РИ­ГО­ЛЕТ­ТО ИЗ СЕКС-ШО­ПА

AiF Peterburg (St. Petersburg) - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - Оль­га ШАБЛИНСКАЯ

ЗНА­МЕ­НИ­ТЫЙ БА­РИ­ТОН БОЛЬ­ШО­ГО ТЕ­АТ­РА, НА­РОД­НЫЙ АР­ТИСТ РОССИИ ПО­ДЕ­ЛИЛ­СЯ С «АИФ» НА­БО­ЛЕВ­ШИМ.

ОСТ­РЫЙ РАЗ­ГО­ВОР

А СУДЬИ КТО?!

- Два го­да на­зад вы с ра­до­стью го­во­ри­ли «АиФ»: на­ко­нец-то в Боль­шой при­шёл но­вый ди­рек­тор, ко­то­рый обе­ща­ет за­дей­ство­вать толь­ко сво­их пев­цов...

- Да, я дей­стви­тель­но при­вет­ство­вал на­зна­че­ние но­во­го ге­не­раль­но­го, мы все в те­ат­ре очень на­де­я­лись на пе­ре­ме­ны к луч­ше­му, на воз­рож­де­ние тра­ди­ций, на воз­вра­ще­ние вы­да­ю­щих­ся спек­так­лей, и по­ка ещё про­дол­жа­ем на­де­ять­ся… По­то­му что, к со­жа­ле­нию, всё, что бы­ло с ре- пер­ту­а­ром и под­бо­ром со­ста­вов ис­пол­ни­те­лей при ста­ром ру­ко­вод­стве, про­дол­жа­ет­ся и сей­час. Как при­гла­ша­ли ис­пол­ни­те­лей со сто­ро­ны, так и при­гла­ша­ют. Это неспра­вед­ли­во по от­но­ше­нию к пев­цам Боль­шо­го те­ат­ра. На­стро­е­ние у мно­гих ар­ти­стов по­дав­лен­ное. Вы пред­ставь­те на ми­ну­ту: со­лист, ко­то­рый из се- бя что-то пред­став­ля­ет и по­лон сил петь, не мо­жет сам себя за­щи­тить. Это ка­та­стро­фа. А ведь мы го­во­рим о звёз­дах ми­ро­вой опе­ры. Еле­на Зе­лен­ская, Ма­рия Гав­ри­ло­ва - бле­стя­щие со­пра­но. Мень­ше стал петь пре­крас­ный бас Ми­ха­ил Ка­за­ков. От­пра­ви­ли на пен­сию од­но­го из луч­ших те­но­ров в ми­ре Ви­та­лия Та­ра­щен­ко, ко­то­ро­му 15 лет до это­го не да­ва­ли ра­бо­тать... При­ме­ров мно­го.

- Но ген­ди­рек­тор Вла­ди­мир Урин го­во­рит: «Се­го­дня лю­бой ма­ло-маль­ски та­лант­ли­вый го­лос на­рас­хват в ми­ре».

- А по­че­му мы долж­ны ис­кать ра­бо­ту на сто­роне? Боль­шой те­атр - это луч­шая сце­на ми­ра, это наш дом, и боль­шин­ство ар­ти­стов, ко­то­рых я вам на­звал, успе­ли по­ра­бо­тать, и очень успеш­но, и в Ла Ска­ла, и в Вен­ской опе­ре, и в Мет­ро­по­ли­тен опе­ра… Я и сам во­об­ще-то мно­го ра­бо­тал в круп­ней­ших те­ат­рах ми­ра. Пел с ве­ли­ким те­но­ром Вла­ди­ми­ром Ат­лан­то­вым в «Пи­ко­вой да­ме» в Ла Ска­ла в Ми­лане и опер­ном те­ат­ре Сан-Франциско. С Еле- ной Об­раз­цо­вой мы ис­пол­ня­ли глав­ные пар­тии в «Тру­ба­ду­ре» в Ис­па­нии. Так­же я ра­бо­тал в Шта­ат­со­пер в Вене, в Шот­ланд­ской ко­ро­лев­ской опе­ре, в Гам­бур­ге и др. На сцене Боль­шо­го мне по­счаст­ли­ви­лось петь с мо­им лю­би­мым пе­да­го­гом и ве­ли­ким пев­цом Зу­ра­бом Сот­ки­ла­вой. А так­же с Ев­ге­ни­ем Нестеренко, Ма­к­ва­лой Ка­сра­шви­ли, Та­ма­рой Си­няв­ской, Вла­ди­ми­ром Ма­то­ри­ным... Их уров­ню я по­че­му-то со­от­вет­ство­вал! Я ви­дел ра­бо­ту гениев По­кров­ско­го, Рож­де­ствен­ско­го, Свет­ла­но­ва, Ла­за­ре­ва... Од­ним сло­вом, 15 лет ра­бо­тал в ве­ли­ком Боль­шом те­ат­ре. А по­том при­шли лю­ди, несо­из­ме­ри­мые по уров­ню да­ро­ва­ния с эти­ми ти­та­на­ми, но ко­то­рым бы­ло да­но пра­во и власть вер­шить на­ши судь­бы…

«ГО­ЛАЯ» ОПЕ­РА

- А вот по по­во­ду «ва­ря­гов» Урин ска­зал «АиФ»: «Лю­бое на­зна­че­ние на пар­тию про­дик­то­ва­но не про­цент­ным со­от­но­ше­ни­ем меж­ду рус­ски­ми и ино­стран­ны­ми пев­ца­ми, а ху­до­же­ствен­ной необ­хо­ди­мо­стью».

