НАС «ЗА­КА­ТЫ­ВА­ЮТ» - МЫ ПОД­НИ­МА­ЕМ­СЯ

AiF Peterburg (St. Petersburg) - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - Еле­на ДАНИЛЕВИЧ

- МЫ СА­МИ СЕБЯ НЕДО­ОЦЕ­НИ­ВА­ЕМ, БО­ЛЕЕ ТО­ГО - БЕС­ПРЕ­РЫВ­НО ПО­ЛИ­ВА­ЕМ ГРЯ­ЗЬЮ. В ТО ЖЕ ВРЕ­МЯ У НАС УДИ­ВИ­ТЕЛЬ­НО ВЕ­ЛИ­КО­ДУШ­НЫЙ, АБ­СО­ЛЮТ­НО НЕ ВО­ИН­СТВЕН­НЫЙ НА­РОД, - СЧИ­ТА­ЕТ ПЕ­ВИ­ЦА. 24 ИЮЛЯ В ПЕ­ТЕР­БУР­ГЕ СО­СТО­ИТ­СЯ ЕЁ БОЛЬ­ШОЙ СОЛЬ­НЫЙ КОН­ЦЕРТ.

КАР­ТИ­НЫ И СА­ПО­ГИ

- На на­шей эст­ра­де вы од­на из са­мых эмо­ци­о­наль­ных. Во вре­мя вы­ступ­ле­ния мо­же­те за­пла­кать, опу­стить­ся на ко­ле­ни. От­ку­да столь­ко ис­крен­но­сти в «попсе»?

- Попади я в шоу-биз­нес в 20 лет, мо­жет быть, он пе­ре­де­лал бы ме­ня под себя. Но я при­шла на сце­ну уже в 33 и оста­лась та­кой, как есть. И се­го­дня у ме­ня нет ни вре­ме­ни, ни необ­хо­ди­мо­сти при­ду­мы­вать себе имидж, быть на кон­цер­те од­ной, а за ку­ли­са­ми - дру­гой. О себе то­же пред­по­чи­таю го­во­рить пря­мо и от­кры­то. Пи­са­ли, что в ме­ня вкла­ды­ва­ли день­ги ка­зах­ские мил­ли­о­не­ры, что я став­лен­ни­ца цы­ган­ской ма­фии. Вра­ньё. Мил­ли­о­нов не бы­ло. Бы­ло дру­гое: Иван Мат­ви­ен­ко, мой про­дю­сер (и граж­дан­ский муж пе­ви­цы на про­тя­же­нии 16 лет, цы­ган. - Ред.), про­дал иму­ще­ство, что­бы со­здать му­зы­каль­ный кол­лек­тив. Всё, что мог­ли, мы вло­жи­ли в один кон­церт, вто­рой, тре­тий… Лю­ди при­шли, я спе­ла, за­тем со­сто­я­лось па­мят­ное для ме­ня вы­ступ­ле­ние в БКЗ «Ок­тябрь­ский» и ещё 15 соль­ных ан­шла­гов. И ес­ли у ме­ня и есть по­пу­ляр­ность, то её опре­де­ля­ет толь­ко любовь на­ро­да. Это са­мое глав­ное.

- Но сим­па­тия зри­те­лей непло­хо кон­вер­ти­ру­ет­ся. Се­го­дня вы вхо­ди­те в спи­сок са­мых успеш­ных рос­сий­ских ис­пол­ни­те­лей, со­став­лен­ный Forbes…

