ПО­Э­ЗИЯ В КИ­НО!

AiF Peterburg (St. Petersburg) - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - Еле­на ПЕТРОВА

НА НЕ­ДАВ­НО ЗА­КОН­ЧИВ­ШЕМ­СЯ МОС­КОВ­СКОМ МЕЖ­ДУ­НА­РОД­НОМ КИ­НО­ФЕ­СТИ­ВА­ЛЕ ОДИН ИЗ ГЛАВ­НЫХ ПРИ­ЗОВ - «СЕ­РЕБ­РЯ­НЫЙ ГЕОР­ГИЙ» ПО­ЛУ­ЧИ­ЛА КАР­ТИ­НА ПЕ­ТЕР­БУРГ­СКО­ГО РЕ­ЖИС­СЁ­РА ИРИ­НЫ ЕВ­ТЕ­Е­ВОЙ «АРВЕН­ТУР».

ПРЕ­КРАС­НЫЙ СОН

- Ири­на, ва­шу кар­ти­ну на­гра­ди­ли «За осо­бую по­э­зию в ки­но». Вы ра­бо­та­е­те в уни­каль­ной, ва­ми же изоб­ре­тён­ной тех­ни­ке: сна­ча­ла сни­ма­е­те фильм с ак­тё­ра­ми, а по­том кол­ду­е­те над каж­дым кад­ром, до­бав­ляя цвет и свет. При этом на ра­бо­ту ухо­дят го­ды. Как же вы изоб­ре­ли свой «по­э­ти­че­ский» ме­тод?

- Бо­лее 20 лет на­зад мне при­сни­лась пре­крас­ная кар­ти­на: бе­ре­га мо­ря с ку­ста­ми ши­пов­ни­ка и та­бу­ном ло­ша­дей… Я ви­де­ла маз­ки и дви­же­ние! Это бы­ла жи­вая жи­во­пись! За­хо­те­лось са­мой по­пасть в этот мир и сде­лать та­кое изоб­ра­же­ние на экране. Как? Аб­со­лют­но не пред­став­ля­ла. Но в це­хе ком­би­ни­ро­ван­ных съё­мок мне по­па­лась спи­сан­ная ап­па­ра­ту­ра, из ко­то­рой и со­ста­ви­ла тех­но­ло­ги­че­скую це­поч­ку. Ни­кто не учил, весь мой путь - на­би­ва­ние ши­шек, но это поз­во­ля­ет луч­ше по­нять то, что ты де­ла­ешь. Рань­ше на пол­но­мет­раж­ную кар­ти­ну у ме­ня ухо­ди­ло до пя­ти лет, са­мой боль­шой ра­бо­той был 52-ми­нут­ный «Петербург». Сей­час, хоть по-преж­не­му вруч­ную ри­сую на стек­ле, фик­си­рую на фо­то­ап­па­ра­те, но со­би­раю изоб­ра­же­ние на ком­пью­те­ре, что уско­ря­ет про­цесс. «Арвен­тур» уда­лось сде­лать за три го­да. Это пер­вая моя пол­но­мет­раж­ная лен­та, со­сто­я­щая из двух ча­стей - «Фан­дан­го» по рас­ска­зу Алек­сандра Гри­на и «Тай­на мор­ско­го пей­за­жа» по даос­ской прит­че. Кар­ти­на идёт 80 ми­нут.

- Гри­на мы зна­ем раз­ве что по «Алым па­ру­сам», его рас­ска­зы сей­час ма­ло­из­вест­ны. По­че­му вы к ним об­ра­ти­лись?

- Гри­на я люб­лю с юно­сти, и пер­вая моя кар­ти­на, сде­лан­ная в све­тя­щей­ся тех­ни­ке, - «Кры­со­лов» со­зда­на по его рас­ска­зу. Мне нра­вят­ся пи­тер­ские но­вел­лы Гри­на, где и фан­тас­ма­го­рия, и хо­лод, и го­лод, а с дру­гой сто­ро­ны - чу­де­са, ко­то­рые мо­жет уви­деть че­ло­век с от­кры­тым серд­цем. Со вре­ме­ни «Крысолова» про­шло по­чти 25 лет, мне хо­те­лось ко­гда-ни­будь сде­лать Гри­на ещё.