- «Ху­до­же­ствен­ная необ­хо­ди­мость» - это очень субъ­ек­тив­ный по­ка­за­тель. Каж­дый слы­шит, как хо­чет услы­шать. Хо­те­лось бы, что­бы оцен­ку на­ших го­ло­сов да­ва­ли про­фес­си­о­на­лы-пев­цы. Моё глу­бо­кое убеж­де­ние: пе­ние дол­жен пре­по­да­вать пе­вец, а фор­те­пья­но - пи­а­нист. А ко­гда лю­ди, ко­то­рые ни­ко­гда в жиз­ни не пе­ли на сцене, пре­по­да­ют во­кал и яв­ля­ют­ся ру­ко­во­ди­те­ля­ми, это для ме­ня стран­но и смеш­но. Вы­зы­ва­ет очень мно­го во­про­сов. По­че­му они в фа­во­ре? Из ка­ких та­ких со­об­ра­же­ний? Это пре­ступ­ле­ние по от­но­ше­нию к те­ат­ру. У ру­ко­вод­ства не долж­но быть аб­со­лют­ной вла­сти. Дол­жен быть худ­со­вет, как рань­ше, чле­на­ми ко­то­ро­го бу­дут пев­цы, ко­то­рые за­ре­ко­мен­до­ва­ли себя как на­сто­я­щие про­фес­си­о­на­лы опе­ры. Воз­рож­де­ние худ­со­ве­тов - един­ствен­ное спа­се­ние для Боль­шо­го те­ат­ра на се­го­дняш­ний день...

Я ска­жу ещё од­ну страш­ную вещь: из ре­пер­ту­а­ра уби­ра­ют­ся ве­ли­кие спек­так­ли. На­при­мер, «Тос­ка» ге­ния опер­ной ре­жис­су­ры Бо­ри­са По­кров­ско­го и вы­да­ю­ще­го­ся ху­дож­ни­ка Ва­ле­рия Ле­вен­та­ля. Я не по­ни­маю, как это про­изо­шло, что спек­такль уни­что­жи­ли... Ко­гда глав­ным ди­ри­жё­ром Боль­шо­го те­ат­ра был ге­ни­аль­ный ди­ри­жёр Ген­на­дий Рож­де­ствен­ский, жур­на­лист за­дал ему во­прос: «Бу­де­те ли вы ме­нять ре­пер­ту­ар? По­ра бы его об­но­вить». Ге­ний от­ве­тил: «В Боль­шом те­ат­ре есть спек­так­ли, ко­то­рые нуж­но охра­нять как му­зей­ную цен­ность, дра­го­цен­ность». Вот это я по­ни­маю - под­ход! Снят пре­крас­ный «На­бук­ко» Ми­ха­и­ла Кис­ля­ро­ва с ин­те­рес­ным ху­до­же­ствен­ным ре­ше­ни­ем. Спи­сок мож­но про­дол­жить.

Уби­рать фан­та­сти­че­ские спек­так­ли По­кров­ско­го и на их ме­сто ста­вить «са­мо­де­я­тель­ность» - это да­же не смеш­но. И чем это за­ме­ня­ет­ся?! Я схо­дил осе­нью на «Ри­го­лет­то». На­чи­на­ет­ся опе­ра, тан­цу­ют аб­со­лют­но го­лые жен­щи­ны, во­об­ще ни­че­го не при­кры­то, за­ди­ра­ют но­ги... По­том вы­хо­дит Ри­го­лет­то с на­дув­ной куклой из секс-шо­па. Раз­дви­га­ет ей но­ги и на­чи­на­ет ли­зать про­меж­ность. На сцене Боль­шо­го те­ат­ра!!! По­том пе­ре­во­ра­чи­ва­ет её и на­чи­на­ет де­лать ха­рак­тер­ные дви­же­ния. Я плю­нул и ушёл, неде­лю бо­лел. По­сле тех ве­ли­ких по­ста­но­вок, в ко­то­рых я при­ни­мал уча­стие, ви­деть по­доб­ное невоз­мож­но…

Сла­ва Бо­гу, что это­го не ви­де­ли мои пе­да­го­ги, им в страш­ном сне не мог­ло при­снить­ся, что­бы та­кое тво­ри­лось в ве­ли­ком Боль­шом те­ат­ре...

АР­ТИ­СТЫ ПО­ДАВ­ЛЕ­НЫ ТЕМ, ЧТО ПРО­ИС­ХО­ДИТ.

Фото Пресс-служ­бы Боль­шо­го те­ат­ра

«Из ре­пер­ту­а­ра Боль­шо­го те­ат­ра уби­ра­ют­ся ве­ли­кие спек­так­ли».

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.