- Эта ком­па­ния уже при­но­си­ла мне из­ви­не­ния за непро­ве­рен­ные све­де­ния, ведь ре­аль­но мои до­хо­ды на­мно­го мень­ше. Сей­час же всё про­зрач­но! Я ис­прав­но пла­чу на­ло­ги, зар­пла­ту сво­е­му кол­лек­ти­ву, где тру­дит­ся 25 че­ло­век. Ещё по­ло­ви­на по­ла­га­ет­ся мо­е­му про­дю­се­ру. Ес­ли всё по­счи­тать, ста­но­вит­ся по­нят­но, по­че­му при та­ком ко­ли­че­стве ан­шла­гов у ме­ня дом не до­стро­ен, нет недви­жи­мо­сти за гра­ни­цей, пре­стиж­ных ав­то, как у мно­гих кол­лег по це­ху. Сы­на я то­же ро­жа­ла в 16-м род­до­ме в Куп­чине в обыч­ной па­ла­те. Един­ствен­ная страсть - кар­ти­ны. Ко­неч­но, Ван Го­га поз­во­лить себе не мо­гу, но на по­лот­на тра­чу нема­лые сум­мы. С но­вы­ми сапогами по­вре­ме­ню, а кар­ти­ну при­об­ре­ту. По­том, прав­да, и са­по­ги куплю. Не при­бед­ня­юсь, но и в рос­ко­ши не ку­па­юсь, на­звать ме­ня мил­ли­о­нер­шей нель­зя. И сы­ну, ко­гда он спит, как мантру, по­вто­ряю: «Не на­до бо­гат­ства, вы­рас­ти про­сто хо­ро­шим че­ло­ве­ком».

- В Се­ти гу­ля­ют фо­то­гра­фии, где вы от­ды­ха­е­те - са­жа­е­те ого­род, ко­па­е­те кар­тош­ку, на­во­ди­те по­ря­док в квар­ти­ре. Ори­ги­наль­ный от­дых…

- Го­во­рю аб­со­лют­но ис­кренне: люб­лю «бы­то­ву­ху». Мне нра­вит­ся сти­рать, уби­рать, мыть, са­жать ого- род. У ме­ня на да­че че­ты­ре пар­ни­ка, и я с удо­воль­стви­ем вы­ка­пы­ваю свою кар­то­шеч­ку. Я во­об­ще при­вык­ла на­хо­дить­ся в по­сто­ян­ном дви­же­нии - ес­ли не пою, го­тов­лю суп или гла­жу. Ме­ня спра­ши­ва­ют: «Ты что, та­кая жад­ная?» «Нет, я та­кая тру­до­лю­би­вая!» Се­го­дня и в Пе­тер­бур­ге, и в России мно­го ра­бо­ты, есть ре­аль­ная воз­мож­ность ма­те­ри­аль­но обес­пе­чить себя и се­мью. И ме­ня удив­ля­ют лю­ди, ко­то­рые не хо­тят ше­ве­лить­ся. Не же­ла­ют вка­лы­вать по 8 ча­сов в день и счи­та­ют, что им все всё долж­ны. Ко­неч­но, сво­бод­ное вре­мя - это пре­крас­но. Я са­ма то­же пе­ри­о­ди­че­ски хо­чу сесть на ях­ту и ука­тить в тёп­лые края. Но у ме­ня нет ни вре­ме­ни, ни ях­ты. А ко­гда кто-то при­гла­ша­ет - как пра­ви­ло, в эти дни кон­церт.

ЛЮ­ДИ «С ДУШКОМ»

- Вам зна­ко­мы богатство и бед­ность - жи­тьё впро­го­лодь, съём­ные ком­на­ты. Как ду­ма­е­те, по­че­му у нас в це­лом так пло­хо от­но­сят­ся к лю­дям со­сто­я­тель­ным, да­же ес­ли ка­пи­та­лы нажиты тру­дом?

- Оли­гарх, биз­нес­мен - для нас эти сло­ва все­гда бы­ли «с душком». Мол, ес­ли бо­га­тый, то пло­хой, нечестный. Но бы­ва­ют лю­ди бед­ные, а сквер­ные, с гни­лой ду­шон­кой. Во­об­ще для ме­ня сек­су­аль­ная ори­ен­та­ция че­ло­ве­ка, скром­ный до­ста­ток или на­ли­чие ту­го­го ко­шель­ка не име­ют ни­ка­ко­го зна­че­ния. У ме­ня есть дру­зья, ко­то­рые от­но­сят­ся к сек­су­аль­ным мень­шин­ствам, я их очень люб­лю и в оби­ду не дам. А есть та­кие га­ды-на­ту­ра­лы, что с ни­ми за один стол не ся­ду. Пусть у них мил­ли- оны, но са­ми они дрянь - ко­пей­ки не сто­ят. Ино­гда та­кой во­ро­ти­ла при­гла­ша­ет за хо­ро­шие день­ги вы­сту­пить на кор­по­ра­ти­ве - все­гда от­ка­зы­ва­юсь, го­во­рю, что очень за­ня­та.

