лю­ди по­лу­чи­ли ши­ро­кий до­ступ к ин­фор­ма­ции. И да­же та сла­бая при­вив­ка сво­бо­ды, ко­то­рая бы­ла по­лу­че­на рос­си­я­на­ми, та­ко­ва, что взять лю­дей на ис­пуг не так-то про­сто.

К то­му же па­мять о нега­тив­ных по­след­стви­ях по­ли­ти­че­ских, цен­зур­ных и пра­во­вых огра­ни­че­ний силь­на не толь­ко в сре­де ин­тел­ли­ген­ции, но и во вла­сти. В том чис­ле и сре­ди выс­шей эли­ты. Ни­кто не хо­чет по­вто­ре­ния мрач­ных стра­ниц со­вет­ской ис­то­рии.

Да, в по­след­нее вре­мя ста­ли по­яв­лять­ся «но­вые ис­пу­ган­ные», но­вые Молчалины. И сно­ва при­хо­дят на па­мять сло­ва из неко­гда зна­ме­ни­той пес­ни А. Га­ли­ча:

Но и у но­вых мол­чу­нов бла­го­да­ря ши­ро­ко­му рас­про­стра­не­нию со­ци­аль­ных се­тей есть сред­ства для вы­ска­зы­ва­ния мне­ний. Не счи­тать­ся с этим уже невоз­мож­но.

«Ко­гда у на­ше­го

на­ро­да Есть вод­ка, хлеб

и кол­ба­са, Пле­вать хо­тел он

на сво­бо­ду И на шен­ген­ские ле­са». «Эх, яблочко, да с го­лу­би­кою, Под­хо­ди, бур­жуй, гла­зик

вы­ко­лю. Гла­зик вы­ко­лю - дру­гой

оста­нет­ся, Чтоб ви­дал, гов­но, ко­му

кла­нять­ся».

Фото Ва­ле­рия ХРИСТОФОРОВА

ФОТОФАКТ В про­шлую пят­ни­цу му­суль­мане от­празд­но­ва­ли Ура­за-бай­рам. В Москве, по дан­ным МВД, уча­стие в празд­ни­ке при­ня­ли 160 тыс. ве­ру­ю­щих. Во­круг мос­ков­ской со­бор­ной ме­че­ти, как обыч­но, при­шлось пе­ре­кры­вать ули­цы.

Кол­лаж Ан­дрея ДОРОФЕЕВА

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.