А в филь­ме под стать пер­вой по­до­шла вто­рая ис­то­рия, ки­тай­ская - о ху­дож­ни­ке и им­пе­ра­то­ре. Им­пе­ра­тор, вос­пи­тан­ный на кар­ти­нах ма­сте­ра, об­ви­нил его в том, что в ре­аль­но­сти им­пе­рия не так пре­крас­на, как на по­лот­нах, и он не вла­де­ет всем су­щим. По­то­му им­пе­ра­тор ре­шил осле­пить ма­сте­ра и от­ру­бить ему ру­ки, что­бы и ху­дож­ник не мог по­пасть в своё гар­мо­нич­ное цар­ство. Но перед тем как со­вер­шить­ся каз­ни, ма­стер дол­жен до­пи­сать по­след­нюю кар­ти­ну с изоб­ра­же­ни­ем мо­ря. Ху­дож­ник ока­зы­ва­ет­ся внут­ри на­ри­со­ван­но­го им пей­за­жа и уплы­ва­ет со сво­им уче­ни­ком в пле­ни­тель­ную даль, мож­но ска­зать, что в «Арвен­тур». Ведь в рас­ска­зе Гри­на это за­га­доч­ное сло­во слы­шит­ся ге­рою в тот мо­мент, ко­гда «от­цве­та­ет серд­це», а се­рые буд­ни ста­но­вят­ся нестер­пи­мы­ми. Жизнь пло­ха, а он ве­рит, что есть та­кая пре­крас­ная стра­на - «Арвен­тур». Кста­ти, Грин на­пи­сал «Алые па­ру­са», ко­гда был в око­пах Пер­вой ми­ро­вой вой­ны.

- Сво­и­ми филь­ма­ми вы, как и ва­ши ге­рои, укра­ша­е­те мир?

- Я не укра­шаю мир, я его та­ким ви­жу, по­знаю и пре­об­ра­жаю как ху­дож­ник. Это чув­ство - по­зна­ние ми­ра с точ­ки зре­ния кра­со­ты и сча­стья - на­до бе­речь в себе каж­до­му че­ло­ве­ку, а не ждать, ко­гда те­бе кто-то что-то даст.

СВЕТ­ЛЫЕ ЭНЕР­ГИИ

- На вру­че­нии вам «Се­реб­ря­но­го Геор­гия» воз­глав­ля­ю­щий жю­ри фран­цуз­ский ре­жис­сёр Жан-Жак Ан­но ска­зал, что ваш фильм - един­ствен­ный, по ко­то­ро­му у чле­нов жю­ри не воз­ник­ло спо­ров. А вы са­ми, на­вер­ное, и не пред­по­ла­га­ли, что кар­ти­ну от­ме­тят?

- На­деж­ды бы­ли, и мне при­ят­но, что фильм от­ме­ти­ли. По­че­му-то нас вы­бра­ло да­же жю­ри «НЕТПАК» - ор­га­ни­за­ции, под­дер­жи­ва­ю­щей ази­ат­ское ки­но в ми­ре. Пред­се­да­тель жю­ри влю­бил­ся в «Арвен­тур», и те­перь кар­ти­на при­гла­ше­на на ази­ат­ские фе­сти­ва­ли.

И член жю­ри сце­на­рист Фред Брай­нер­сдор­фер пред­ло­жил де­лать с ним ки­но, за­ду­мал сни­мать Каф­ку. Но мне, от­кро­вен­но го­во­ря, сей­час хо­чет­ся уй­ти в бо­лее свет­лые энер­гии.

- Вы - ре­жис­сёр с ми­ро­вым име­нем, сре­ди мно­го­чис­лен­ных на­град - «Се­реб­ря­ный лев» Ве­не­ци­ан­ско­го фе­сти­ва­ля. А в России вас зна­ют мень­ше. На­вер­ное, ра­бо­тай вы в Москве, по­пу­ляр­ность бы­ла бы боль­ше?

- Да раз­ве в этом де­ло, хо­тя быть из­вест­ной, ко­неч­но, при­ят­но. Но как раз в Москве ме­ня зна­ют боль­ше, чем в Пе­тер­бур­ге. Ну а здесь един­ствен­ное, че­го бы хо­те­лось, - что­бы филь­мы да­ва­ли де­лать и даль­ше.

- А ко­гда мы уви­дим «Арвен­тур»?

- Осе­нью сде­ла­ем пре­мье­ру. На­счёт про­ка­та - не знаю, но «Се­реб­ря­ный Геор­гий» это хо­ро­шо: на­ми за­ин­те­ре­со­ва­лась ком­па­ния, ко­то­рая ра­бо­та­ет с ав­тор­ски­ми филь­ма­ми. Мно­го бу­дет по­ез­док на фе­сти­ва­ли и по стране, и по ми­ру. Мо­жет, ко­гда-то и по телевизору кар­ти­ну по­ка­жут, хо­тя это не луч­ший ва­ри­ант, по­то­му что та­кое ки­но на­до смот­реть на боль­шом экране.

Я НЕ УКРА­ШАЮ МИР, Я ЕГО ТА­КИМ ВИ­ЖУ.

Каж­дый кадр в филь­мах Ев­те­е­вой - под­лин­ное жи­во­пис­ное по­лот­но.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.