- Вы не раз за­яв­ля­ли, что за­од­но с на­ро­дом, од­на­ко от­кры­то дру­жи­те с вла­стью. Под­дер­жа­ли Ва­лен­ти­ну Мат­ви­ен­ко, ко­гда она шла в Со­вет Фе­де­ра­ции, сня­лись в ро­ли­ке «По­че­му я го­ло­сую за Пу­ти­на».

- Да, мне близ­ки по ду­ху и по­ступ­кам ми­нистр обо­ро­ны Сер­гей Шой­гу, гу­бер­на­тор Ке­ме­ров­ской об­ла­сти Аман Ту­ле­ев. Ес­ли они по­зво­нят и ска­жут, что на­до вы­сту­пить, - при­еду без во­про­сов, по­то­му что ува­жаю этих лю­дей. Сей­час по­яви­лась ка­кая-то тенденция ру­гать Пу­ти­на. А я - за Пу­ти­на и гор­жусь, что у ме­ня та­кой пре­зи­дент. Ко­неч­но, мне не нра­вят­ся санк­ции, вой­на на Укра­ине, и я ис­кренне же­лаю, что­бы там по­ско­рее на­сту­пил мир. Лю­бая вой­на это боль­но и страш­но, и я не хо­чу, что­бы лю­ди шли с ору­жи­ем друг на дру­га, осо­бен­но - бра­тья. В мо­ей се­мье хо­ро­шо зна­ют це­ну бо­ёв и по­терь. Дед по ма­те­рин­ской ли­нии Василий Се­мё­но­вич Жу­ра­вель ко­ман­до­вал под­вод­ны­ми лод­ка­ми на Се­вер­ном фло­те. Ба­буш­ка и де­душ­ка по ли­нии от­ца - пе­ре­жи­ли бло­ка­ду. Дед был зе­нит­чи­ком, сра­жал­ся под Ора­ниен­ба­у­мом, ба­буш­ка спа­са­ла ра­не­ных в бло­кад­ном гос­пи­та­ле. По­это­му па­мять и тра­ди­ция для ме­ня не пу­стой звук.

- Вы так­же не раз го­во­ри­ли, что для вас не пу­стой звук вза­и­мо­по­ни­ма­ние в се­мье. Вы иг­ра­е­те в спек­так­ле «Сво­бод­ная па­ра», а как от­но­си­тесь к ны­неш­ней свободе от­но­ше­ний?

- Счи­таю, что сей­час ин­сти­тут се­мьи на­мно­го креп­че и до­ро­жат от­но­ше­ни­я­ми боль­ше. Рань­ше дер­жа­ли про­пис­ка, квар­ти­ра. В 19701980-е в окру­же­нии мо­их ро­ди­те­лей их зна­ко­мые, дру­зья раз­во­ди­лись и же­ни­лись по два-три ра­за. Се­го­дня - нет. Жен­щи­ны лишь бы с кем в загс не бе­гут, ждут чувств. Ма­те­ри­аль­ная сто­ро­на мно­го зна­чит, но всё боль­ше лю­дей по­ни­ма­ют: та­ун­ха­у­са­ми и счё­том в бан­ке любовь не удер­жать, по­это­му на­де­ют­ся встре­тить сво­е­го суже­но­го. У ме­ня са­мой вто­рой брак, и я про­шу выс­шие си­лы толь­ко од­но­го - ни­че­го не ме­нять.

ВЫ­ИГ­РА­ЛА 75 СУ­ДОВ

- Имя Ва­ен­га ча­сто ас­со­ци­и­ру­ет­ся со скан­да­ла­ми. Че­го сто­ит од­но пись­мо с тре­бо­ва­ни­ем на­ка­зать «Пу­си Райт», на­пи­сан­ное с ошиб­ка­ми. За­чем та­кая сла­ва?

- Это бы­ла моя эмо­ци­о­наль­ная ре­ак­ция на то, что про­ис­хо­ди­ло в хра­ме. Про­шло уже три го­да, но ес­ли всё вер­нуть, ошиб­ки я, ко­неч­но же, ис­пра­ви­ла бы, но на­пи­са­ла то же са­мое. Не на­до по­пи­рать се­мью, ве­ру, ро­ди­те­лей - это свя­тое. Как бы­ла при сво­ём мне­нии, так и оста­юсь. Я то­гда на­жи­ла себе мно­го вра­гов, да­же по­лу­чи­ла клич­ку. Но ме­ня это не вол­ну­ет. По­сту­пи­ла, как под­ска­зы­ва­ла со­весть. И дру­гим сво­им обид­чи­кам, в том чис­ле «жёл­той прес­се», со­чи­ня­ю­щей небы­ли­цы, спус­ка не даю. Вы­иг­ра­ла уже 75 су­дов!

- Вы не раз за­яв­ля­ли, что мы - на­род осо­бый, что у нас свой путь. Но обыч­но так го­во­рят, ко­гда хо­тят за­мас­ки­ро­вать ошиб­ки. Мол, ни­че­го не по­лу­ча­ет­ся, за­то мы идём дру­гой до­ро­гой…

- Наш на­род дей­стви­тель­но уни­каль­ный, ведь в России пе­ре­ме­ша­но столь­ко на­ци­о­наль­но­стей. В мо­ей се­мье, на­при­мер, де­душ­ка - из За­пад­ной Укра­и­ны, ба­буш­ка ро­ди­лась в Се­вер­ной Осе­тии и про­пи­та­на Кав­каз­ским мен­та­ли­те­том. Ей 90, но она по-преж­не­му гор­дая и неза­ви­си­мая. На днях спра­ши­ваю у неё по те­ле­фо­ну: «Чем за­ни­ма­ешь­ся?» - «Стираю». - «Но у те­бя же есть по­мощ­ни­ца». - «Хо­чу са­ма». У ме­ня сын Ва­неч­ка, свет­лень­кий маль­чик, а ведь в нём по­ло­ви­на та­тар­ской кро­ви. Та­кое раз­но­об­ра­зие - огром­ное богатство, да­ю­щее на­ции неис­чер­па­е­мые воз­мож­но­сти.

Но бе­да в том, что мы са­ми себя недо­оце­ни­ва­ем, бо­лее то­го - бес­пре­рыв­но по­ли­ва­ем гря­зью. Лишь мы так мо­жем ха­ять свою ис­то­рию, ре­ли­гию, от­вер­гать про­шлое. В то же вре­мя у нас уди­ви­тель­но ве­ли­ко­душ­ный, ве­ли­че­ствен­ный, аб­со­лют­но не во­ин­ствен­ный на­род. Толь­ко рус­ский мо­жет проснуть­ся и пе­ре­вер­нуть весь мир, при­чём с улыб­кой на ли­це. И ко­гда начинают го­во­рить, что в России и там, и там пло­хо, обыч­но недоб­ро­же­ла­те­лям от­ве­чаю: «Вам бы 1917 год, а за­тем 1941-й! Ма­ло кто мо­жет пе­ре­не­сти та­кие по­тря­се­ния, а мы умуд­ри­лись воз­ро­дить стра­ну и мно­го­го до­стичь. Ис­то­рия нас кат­ком рас­ка­ты­ва­ет, а мы под­ни­ма­ем­ся». Сей­час во­об­ще вре­мя кру­тое. Мне бы хо­те­лось до­жить и по­смот­реть, что про­изой­дёт лет че­рез 50. Но что бы ни слу­чи­лось, Рос­сия бу­дет на коне.

ПРИ­ШЛА НА СЦЕ­НУ В 33 И ОСТА­ЛАСЬ ТА­КОЙ, КА­КАЯ ЕСТЬ.

Люб­лю «бы­то­ву­ху»: сти­рать, уби­рать, мыть, са­жать ого­род.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.